Сделка с заинтересованностью: как защитить, если ее оспаривает участник ооо

Заказать судебное представительство в арбитражных и районных судах Заказать

Проводя анализ сделки, важно обращать внимание на то, не связано ли одно и то же лицо с двумя сторонами. Связь может быть не только с непосредственной стороной по сделке, но и с так называемым выгодоприобретателем.

Сделка с заинтересованностью: как защитить, если ее оспаривает участник ООО

Как подстраховаться от опасной сделки? Проверить все обстоятельства, которые могут повлиять на квалификацию сделки как заинтересованной, не так-то просто.

По идее, нужно проверить всех близких родственников членов органов управления обществом, крупных акционеров и их аффилированных лиц и т.д. И это при том, что порою даже просто получить учредительные документы контрагента – целая проблема.

В этом и состоит основная сложность контроля над заинтересованными сделками.

Между тем, ваша неосведомленность о явных или скрытых обстоятельствах заинтересованности в сделке, скорее всего, не убедит судей в ее действительности. В настоящее время в арбитражной практике доминирует позиция,что каждая сторона сделки несет риск несоблюдения органами контрагента требований к порядку одобрения сделки с заинтересованностью.

Так, заключение договора поручительства или договора залога с обществом в обеспечение исполнения обязательств супруга или близкого родственника генерального директора общества,имеющего с ними одинаковую фамилию, может свидетельства о неосмотрительности контрагента.

Совершение аналогичной сделки в обеспечение исполнения обязательств юридического лица (должника), в котором непосредственно владеет долями участия (акциями) физическое лицо, являющееся единоличным исполнительным органом или членом совета директоров общества — поручителя (залогодателя),также может быть признано неосмотрительным, если в обычных условиях оборота контрагент, совершая сделку с должником, проверяет, кто является его участником(акционером).

Сделка с заинтересованностью: как защитить, если ее оспаривает участник ООО

В решение(протоколе) об одобрении сделки должны быть указаны стороны сделки, выгодоприобритатель, цена, предмет сделки, а так же наиболее существенные её условия. Иначе говоря, сделка должна быть четко идентифицирована.

Если в последствии условии сделки изменятся, чем в предполагаемом проекте договора, например, изменится цена, то одобрение должно быть получено заново (то есть, составляется новый протокол об утверждении сделки с заинтересованностью).

Еще один способ можно рассматривать как резервный. Его можно применить, если по каким-либо причинам не удалось получить одобрение, о котором речь шла выше. В таком случае необходимо предъявить доказательства того, что сделка не вызвала неблагоприятные последействия для участников.

Такими доказательствами могут выступать: документы о совершении подобных сделок на схожих условиях; документы, обосновывающие экономическую или иную цель сделки;заключения оценщиков и т. п. Представление таких доказательств в суд исключит условия для признания сделки недействительной.

Сделка с заинтересованностью: как защитить, если ее оспаривает участник ООО

Если такое исковое заявление было подано в арбитражный суд, сторонам оспариваемой сделки не следует отчаиваться,так как такому иску вполне можно противостоять. Так, суд откажет в признании сделки недействительной, если имеются следующие обстоятельства:

Оспаривание сделок с заинтересованностью

Важнейшим принципом взаимоотношений, складывающихся внутри компании, является фактор разумности и добросовестности действий руководителя, а одним из типичных нарушений этого принципа считают случаи, когда руководитель, забыв о пользе для организации, начинает злоупотреблять правом распоряжения имуществом фирмы.

Речь идет о заключении сделок, в отношении которых проявляется персональная заинтересованность.

Учитывая возможность возникновения негативных последствий после реализации подобного соглашения для компании и акционеров, законом предусмотрен определенный защитным механизм, действующий как институт предварительного одобрения сделок.

 Однако, нередки и случаи последующего оспаривания заключения таких сделок. Чтобы разобраться в сути этого явления вернемся к понятию сделки с заинтересованностью.

Что это?

Сделка с заинтересованностью: как защитить, если ее оспаривает участник ООО

Законодатели дают такое определение подобному соглашению: договор или сделка, заключенные лицом – представителем компании, наделенным правом совершения сделок, в которых прослеживается личная заинтересованность.

Такими лицами могут стать члены совета директоров, руководители коллегиальных/исполнительных органов фирмы или лица, имеющие право давать указания, обязательные для выполнения.

Лица эти становятся заинтересованными в реализации компанией сделок в тех случаях, если они или их родственники (аффилированные лица):

  • являются одной из сторон соглашения либо выступают в интересах 3-их лиц во взаимоотношениях с указанной организацией;
  • имеют во владении (единолично или вместе) от 20 % акций/долей фирмы – участницы сделки или выступающей в интересах третьих лиц в их отношениях с компанией;
  • занимают должности в руководящих органах компании – участницы соглашения или защищающей интересы 3-их лиц.

Статья 45 закона № 14-ФЗ «Об ООО» от 08.02.1998 определяет признаки, отличающие сделки с заинтересованностью и круг субъектов, имеющих право их совершения, а также регламентирует процедуру заключения подобного рода договоров.

Однако не всегда заключение сделок от имени компании лицами с персональной заинтересованностью преследует целью процветания организации.

Именно поэтому выявление подобных сделок, когда возрастает возможность возникновения вреда для компании из-за личного интереса лиц, участвующих в управлении или способных влиять на детали заключаемых соглашений, становится особенно актуальным.

Признаки

Сделка с заинтересованностью: как защитить, если ее оспаривает участник ООО

Любая приближающаяся сделка (особенно в крупной компании) должна рассматриваться на предмет возможной заинтересованности. Для этого анализируют предполагаемые последствия по ее завершении.

Признаются сделками с заинтересованностью соглашения, если выгоду от реализации договора получает:

  • непосредственное руководство фирмы;
  • исполнительный орган (коллегиальный либо единоличный);
  • собственники акций или долей, имеющие с аффилированными лицами 20%

Исковая давность при оспаривании сделок с заинтересованностью

26 мар 2019

Обратите внимание, материал старше 2-х лет. Актуальность выводов уточняйте у автора

Сделка с заинтересованностью: как защитить, если ее оспаривает участник ОООВопрос исчисления срока исковой давности при оспаривании сделок с заинтересованностью давно вызывал значительные разногласия среди правоприменителей. С одной стороны, в соответствии с п.1 ст. 65.2 ГК РФ участник, предъявляя иск об оспаривании сделки, выступает в качестве его законного представителя. С другой, в судебной практике сформировалась позиция, согласно которой, срок исковой давности нужно отсчитывать с момента, когда о сделке узнал сам участник. В этом случае, возможность оспаривания сделки с заинтересованностью защищает личный интерес участника (Определение ВС РФ от 26.08.2016 по делу № 305 – ЭС16-3884). 

 Конец различным точкам зрения положил Пленум Верховного суда РФ, принявший Постановление от 26 июля 2018 г. № 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность».

Пункт 2 вышеназванного Постановления устанавливает годичный срок исковой давности по требованиям о признании сделок с заинтересованностью недействительными и применении последствий их недействительности, исчисляемый по правилам п. 2 ст. 181 ГК РФ. 

 Положения пп. 2 и 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 июня 2018 г № 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность» предусматривают несколько вариантов исчисления срока давности при оспаривании сделок с заинтересованностью. 

 1. Исчисление исковой давности «по директору» 

 Пункт 2 Постановления устанавливает общее правило.

Согласно ему, срок исковой давности по искам об оспаривании сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, исчисляется со дня, когда лицо, которое самостоятельно осуществляет полномочия единоличного исполнительного органа (в большинстве случаев — директор), узнало или должно было узнать, что сделка совершена с нарушением закона. В том числе, если это лицо непосредственно совершало сделку. 

  •  2. Исчисление исковой давности «по добросовестному директору» 
  •  В ситуации, когда директор находился в сговоре с другой стороной сделки, срок исковой давности исчисляется со дня, когда о соответствующих нарушениях узнал или должен был узнать новый директор или другой «добросовестный» директор (в случае наличия в обществе нескольких единоличных органов). 
  •  3. Исчисление исковой давности «по участнику»
  •  Если «добросовестные» члены единоличного исполнительного органа отсутствуют, то срок исковой давности исчисляется с момента, когда о нарушениях при заключении сделки узнал участник общества или член совета директоров. 
  •  Участник является осведомленным об обстоятельствах, свидетельствующих о нарушениях при заключении сделки: 
  •  А) Исковая давность не считается пропущенной при подаче иска совместно несколькими участниками, если хотя бы один из участников, имеющих право на предъявление иска, не пропустил этот срок. 

 Б) В случае раскрытия обществом информации о совершенной сделке в порядке, предусмотренном законодательством о рынке ценных бумаг, считается, что его участники узнали об оспариваемой сделке с момента публичного раскрытия информации. Т. е., когда из нее можно было сделать вывод о совершении такой сделки с нарушением порядка совершения. 

 В) Устанавливается презумпция, согласно которой участник считается осведомленным о совершении сделки с нарушением порядка совершения сделки с заинтересованностью не позднее даты проведения годового общего собрания участников по итогам года, в котором была совершена оспариваемая сделка.

Есть и исключения, например, когда информация о сделке скрывалась от участников или из представленных на общем собрании участникам материалов не представлялось возможным сделать вывод о совершении сделки (сведения об изменении состава основных активов не раскрывались в бухгалтерском балансе).

 

 Данные правила исчисления срока исковой давности не применяются, если участник общества два и более раза не участвовал в общих собраниях и не запрашивал информацию о деятельности общества.

Таким образом, предельный срок для оспаривания сделки участником не может превышать двух лет, за исключением тех случаев, когда информация о сделке скрывалась от участника.

Читайте также:  Проверки юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Правовая подборка

По сути, положение о том «что участник не участвовал два и более раза подряд не участвовал в общих собраниях» выступает презумпцией того, что исковая давность истекла. 

 С точки зрения Верховного Суда РФ, участник должен проявлять «заботливость», «активность» по отношению к обществу, иное поведение будет означать пропуск общего годичного срока исковой давности. 

 Данная позиция нашла свое отражение в судебной практике. Например, в судебном споре Семнадцатый Арбитражный Апелляционный суд в Постановлении от 22 октября 2018 г. N 17АП-13033/2018-ГК по делу А60-20166/2018 отказал в применении срока исковой давности.

Он посчитал, что истец, являясь близким родственником директора общества, и, с учетом отсутствия сведений о наличии корпоративного конфликта, в силу родственных отношений с момента вступления директора в должность должен был знать о заключении оспариваемого договора аренды.

Истец, выступая учредителем и участником общества, должен был интересоваться деятельностью общества, его финансовыми документами, занимать более «активную деловую позицию».

Однако он длительное время не запрашивал информацию о деятельности общества, а директор общества — дочь истца — не проводила ни годовых, ни внеочередных собраний, где бы участники должны были принять решения по одобрению совершенных сделок, в которых имеется заинтересованность. 

 В Постановлении Шестого Арбитражного Апелляционного суда от 20 ноября 2018 г. N 06АП-6231/2018 нашла отражение похожая позиция.

Согласно ей, «суд первой инстанции правильно пришел к выводу о пропуске срока исковой давности, поскольку ссылка истца на то, что годовые общие собрания акционеров в обществе в 2015, 2016, 2017 годах не проводились, не должна приниматься во внимание, так как специфика корпоративных прав предполагает необходимость совершения акционером активных действий в целях их реализации». Истец должен был проявить интерес к деятельности общества и своевременно узнать о заключенных обществом сделках и об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделок недействительными. Однако, доказательств, подтверждающих невозможность получения истцом информации о финансовом положении общества и совершенных сделках, суду представлено не было. 

 Интересной позиции придерживается Десятый Арбитражный Апелляционный суд. В Постановлении от 29 октября 2018 г.

по делу N А41-85411/17 он не потребовал от истцов активных действий в реализации их корпоративных прав, поскольку в рамках уголовного дела экспертизами не был подтвержден факт подписания истцом протокола собрания участников.

Сторонами оспариваемого дополнительного соглашения истцы не являлись и доказательств последующего одобрения указанной сделки участниками Общества не было представлено. В связи с этим, доводы ответчика о пропуске срока исковой давности подлежат отклонению. 

 Таким образом, анализируя положения Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.06.

2018 N 27, можно прийти к выводу, что правовые позиции в части срока исковой давности, в целом, направлены на защиту стабильности имущественного оборота путем закрепления общего правила исчисления исковой давности «по директору».

Определение срока исковой давности во всех случаях по «участнику» давало бы огромные возможности для недобросовестных участников (акционеров) для манипулирования сроком исковой давности. 

 Однако такой подход идет вразрез со значительной частью судебной практики, имевшей место до принятия Постановления и существенно нарушает баланс интересов сторон.

Фактически, теперь отсутствует возможность перейти к исчислению срока исковой давности «по участнику» с учетом предъявляемых положениями Постановления к этому условий. На практике это способно привести к злоупотреблению со стороны «недобросовестных» руководителей общества.

К тому же, новая судебная практика исходит из необходимости «постоянного проявления активности со стороны участников в реализации своих корпоративных прав», что в действительности не всегда является возможным. 

 В итоге, разъяснения Пленума ВС об оспаривании сделок с заинтересованностью в части исковой давности, по большей части ужесточают процедуру оспаривания сделок с заинтересованностью.

Пленум ВС РФ подготовил разъяснения об оспаривании сделок с заинтересованностью и крупных сделок

Сегодня в Верховном Суде Российской Федерации был представлен проект постановления Пленума «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность» (текст имеется в распоряжении ГАРАНТ.РУ). И несмотря на то, что документ направили на доработку, представители профессионального сообщества в целом положительно оценили его значение для практики.

Необходимость принятия нового постановления обусловлена следующим. С 1 января 2017 года действуют изменения, внесенные в корпоративное законодательство, в том числе касающиеся сделок с заинтересованностью и крупных сделок (Федеральный закон от 3 июля 2016 г. № 343-ФЗ; далее – Закон № 343-ФЗ).

В ходе этой реформы, как пояснила председатель судебного состава Судебной коллегии по экономическим спорам, судья ВС РФ Ольга Киселева, существенно изменился подход законодателя к их оспариванию.

А разъяснения Суда, как предполагается, помогут на самых ранних этапах применения нового законодательства привести к единообразию судебную практику.

К одним из наиболее значимых положений проекта судья ВС РФ отнесла разъяснение вопросов об исковой давности. Как указано, по общему правилу годичный срок исковой давности (п. 2 ст.

181 Гражданского кодекса) по искам о признании сделки недействительной должен исчисляться со дня, когда директор общества узнал или должен был узнать о том, что она совершена с нарушением требований закона.

Даже если требования о признании сделки недействительной предъявили участники, акционеры или члены совета директоров наблюдательного совета. Это касается и случаев, когда сам директор непосредственно совершал данную сделку.

Если же такой директор оказался явно недобросовестным, находился в сговоре с другой стороной сделки, то исковая давность определяется в зависимости от того, когда о сделке узнало или должно было узнать лицо, исполняющее его обязанности, то есть, как пояснила Ольга Киселева, новый директор, действующий добросовестно. И только если исчислить срок исковой давности «по директору» возможности нет, то он отсчитывается с момента, когда об обстоятельствах узнал или должен был узнать участник или член совета директоров, предъявивший требование о признании сделки недействительной. Суд также дал ряд разъяснений о последнем случае. В частности, указал, что участник или акционер в любом случае должен был узнать о совершении оспариваемой сделки более года назад, если он длительное время (два или более года подряд) не участвовал в общих собраниях участников (акционеров) и не запрашивал информацию о деятельности общества.

Важным для практики названы также положения проекта постановления, непосредственно касающиеся крупных сделок и сделок с заинтересованностью.

Так, ВС РФ напомнил, что для квалификации сделки как крупной необходимо одновременное наличие к моменту ее совершения двух признаков: качественного и количественного.

Во втором случае имеются в виду сделки, которые приводят к прекращению или изменению вида деятельности общества или существенному изменению ее масштабов (п. 4 ст. 78 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах»).

Поскольку, по мнению профессионального сообщества, этот оценочный критерий нуждался в дополнительном комментарии, в проекте приведены примеры – к наступлению таких последствий могут привести продажа или передача в аренду основного производственного актива общества.

А на существенное изменение масштабов деятельности общества может указывать изменение региона основной деятельности или рынков сбыта. Пленум ВС РФ подчеркнул, что наличие этого критерия нужно учитывать на момент совершения сделки. А если последствия наступят позже, это само по себе не свидетельствует о том, что сделка выходила за пределы обычной хозяйственной деятельности.

Впервые, как пояснили эксперты, разъяснено, как оценивать по количественному критерию в качестве крупных сделок договоры, предусматривающие обязанность производить периодические платежи (аренды, оказания услуг, хранения, агентирования, страхования, лицензионный и т. д.). Сумма платежей по ним за период действия договора должна составлять более 25% балансовой стоимости активов общества. Если же договор заключен на неопределенный срок, учитывается сумма за один год.

Целый ряд положений проекта затрагивает сделки с заинтересованностью. Так, указано, что решение об одобрении сделки с заинтересованностью не является основанием для отказа в удовлетворении требования о признании ее недействительной.

Отдельного внимания, как представляется, заслуживают разъяснения, касающиеся защиты интересов добросовестных участников оборота. ВС РФ указал на презумпцию отсутствия обязанности для третьего лица изучать, является ли сделка крупной или с заинтересованностью для его контрагента, в том числе исследовать бухгалтерские документы и виды деятельности контрагента.

Однако это общее правило, из которого следует исключение, – заведомая осведомленность предполагается, когда имелась связь совершившего сделку лица с контрагентом, например, если оно являлось участником его общества или входило в состав его органов.

«Соответствующие пункты проекта являются своеобразной новацией и будут безусловно восприняты практикой, суды будут на них ориентироваться», – подчеркнул заместитель председателя Арбитражного суда Уральского округа Сергей Соловцов.

Читайте также:  Сторону известили о процессе с ошибкой. пять оснований отменить решение суда

Такие положения, как указала Ольга Киселева, позволят добросовестным участникам гражданского оборота совершать сделки, не опасаясь их последующего оспаривания, но также и бороться со злоупотреблениями, которые направлены на очевидный вывод активов.

Отдельный раздел проекта постановления посвящен действию Закона № 343-ФЗ во времени.

Так, определено, что решения об одобрении, принятые до 1 января 2017 года, в отношении сделок, которые не были заключены до этой даты, действуют и после нее, а также могут рассматриваться как надлежащее согласие на совершение сделки. Главное условие – они должны соответствовать корпоративному законодательству в редакции Закона № 343-ФЗ.

В связи с принятием нового постановления предлагается признать не подлежащим применению постановление Пленума ВАС РФ от 16 мая 2014 № 28 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью». Это не коснется случаев, когда рассматриваются дела об оспаривании сделки, совершенной до 1 января 2017 года.

Однако не исключено, что проект будет дополнен. На такую необходимость указал заведующий кафедрой предпринимательского права юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, член Научно-консультативного совета при ВС РФ, профессор, д. ю. н. Евгений Губин.

Он отметил, что нужно определить, в частности, особенности заключения крупных сделок не только в хозяйственных обществах, но и в государственных и муниципальных унитарных предприятиях, госкорпорациях и бюджетных учреждениях, а также более подробно разъяснить, что считается обычной хозяйственной деятельностью, и должно ли мировое соглашение утверждаться как крупная сделка либо сделка с заинтересованностью.

14 июня 2018

Валерия Зеновина

Регулирование сделок между связанными лицами (сделки с заинтересованностью)

  • В отношении сделок с заинтересованностью (далее также – сделки между связанными сторонами) существует предубеждение, что такие сделки заключаются  лицом (компанией) под влиянием внешних обстоятельств, способствующих искажению воли самой компании, и соответственно, они заключаются не к выгоде такого лица.
  • Действительно на практике, когда сделки заключаются внутри одной группы лиц или с компаниями/ лицами, связанными каким-либо образом с мажоритарными акционерами или директорами компании у третьих лиц или контролирующих органов часто возникают подозрения, что существуют некие злоупотребления при совершении сделок.
  • Тем не менее, в случае заключения сделок с заинтересованностью по правилам, предусмотренным для заключения подобного рода сделок, легальность их существования, по общему правилу, оспорена быть не может.

Подобная логика обусловлена тем, что в рамках хозяйственной деятельности компании вправе выбирать себе в качестве контрагентов любых лиц, как несвязанных, так и связанных. Единственным критерием для выбора контрагентов является выгода такой сделки для компании. При этом такая выгода может заключаться не только в цене товара/услуги. Но и ряде других критериев.

К примеру, товар может покупаться по более высокой цене, но рассрочка при оплате товара или условия поставки товара могут нивелировать разность в цене, делая такую сделку более выгодной для компании. Поэтому любую сделку нужно оценивать более глубоко, принимая во внимание многие факторы.

  1.  Конечно, в ряде случаев заключение компанией сделок со связанными лицами дает почву для  злоупотреблений, поскольку контролирующее компанию лицо может по факту заставить заключить сделку на определенных условиях, тем самым нанеся ущерб как компании, так и ее акционерам/участникам.
  2. Именно с целью недопущения подобных действий акционерное законодательство большинства стран предусматривают специальное регулирование сделок компании, заключаемых со связанными лицами.
  3. Как правило, названное регулирование направлено на предоставления возможности акционерам компании идентифицировать среди сделок, заключаемых со связанными с компанией лицами, рыночные транзакции и не рыночные транзакции, требующие специального реагирования с целью ликвидации негативных последствий для компании.
  4. Вышеуказанное свидетельствует о том, что в силу специфики самой конструкции юридического лица, существует необходимость отдельного рассмотрения проблемы заключаемых компанией под влиянием контролирующих лиц сделок в пользу заинтересованных лиц.
  5. Особенно интересно указанная проблема выглядит применительно к акционерным компаниям, сущность которых предполагает «анонимность» участников.
  6. Таким образом, в рамках данной статьи будет рассмотрена проблема сделок акционерной компании со связанными сторонами в контексте необходимости специального регулирования.

Как уже было указано, в процессе хозяйственной деятельности любого общества могут заключаться сделки, в совершении которых имеется заинтересованностью ряда лиц, способных оказывать влияние на формирование воли общества.

При этом, совершение таких сделок может быть, как экономически оправданным для деятельности общества, так и причинять обществу вред.

Именно с целью недопущения вреда обществу существуют правила, позволяющие «отфильтровать» экономически невыгодные сделки.

В центре проблемы сделок между связанными сторонами находится конфликт интересов. Суть конфликта в том, что лицо, обладающее определенным статусом в рамках компании (член органа управления, например), может иметь интересы, отличные от интересов самой компании.

В результате, уполномоченное в рамках компании лицо, пользуясь своим статусом, может в своих интересах повлиять на совершение невыгодных компании, но выгодных данному лицу, сделок.

Такая проблема связана со спецификой управления компанией: в ней всегда существуют лица, которые намного лучше осведомлены о сделках и иных транзакциях, совершаемых компанией. Эта осведомленность, соответственно, создает почву для злоупотреблений.

  • Кроме того, применительно к акционерным компаниям необходимо отметить, что не только менеджмент, но и мажоритарные акционеры обладают большими возможностями для изъятия корпоративного контроля у миноритариев .
  • Так, например, мажоритарии могут не только заключить невыгодную для миноритариев, в том числе путем вывода активов из общества, но и вообще размыть доли владения миноритариев с помощью дополнительного выпуска акций или слияния компании с контролируемой корпорацией.
  • Более того, в силу специфики акционерных обществ, миноритарии могут не обладать информацией о тех лицах, которым принадлежит контролирующий пакет акций, и, тем более, не могут обладать информацией о сделках, которые заключаются такими лицами, что также является фактором, препятствующим защите имущественного интереса миноритариев.
  • Изложенное позволяет сделать вывод о том, что сделки компании со связанными с ней лицами обладают определенной спецификой:
  • компанией заключается сделка, стороной по которой является лицо, обладающее достаточным корпоративным влиянием для искажения воли корпорации (или посредник данного лица);
  • такая сделка заключается в ситуации отсутствия достаточной информации о ней самой у компании иили миноритарных её акционеров;
  • в результате действительного или потенциального искажения воли корпорации возникает конфликт интересов, вызванный тем, что неосведомленные о сделке лица, обладающие корпоративной властью в компании, лишаются или могут быть лишены тех благ, на которые могли бы рассчитывать, если бы указанная сделка не заключалась.

Причем сама по себе сделка между связанными лицами не влечет причинения ущерба в случае, если конфликт интересов ликвидируется посредством одобрения такой сделки лицами, чьи интересы потенциально могут быть затронуты.

В иностранной законодательной практике выработался подход к таким сделкам, направленный на разрешение конфликта интересов, связанного с заключением компанией сделки между связанными сторонами. В частности, регулирование должно предусматривать:

  • раскрытие информации о сделке в адрес прежде всего тех лиц, которые могут понести ущерб в результате ее заключения;
  • порядок одобрения указанной сделки компании лицами, не участвующими в ней, но чьи интересы могут быть затронуты
  • порядок установления тех лиц, заключение сделки с которыми влечет возникновение признаков её невыгодности для компании и контролирующих её лиц;
  • порядок определения критериев сделок, которые в перспективе могут быть квалифицированы в качестве сделок между связанными сторонами;
  • последствия для случаев, когда порочная сделка была идентифицирована (к таким последствиям не обязательно должна быть отнесена недействительность сделки)[1].

С учетом названных выше критериев регулирования, необходимого для разрешения конфликта интересов, возникающего при заключении компанией сделки со связанной стороной, обратимся к российскому и зарубежному законодательству.

  1. Порядок определения критериев сделок, которые в перспективе могут быть квалифицированы в качестве сделок между связанными сторонами.

Федеральный закон от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее – Закон об акционерных обществах) не регламентирует вопрос о том, какие волевые акты могут быть признаны сделками с заинтересованностью.

То есть Закон об акционерных обществах отдельно не указывает, что, например, сделками с заинтересованностью могут быть признаны не только обоюдные (двусторонние) акты, но и односторонние волеизъявления компании, например решения органов управления[2].

Соответственно, если в случае с односторонними актами отчуждения имущества компанией в пользу третьих лиц, вопрос о возможности их признания сделками со связанными сторонами не встаёт, признание в качестве таких сделок решений собраний в точки зрения российского права сомнительно.

Ст. ст. 181.4. и 181.5 ГК РФ положения не спасают, так как не предполагают возможность оспаривания решения в случае, если оно принято хотя и без порока воли компании, но в ущерб ее интересам под воздействием противопоставляемых интересов, например, мажоритариев.

При этом, например, Закон об Акционерных обществах ФРГ (Aktiengesetz 06.09.1965) (далее – Акционерный закон ФРГ), отдельно указывает, что сделками, заключенными компанией со связанной стороной, могут являться такие односторонние акты компании, как решения её органов управления.

Читайте также:  Россия-Китай: полный крах или новые возможности в сфере экономики стран

Мотивом такого решения немецкого законодателя является обеспечение интересов миноритариев в ситуации, когда волей мажоритариев органы управления компании принимают решения по нерыночному перераспределению активов компании в пользу мажоритариев. К таким решениям относятся: решение о дополнительном выпуске акций и решение о реорганизации компании.

В свою очередь, Закон об акционерных обществах в ст.ст. 16 и 17 регламентирует процедуры слиянияпоглощения таким образом, что решение о реорганизации при любых обстоятельствах должно предполагать единовременное одобрение общими собраниями компаний двустороннего соглашения о слияниипоглощении.

В результате, в ситуации, когда мажоритарии лишают миноритариев корпоративной власти посредством слиянияпоглощения, по российскому праву миноритарии не будут иметь возможности оспорить соглашение о слияниипоглощении, как сделку с заинтересованностью, ведь такая сделка уже одобрения общем собранием компании. Соответственно, в силу невозможности признания решений органов управлений сделками с заинтересованностью, миноритарии не смогут оспорить решение общего собрания, принятое под влияние недобросовестных мажоритариев, о слияниипоглощении компании.

Сделки с заинтересованностью. Оспаривание сделок. Помощь юриста

Каждый день рынок товаров и услуг пестрит продажами, «кипит» работа малого и среднего бизнеса, заключаются договоры, уплачиваются налоги, нанимаются и увольняются работники. В общем, сегодня предпринимателю хватает забот, да еще и с излишком.

Когда риск приносит прибыль — это заработанная трудом удача, но, как мы знаем, успех не может радовать всех и обязательно найдется тот, кто обвинит в недобросовестности и мошенничестве. Так оспариваются сделки с заинтересованностью.

Так когда-то сотрудничавшие организации или обычные граждане просто на просто «расшатывают» систему договоров, ставя под сомнение их стабильность, значимость. Ведь споры по сделкам рассматриваются в судах чуть ли не каждый день.

Поэтому своим клиентам я всегда рекомендую быть крайне внимательными, знать с кем заключается договор, на каких условиях, есть ли у такого договора какие-либо ограничения. Пренебрегая этими простыми правилами, вы рискуете потерять свои деньги по сделке и сверх того — если с вас взыщут убытки, неустойку и др.

Не мне учить вас, что только вы несете ответственность за каждый свой шаг. Вы ответственны даже за родственные связи.

Проблема споров по сделкам кроется в тех, так называемых ограничениях, о которых было упомянуто выше и в ответе лишь на один вопрос: «На каком основании?» На каком основании акционер вашей организации считает, что вы — директор, не имели право заключить договор с банком на крупную сумму? На каком основании участник ООО подает на вас в суд, считая, что вы не могли подписать договор с Ивановым И.П.? Ответ очень прост: на том основании, например, что Иванов И.П. — ваш родной брат или генеральный директор организации, с которой вы заключаете договор поставки фрезерных станков. Вот они — родственные связи.

Будьте аккуратны, ведь такой договор может и не сохранить силу в суде.

А те, кто захотят его оспорить, обязательно найдутся и обвинят вас в заинтересованности. Причина, почему законодатель ввел такое понятие — частое злоупотребление на стороне тех, кто имеет какие-либо властные полномочия в фирме.

Сделки Действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (ст.153 ГК РФ).
с заинтересованностью, как и крупные сделки, введены для деятельности ООО и АО, потому что активы этих компаний могут достигать достаточно больших размеров, а распорядиться ими может и один человек (как правило, директор).

Для сравнения приведу пример.

Как просто и легко избавиться от активов, чтобы остаться «чистым» и никому ничем не обязанным?

Заключить мнимый договор купли-продажи с тем, кому доверяете, кто беспрепятственно позволит вам в будущем пользоваться вашим имуществом. По сути также может поступить директор, продав имущество компании своему доверенному лицу, чтобы в будущем пользоваться этим имуществом в своих личных целях. Дабы избежать подобных ситуаций и защитить организацию и ее участников от всяческих нарушений их прав, закон («Об обществах с ограниченной ответственностью», «Об акционерных обществах») вводит специальный режим сделок с заинтересованностью. Под этот режим подпадают практически все: супруги, родители, дети (в том числе усыновленные), братья, сестры, а также те, кто находится в зависимости (служебной, финансовой и др.) от руководящего компанией лица.

Заинтересованным в сделке с такими лицами может быть директор, член совета директоров, член правления и т.п.

Законодатель отслеживает не только прямые сделки (директор — продавец, супруг — покупатель), но и те случаи, когда родственник — посредник или представитель в сделке, или, как было приведено в примере выше, руководитель организации, с которой заключается договор. Чтобы признать договор недействительным, разумеется, вам не нужно «выманивать» у директора свидетельства о рождении его детей. Вся подробная информация уже была представлена «заинтересованным» общему собранию или совету директоров. Вы же проследите за тем, было ли получено согласие на сделку. Если не получено, то это считается нарушением, т.к. сделки с заинтересованностью должны быть одобрены советом директором или общим собранием. Но одного этого шага мало. Требуйте от своей организации всю информацию по сделке. Вы имеете право знать о том, с кем, на каких условиях совершена сделка и не нарушает ли она интересы общества.

Руководителям в свою очередь, я бы порекомендовал не забывать о том, что за свою вину они могут ответить убытками, которые будут возмещать из своего кармана. Чтобы избежать подобного исхода, нужно обезопасить себя наперед.

Не обделяйте своих компаньонов нужной им информацией, каждый шаг фиксируйте в на бумаге, это послужит вам доказательством на случай спора в суде. Уведомляете — сохраняйте копию уведомлений с распиской о получении; есть проблемы с будущим одобрением сделки — позаботьтесь о нем заранее, получив предварительное согласие.

Порядок оспаривания сделок с заинтересованностью

В заключительной части настоящей работы нам хотелось бы поговорить об оспаривании сделок с заинтересованностью и признанием их недействительными.

Оспаривание сделок с конфликтом интересов допускается во многих европейских странах: Германии, Италии, Франции и так далее.

Так, например, в соответствии с немецким законодательством «возможно оспаривание сделок в случае, если директор вступил в сговор с контрагентом с целью совершения сделки во вред компании» Кузнецов А.А.

Оспаривание крупных сделок и сделок с заинтересованностью: общие замечания // Вестник ВАС РФ. 2014. № 2. С. 31-35.

В ФЗ «Об акционерных обществах» и в ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» закреплены нормы о порядке оспаривания сделок с заинтересованностью, довольно лаконичные по своему содержанию.

Однако они регулируют ключевые вопросы, а именно: основания признания сделки недействительной; презумпция нанесения ущерба интересам общества в связи с совершением сделки с заинтересованностью; обстоятельства, препятствующие признанию сделки недействительной; круг субъектов, имеющих право на обращение в суд с иском о признании сделки с заинтересованностью недействительной.

Сделку с заинтересованностью вправе оспаривать член совета директоров и акционеры (участники) владеющие самостоятельно или в совокупности с другими акционерами (участниками) не менее 1% голосующих акций (доли в уставном капитале).

Данное правило было ужесточено, так как ранее, в суд с иском о признании сделки с заинтересованностью недействительной вправе был обратиться любой акционер (участник) общества.

Почему остальных участников лишили возможности обращения в судебные органы? Существует точка зрения, что зачастую целью подачи миноритариями заведомо бесперспективных исков является получение информации о хозяйственной деятельности общества и использование этой информацией в ущерб обществу, а установление ограничений в виде необходимого наличия 1% голосующих акций (долей) защитит корпорацию от злоупотребления правом со стороны недобросовестных акционеров (участников) общества.

Согласно статье 65.2 ГК РФ участник вправе оспаривать, действуя от имени корпорации, совершенные ею сделки и требовать применения последствий их недействительности. Как разъяснил Пленум Верховного суда в своем Постановлении № 25 от 23.06.

2015 года участник корпорации, обращающийся в суд от ее имени с требованием об оспаривании заключенных сделок и о применении последствий их недействительности, в силу закона является ее представителем, а истцом по делу выступает корпорация».

Что касается иска, предъявляемого членом совета директоров, то статья 65.3 ГК РФ, прямо не предусматривает, что он действует от имени корпорации, однако по нашему мнению такой иск также является косвенными, то есть направленными на защиту интересов юридического лица.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *