Законопроект об уголовной ответственности за незаконное возбуждение уголовного дела в сфере предпринимательской деятельности

Обзор подготовили в Госдуме. На вопросы отвечает Председатель профильного комитета Павел Крашенинников.

Законопроект об уголовной ответственности за незаконное возбуждение уголовного дела в сфере предпринимательской деятельности

Рассказываем, кого коснется новый закон и как он защитит российский бизнес.

Государственная Дума приняла в третьем, окончательном чтении поправки в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы об освобождении от уголовной ответственности в связи с возмещением ущерба. Их автором стал Президент РФ Владимир Путин.

Инициатива направлена на дальнейшее формирование благоприятного делового климата, сокращение рисков ведения предпринимательской деятельности, а также на создание дополнительных гарантий защиты бизнеса.

В соответствии с законом, уголовные дела в случае возмещения ущерба, причиненного преступлением гражданину, организации или государству, будут прекращаться. Это коснется таких статей УК РФ, как:

  • мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности;
  • преступления небольшой тяжести, связанные с мошенничеством в сфере кредитования; в сфере страхования; в сфере компьютерной информации; с использованием электронных средств платежа; при получении выплат;
  • преступления небольшой тяжести, сопряженные с нарушением авторства и плагиатом; с нарушением изобретательских и патентных прав;
  • преступления небольшой тяжести, связанные с причинением имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием; с присвоением или растратой;
  • преступления, связанные с невыплатой зарплаты, пенсий, стипендий, пособий или иных выплат.

Если лицо, впервые совершившее такое преступление, полностью возместило причиненный ущерб (погасило образовавшуюся просроченную задолженность по зарплате, пенсии и т. п.) и выплатило соответствующую компенсацию, то оно будет освобождено от уголовной ответственности.

В свою очередь, поправками в УПК РФ расширяется перечень уголовных дел частно-публичного обвинения (когда уголовное дело возбуждается исключительно по заявлению потерпевшего и не подлежит прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым), включив в этот перечень уголовные дела о преступлениях, затрагивающих интересы только потерпевших, без причинения ущерба интересам третьих лиц или государству. Это относится к незаконному получению кредита; злостному уклонению от погашения кредиторской задолженности; злостному уклонению от раскрытия или предоставления информации, определенной законодательством о ценных бумагах; незаконному использованию средств индивидуализации товаров (работ, услуг); злоупотреблению полномочиями, а также преступлениям, связанным с необоснованным отказом в приеме на работу или увольнением лиц предпенсионного возраста.

Также законом устанавливается запрет заключения под стражуподозреваемых и обвиняемых в злоупотреблении полномочиями в сфере предпринимательской деятельности (за исключением лиц, подозреваемых или обвиняемых в незаконной организации, проведении азартных игр).

Наконец, при расследовании преступлений в сфере предпринимательской деятельности устанавливается запрет на необоснованное применение мер, способных привести к приостановлению законной деятельности организации или индивидуальных предпринимателей. Речь идет об изъятии электронных носителей информации — компьютеров, мобильных телефонов и т. д.

, за исключением случаев, когда вынесено постановление о назначении их судебной экспертизы; когда изъятие производится на основании судебного решения или на данных носителях содержатся сведения, которые могут использоваться для совершения новых преступлений, а также если владелец носителя не обладает полномочиями на хранение сведений или копирование сведений может привести к их утрате.

Закон Президента РФ вызвал много вопросов у читателей официального сайта ГД, а также у подписчиков официальных аккаунтов в социальных сетях. Мы попросили ответить на самые распространенные из них Председателя профильного Комитета по государственному строительству и законодательству Павла Крашенинникова.

Понесет ли нарушитель какое‑либо наказание вообще, если уголовное дело будет прекращено?

Или после полного возмещения ущерба с него будут сняты все обвинения?

Стоит отметить, что закон в данном случае не вводит новых механизмов. Он дополняет действующую статью 76.

1 Уголовного кодекса РФ, которой и сейчас предусмотрено освобождение от уголовной ответственности в случае возмещения ущерба по определенным преступлениям в сфере экономической деятельности.

Но только если преступление совершено впервые и, помимо ущерба, причинного преступлением, выплачена двукратная компенсация в федеральный бюджет.

Законом расширяется перечень таких преступлений за счет нетяжких составов, связанных с невыплатой денежных средств или имущественным ущербом, а также за счет преступлений, связанных с неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности.

Если ущерб от преступления будет возмещен и выплачена соответствующая компенсация в федеральный бюджет, то нет смысла запускать «репрессивную машину», преследовать человека, изолировать его от общества. В таком случае уголовное дело будет прекращено, обвинения сняты.

Но если деяние будет совершено повторно, то уголовной ответственности не избежать. Раз имел место рецидив, то можно говорить о злостном нарушителе, который должен понести наказание.

Не создастся ли ситуация, при которой мошенники смогут уходить от ответственности после возмещения ущерба? Если лицо, попавшее под действие этого закона, будет уличено повторно в том же преступлении, будет ли с него снова снята уголовная ответственность после очередного возмещения?

Злостно совершать такие преступления и, возместив ущерб, уходить от ответственности не получится. Поскольку этот механизм действует только при первоначальном правонарушении. 

В случае повторного совершения преступления уголовная ответственность неминуема, даже если ущерб будет возмещен.

Каким образом закон позволит защитить бизнес от давления или незаконного уголовного преследования? Можете привести пример?

Напомню, что необходимость декриминализации норм Уголовного кодекса РФ по преступлениям, связанным с неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательства, давно заявлялась бизнес-сообществом, Уполномоченным при Президенте РФ по защите прав предпринимателей и обсуждалась в профессиональных кругах. Эти нормы нередко используются для недобросовестных «конкурентных войн» между предпринимателями и возбуждения уголовных дел с целью разрушения или захвата бизнеса.

Например, такая ситуация. По заявлению в правоохранительные органы о неисполнении некой компании договорных обязательств возбуждается уголовное дело. В начале на неустановленных лиц.

В ходе следствия проводятся допросы сотрудников, руководства фирмы, партнерских организаций; проходят обыски в офисе компании с изъятием электронных носителей информации: компьютеров, телефонов, баз данных с документами и т. п. Затем руководителя переквалифицируют в подозреваемого или обвиняемого, назначая ему меру пресечения в виде содержания под стражей.

В результате деятельность фирмы приостанавливается. А к окончанию расследования может оказаться (и нередко так бывает), что состава преступления нет. Но к тому моменту бизнес уже разрушен, сотрудники фирмы — без работы, бюджет — без налогов от деятельности компании.

А руководитель отсидел много месяцев в СИЗО, где условия сопоставимы с тюремными, при этом лишившись бизнеса, команды сотрудников, партнерских отношений с другими организациями, а значит, лишившись источника дохода и оставив семью без обеспечения. При этом заявитель добился своего – конкурентная компания устранена.

К сожалению, такие ситуации пока не редкость в нашей правоприменительной практике. Предложенные законом меры должны повлиять на эту ситуацию и существенно сократить риски, связанные с предпринимательством. 

  • На это направлены положения о возможности прекращения уголовного дела после возмещения ущерба по деяниям в сфере предпринимательства; положения, ограничивающие случаи изъятия электронных носителей информации в процессе следственных действий; запрет на заключение под стражу подозреваемых и обвиняемых в злоупотреблении полномочиями в сфере предпринимательской деятельности.
  • В совокупности с принятым летом 2018 года законом о коэффициентах зачета времени содержания лица в СИЗО в срок отбывания названия, эти меры позволят предоставить дополнительные гарантии предпринимателям от угрозы необоснованного уголовного преследования.
  • Будет ли закон распространяться на нецелевое расходование средств бюджета, если лицо возместит сумму расхода? 
  • На практике деяния, связанные с нецелевым расходованием средств бюджета, квалифицируется как коррупционные составы, как преступления, совершенные должностными лицами, по которым предусмотрены специальные статьи Уголовного кодекса РФ.

В данном законе речь идет о преступлениях в сфере предпринимательской деятельности. Эти изменения направлены на минимизацию рисков ведения бизнеса в России, создание дополнительных гарантий защиты предпринимателей от необоснованного уголовного преследования, улучшение делового климата в стране.

Что понимается под «небольшой тяжестью» в данном случае? О каких суммах идет речь?

  • Ответственность по части 1 статьи 146 и статье 147 УК РФ (Нарушение изобретательских и патентных прав) наступает в случае причинения крупного ущерба. При этом ущерб, который может быть признан судом крупным, в законе не указан, суды при его установлении должны исходить из обстоятельств каждого конкретного дела. Например, из наличия и размера реального ущерба, размера упущенной выгоды, размера доходов, полученных лицом в результате нарушения им прав на результаты интеллектуальной деятельности или на средства индивидуализации. Таким образом, прекращение уголовных дел по данным составам будет в случае возмещения ущерба, установленного судом.
  • По части 1 статьи 159.1 УК РФ (Мошенничество в сфере кредитования) дела будут прекращены в случае возмещения ущерба от 2 500 рублей до 1 500 000 рублей (крупный ущерб), за исключением групповых преступлений.
  • По части 1 статьи 159.2 УК РФ (Мошенничество при получении выплат) дела будут прекращены в случае возмещения ущерба от 2 500 рублей до 250 000 рублей (крупный ущерб), за исключением групповых преступлений.
  • По части 1 статьи 159.3 УК РФ (Мошенничество с использованием электронных средств платежа) дела будут прекращены в случае возмещения ущерба от 2 500 рублей до 5 000 рублей (значительный ущерб), за исключением групповых преступлений.
  • По части 1 статьи 159.5 УК РФ (Мошенничество в сфере страхования) дела будут прекращены в случае возмещения ущерба от 2 500 рублей до 5 000 рублей (значительный ущерб), за исключением групповых преступлений.
  • По части 1 статьи 159.6 УК РФ (Мошенничество в сфере компьютерной информации) дела будут прекращены в случае возмещения ущерба от 2 500 рублей до 5 000 рублей (значительный ущерб), за исключением групповых преступлений.
  • По части 1 статьи 160 УК РФ (Присвоение или растрата) дела будут прекращены в случае возмещения ущерба от 2 500 рублей до 5 000 рублей (значительный ущерб), за исключением групповых преступлений. Все, что касается вышеуказанных преступлений с суммой ущерба меньше 2 500 рублей, то они признаются «мелким хищением» и наказываются по статье 7.27 Кодекса РФ об административных правонарушениях.
  • По части 1 статьи 165 УК РФ (Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, совершенное в крупном размере) дела будут прекращены в случае возмещения ущерба от 250 000 рублей до 1 000 000 рублей (особо крупный), за исключением групповых преступлений.
  • Также законопроектом предусматривается прекращение уголовных дел по частям 5–7 статьи 159 УК РФ (Мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, если это деяние повлекло причинение значительного ущерба/ крупного/особо крупного). Соответственно, уголовные дела будут прекращены в случае возмещения от 10 000 рублей (значительный ущерб) до 12 000 000 рублей (особо крупный ущерб).

Будет ли закон иметь обратную силу? Смогут ли снять уголовное наказание с тех, кто уже был осужден?

Согласно статье 54 Конституции Российской Федерации, что отражено также в статье 10 Уголовного кодекса РФ, если закон улучшает положение лица, совершившего преступление, то он имеет обратную силу. В случае ухудшения — обратной силы не имеет.

 Давление на бизнес: как смягчили административную и уголовную ответственность предпринимателей

Поэтому новые нормы будут действовать и в отношении тех, кто уже осужден.

Прекращать уголовное дело сможет только суд или решение может быть принято на этапе производства следственными органами?

Возможен и тот, и другой вариант. Дело может быть прекращено следственными органами на этапе производства, а также судом, если дело было направлено в суд.

Источник: Клерк.руОригинал: https://www.klerk.ru/buh/articles/480835/

Уголовная ответственность за незаконную банковскую деятельность

Законопроект об уголовной ответственности за незаконное возбуждение уголовного дела в сфере предпринимательской деятельности

Адвокат Антонов А.П.

Сложно переоценить важность устойчивости банковской системы в Российской Федерации, особенно учитывая сегодняшние реалии экономического кризиса. В целях обеспечения ее охраны в ст. 172 УК РФ установлена уголовная ответственность за осуществление незаконной банковской деятельности:

«Статья 172. Незаконная банковская деятельность

  1. Осуществление банковской деятельности (банковских операций) без регистрации или без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательно, если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо сопряжено с извлечением дохода в крупном размере, —
  • наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо лишением свободы на срок до четырех лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового.
  • а) совершенное организованной группой;
  • б) сопряженное с извлечением дохода в особо крупном размере, —
  • наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на срок до семи лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет или без такового».
Читайте также:  Типовые договоры, образцы

По своей юридической природе указанный состав преступления является специальным по отношению к составу преступления, предусмотренного ст. 171 УК РФ.

Это означает, что, несмотря на то что банковская деятельность является разновидностью предпринимательской, при осуществлении ее без регистрации или без лицензии, если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо сопряжено с извлечением дохода в крупном размере, указанное деяние будет квалифицироваться в соответствии со ст. 172 УК РФ. Поскольку максимальные размеры санкций, предусмотренные ч. ч. 1 и 2 ст. 172 УК РФ, дают основания относить указанные деяния к преступлениям средней тяжести и соответственно к тяжким преступлениям, представляется, что законодатель выделил рассматриваемый состав преступления в специальную норму в силу более высокой общественной опасности незаконной банковской деятельности по сравнению с незаконным предпринимательством.

В связи с тем что уголовный закон не раскрывает понятие термина «банковская деятельность» или «банковская операция», правоприменителями в целях правильной квалификации используется перечень, закрепленный в ст. 5 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 «О банках и банковской деятельности», в соответствии с которым к банковским операциям относятся:

  1. 1) привлечение денежных средств физических и юридических лиц во вклады (до востребования и на определенный срок);
  2. 2) размещение указанных в п. 1 данного перечня привлеченных средств от своего имени и за свой счет;
  3. 3) открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц;
  4. 4) осуществление переводов денежных средств по поручению физических и юридических лиц, в том числе банков-корреспондентов, по их банковским счетам;
  5. 5) инкассация денежных средств, векселей, платежных и расчетных документов и кассовое обслуживание физических и юридических лиц;
  6. 6) купля-продажа иностранной валюты в наличной и безналичной формах;
  7. 7) привлечение драгоценных металлов физических и юридических лиц во вклады (до востребования и на определенный срок), за исключением монет из драгоценных металлов;
  8. 8) размещение указанных в п. 7 данного перечня привлеченных драгоценных металлов от своего имени и за свой счет;
  9. 9) открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц в драгоценных металлах, за исключением монет из драгоценных металлов;
  10. 10) осуществление переводов по поручению физических и юридических лиц, в том числе банков-корреспондентов, по их банковским счетам в драгоценных металлах;
  11. 11) выдача банковских гарантий;
  12. 12) осуществление переводов денежных средств без открытия банковских счетов, в том числе электронных денежных средств (за исключением почтовых переводов).

Совершение лицом перечисленных выше операций при отсутствии у него соответствующей лицензии зачастую оценивается правоприменителями как выполнение им объективной стороны рассматриваемого преступления. Данный подход представляется небесспорным и подвергается критике научного сообщества.

Так, доктор экономических наук, профессор Финансового университета при Правительстве РФ О.И. Лаврушин отмечал, что «особенность банка… состоит в том, что он с позиции законодательства становится таковым только в случае, если выполняет три вытекающие из его сути операции, которые получили название чисто банковских операций. К ним относятся:

  • 1) депозитная операция;
  • 2) кредитная операция;
  • 3) расчетная операция.
  • …Банком считается такое учреждение, которое выполняет все эти три операции одновременно«.

Исходя из этого многими авторами делается вывод о том, что поскольку объектом преступления, предусмотренного ст. 172 УК РФ, является банковская система, то субъектами указанного преступления могут быть исключительно банкиры в определенных ситуациях (например, при осуществлении банком операций после отзыва у него лицензии Банком России).

Существует также судебная практика, подтверждающая указанный тезис.

Так, Апелляционным определением Московского городского суда от 26.06.2014 N 10-7922 был оставлен без изменения приговор Тверского районного суда г. Москвы, согласно которому А., О., Г., К. признаны виновными в осуществлении предпринимательской деятельности без лицензии в случаях, когда такая лицензия обязательна.

Деяние совершено организованной группой, сопряжено с извлечением дохода в крупном размере (п. «а» ч. 2 ст. 171 УК РФ).

Государственный обвинитель, обжаловавший приговор в апелляционном порядке, посчитал квалификацию судом действий обвиняемых в соответствии с указанной статьей ненадлежащей, поскольку, по мнению обвинителя, их действия необходимо квалифицировать как незаконную банковскую деятельность. Судебная коллегия Московского городского суда в своем Постановлении указала, что по смыслу ст.

172 УК РФ ответственность по данной норме наступает за преступления, совершенные в сфере банковской деятельности, когда сама эта деятельность осуществляется руководителями кредитных организаций без разрешения и регистрации.

Субъектами данного преступления являются учредители кредитных организаций и руководители ее исполнительных органов, в том числе главный бухгалтер, к которым, как следует из материалов дела, участники организованной преступной группы не относились.

Использование подсудимыми отдельных признаков банковской организации в своей преступной схеме, в том числе выполнение ими функций по достижению соглашения, характерных для деятельности банков, сообщение клиентам реквизитов счетов для перевода денежных средств, получение комиссионного вознаграждения за эти действия не может быть квалифицировано как незаконная банковская деятельность, поскольку отсутствует один из обязательных элементов состава преступления — субъект. Таким образом, судебная коллегия пришла к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения апелляционного представления государственного обвинителя и оставила приговоры без изменений.

Приведенное дело интересно также с точки зрения конфликта правовых позиций апелляционной и кассационной инстанций относительно рассматриваемого вопроса, поскольку Постановлением Президиума Московского городского суда от 20.02.2015 N 44у-14/15 апелляционное определение было отменено.

Суд кассационной инстанции отметил, что «суд, принимая решение о квалификации действий осужденных как незаконное предпринимательство, не учел, что сфера применения ст.

172 УК РФ — это деятельность предпринимательских структур, незаконно осуществляющих законодательно регламентированные виды банковской деятельности (банковских операций).

Такими структурами, в частности, могут быть как юридические лица, учрежденные на законных основаниях, так и незаконно действующие организации, а также легитимные учреждения, вышедшие за пределы полученного разрешения.

При этом незаконная банковская деятельность состоит в том, что субъект через какую-либо организацию либо прикрываясь ею проводит банковские операции, игнорируя существующий порядок разрешения такого рода деятельности и (или) контроля за ее осуществлением, и действует вне банковской системы с фактическим использованием ее возможностей.

Судом в приговоре установлено, что члены организованной группы привлекали и учитывали денежные средства физических и юридических лиц как в наличном, так и в безналичном виде, зачисляли их на счета подконтрольных организаций, которые никакой хозяйственной деятельности не вели.

…А.

и иные участники организованной группы фактически создали структуру, в которой выполняли все те функции, которые выполняют сотрудники кредитных организаций при открытии и ведении счетов юридических лиц, — достигали соглашения с клиентами, сообщали им реквизиты счетов подконтрольных фиктивных организаций, открытых в кредитных учреждениях, куда в дальнейшем переводились денежные средства. За эти действия осужденные получали комиссионное вознаграждение.

Осуществляя преступную деятельность, участники организованной группы использовали «нелегальный банк», который не регистрировали в установленном законом порядке, лицензию на осуществление банковских операций не получали.

Таким образом, посредством подконтрольных фиктивных организаций с использованием структуры, являющейся по своей сути кредитной организацией, действовавшей вне банковской системы, но с фактическим использованием ее возможностей, проводились банковские операции в обход существующего порядка регламентации такого рода деятельности».

Примечательно, что рассмотрение указанного дела пришлось на момент своеобразного перелома в судебной практике относительно субъекта преступления, предусмотренного ст. 172 УК РФ, поскольку 17 июля 2014 г.

Конституционный Суд РФ вынес Определение N 1743-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Никулиной Елены Владимировны на нарушение ее конституционных прав положениями статьи 172 Уголовного кодекса Российской Федерации», в котором указал следующее.

Вопросы регистрации и лицензирования кредитных организаций урегулированы Федеральным законом «О банках и банковской деятельности» и Федеральным законом от 10.07.

2002 N 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)», а также основанными на них подзаконными нормативными актами, определяющими обязательные требования к осуществлению банковской деятельности или банковских операций.

Нарушение положений данных нормативных правовых актов, рассматриваемых во взаимосвязи со ст. 172 УК РФ, и определяет уголовную противоправность действий виновных лиц.

Также ст. 172 УК РФ подлежит применению во взаимосвязи с другими положениями этого Кодекса, который закрепляет принципы вины и законности (ст. ст. 3 и 5), определяет, что основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного этим Кодексом (ст.

8), и закрепляет в качестве общих условий уголовной ответственности, что таковой подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного этим Кодексом (ст. 19).

Такое лицо подлежит ответственности по данной статье только в случае умышленного осуществления деятельности, нарушающей требования нормативных правовых актов, определяющих обязательные требования к осуществлению банковской деятельности или банковских операций.

Соответственно, ст. 172 УК РФ не содержит неопределенности, в результате которой лицо было бы лишено возможности осознавать общественную опасность и противоправность своего деяния, а также предвидеть его правовые последствия, в том числе наступление уголовной ответственности.

Таким образом, Конституционный Суд РФ поставил точку в споре по рассматриваемому вопросу, установив, что уголовной ответственности по ст. 172 УК РФ подлежит любое вменяемое физическое лицо, совершившее указанное преступление.

Читайте также:  Методические рекомендации по установлению размера взноса на капитальный ремонт общего имущества в многоквартирных домах

Преступная деятельность, ответственность за которую предусмотрена ст. 172 УК РФ, выражается в систематическом осуществлении банковских операций без регистрации или без лицензии с причинением крупного ущерба или извлечением дохода в крупном размере.

Понятие крупного ущерба и дохода для целей ст. 172 УК РФ раскрыто в примечании к ст. 170.2 УК РФ. Размер такого крупного ущерба и дохода составляет сумму, превышающую 2 млн 250 тыс. руб.

Частью 2 ст. 172 УК РФ установлена ответственность за преступление, совершенное организованной группой или сопряженное с извлечением дохода в особо крупном размере, который в соответствии с примечанием к ст. 170.2 УК РФ составляет сумму, превышающую 9 млн руб.

Лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное ч.

1 рассматриваемой статьи, может быть освобождено от уголовного преследования, если возместило ущерб, причиненный гражданину, организации или государству в результате совершения преступления, и перечислило в федеральный бюджет денежное возмещение в размере двукратной суммы причиненного ущерба, либо перечислило в федеральный бюджет доход, полученный в результате совершения преступления, и денежное возмещение в размере двукратной суммы дохода, полученного в результате совершения преступления, либо перечислило в федеральный бюджет денежную сумму, эквивалентную размеру убытков, которых удалось избежать в результате совершения преступления, и денежное возмещение в размере двукратной суммы убытков, которых удалось избежать в результате совершения преступления, либо перечислило в федеральный бюджет денежную сумму, эквивалентную размеру совершенного деяния, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ, и денежное возмещение в двукратном размере этой суммы.

С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры.

Остались вопросы к адвокату?

Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните нам по телефонам в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71  (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

Как изменится уголовная ответственность для предпринимателей по новому закону?

Государственная
Дума на пленарном заседании во вторник, 18 декабря, приняла в третьем,
окончательном чтении поправки в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы об освобождении от уголовной ответственности в связи с возмещением ущерба. Их
автором стал Президент РФ Владимир Путин.

Инициатива направлена на дальнейшее формирование благоприятного делового климата, сокращение рисков ведения
предпринимательской деятельности, а также на создание дополнительных гарантий защиты бизнеса.

В соответствии
с законом, уголовные дела в случае
возмещения ущерба, причиненного преступлением гражданину, организации или
государству, будут прекращаться. Это коснется таких статей УК РФ, как:

  • мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных
    обязательств в сфере предпринимательской деятельности;
  • преступления небольшой тяжести, связанные с мошенничеством в сфере
    кредитования; в сфере страхования; в сфере компьютерной информации; с использованием электронных средств платежа; при получении выплат;
  • преступления небольшой тяжести, сопряженные с нарушением авторства и плагиатом;
    с нарушением изобретательских и патентных прав;
  • преступления небольшой тяжести, связанные с причинением имущественного ущерба
    путем обмана или злоупотребления доверием; с присвоением или растратой;
  • преступления, связанные с невыплатой зарплаты, пенсий, стипендий, пособий или
    иных выплат.

Если
лицо, впервые совершившее такое
преступление, полностью возместило причиненный ущерб
(погасило
образовавшуюся просроченную задолженность по зарплате, пенсии и т. п.) и выплатило соответствующую компенсацию, то оно
будет освобождено от уголовной ответственности
.

В свою очередь, поправками в УПК РФ
расширяется перечень уголовных дел частно-публичного обвинения (когда уголовное
дело возбуждается исключительно по заявлению потерпевшего и не подлежит
прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым), включив в этот
перечень уголовные дела о преступлениях, затрагивающих интересы только
потерпевших, без причинения ущерба интересам третьих лиц или государству. Это
относится к незаконному получению кредита; злостному уклонению от погашения
кредиторской задолженности; злостному уклонению от раскрытия или предоставления
информации, определенной законодательством о ценных бумагах; незаконному
использованию средств индивидуализации товаров (работ, услуг); злоупотреблению
полномочиями, а также преступлениям, связанным с необоснованным отказом в приеме
на работу или увольнением лиц предпенсионного возраста.

Также законом устанавливается запрет
заключения под стражу
подозреваемых и обвиняемых в злоупотреблении полномочиями
в сфере предпринимательской деятельности (за исключением лиц, подозреваемых или
обвиняемых в незаконной организации, проведении азартных игр).

Наконец, при расследовании преступлений в сфере предпринимательской деятельности устанавливается запрет на необоснованное
применение мер, способных привести к приостановлению законной деятельности
организации или индивидуальных предпринимателей
. Речь идет об изъятии
электронных носителей информации — компьютеров, мобильных телефонов и т. д.

, за исключением случаев, когда вынесено
постановление о назначении их судебной экспертизы; когда изъятие производится на основании судебного решения или на данных носителях содержатся сведения,
которые могут использоваться для совершения новых преступлений, а также если
владелец носителя не обладает полномочиями на хранение сведений или копирование
сведений может привести к их утрате.

Закон Президента
РФ вызвал много вопросов у читателей официального сайта ГД, а также
у подписчиков официальных аккаунтов в социальных сетях. Мы попросили
ответить на самые распространенные из них Председателя профильного
Комитета по государственному строительству и законодательству Павла Крашенинникова.

Понесет ли нарушитель какое‑либо наказание
вообще, если уголовное дело будет прекращено? Или после полного возмещения
ущерба с него будут сняты все обвинения?

Стоит
отметить, что закон в данном
случае не вводит новых механизмов. Он дополняет действующую статью 76.

1
Уголовного кодекса РФ, которой и сейчас предусмотрено освобождение от уголовной
ответственности в случае возмещения ущерба по определенным преступлениям в сфере экономической деятельности.

Но только если преступление совершено впервые
и, помимо ущерба, причинного преступлением, выплачена двукратная компенсация в федеральный бюджет.

Законом расширяется перечень
таких преступлений за счет нетяжких составов, связанных с невыплатой денежных
средств или имущественным ущербом, а также за счет преступлений, связанных с неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности.

Если ущерб от преступления будет возмещен
и выплачена соответствующая компенсация в федеральный бюджет, то нет смысла
запускать «репрессивную машину», преследовать человека, изолировать его от общества. В таком случае уголовное дело будет прекращено, обвинения сняты.

Но если деяние будет совершено повторно,
то уголовной ответственности не избежать. Раз имел место рецидив, то можно
говорить о злостном нарушителе, который должен понести наказание.

Не создастся ли ситуация, при которой
мошенники смогут уходить от ответственности после возмещения ущерба?
Если лицо,
попавшее под действие этого закона, будет уличено повторно в том же
преступлении, будет ли с него снова снята уголовная ответственность после
очередного возмещения?

Злостно совершать
такие преступления и, возместив ущерб, уходить от ответственности не получится. Поскольку этот механизм действует только при первоначальном
правонарушении. 

В случае повторного совершения преступления уголовная ответственность
неминуема, даже если ущерб будет возмещен.

Каким образом закон позволит защитить бизнес от давления
или незаконного уголовного преследования? Можете привести пример?

Напомню,
что необходимость декриминализации норм Уголовного кодекса РФ по преступлениям,
связанным с неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательства,
давно заявлялась бизнес-сообществом, Уполномоченным при Президенте РФ по защите
прав предпринимателей и обсуждалась в профессиональных кругах. Эти нормы
нередко используются для недобросовестных «конкурентных войн» между предпринимателями
и возбуждения уголовных дел с целью разрушения или захвата бизнеса.

Например, такая ситуация. По заявлению в правоохранительные органы о неисполнении некой компании договорных обязательств
возбуждается уголовное дело. В начале на неустановленных лиц.

В ходе следствия
проводятся допросы сотрудников, руководства фирмы, партнерских организаций; проходят
обыски в офисе компании с изъятием электронных носителей информации:
компьютеров, телефонов, баз данных с документами и т. п. Затем руководителя переквалифицируют
в подозреваемого или обвиняемого, назначая ему меру пресечения в виде
содержания под стражей.

В результате деятельность фирмы приостанавливается. А к окончанию расследования может оказаться (и нередко так бывает), что состава
преступления нет. Но к тому моменту бизнес уже разрушен, сотрудники фирмы — без
работы, бюджет — без налогов от деятельности компании.

А руководитель отсидел
много месяцев в СИЗО, где условия сопоставимы с тюремными, при этом лишившись
бизнеса, команды сотрудников, партнерских отношений с другими организациями, а значит, лишившись источника дохода и оставив семью без обеспечения. При этом заявитель
добился своего – конкурентная компания устранена.

К сожалению, такие ситуации пока не редкость в нашей правоприменительной практике. Предложенные законом меры должны повлиять на эту ситуацию и существенно
сократить риски, связанные с предпринимательством. 

  • На это направлены положения
    о возможности прекращения уголовного дела после возмещения ущерба по деяниям в сфере предпринимательства; положения, ограничивающие случаи изъятия электронных
    носителей информации в процессе следственных действий; запрет на заключение под
    стражу подозреваемых и обвиняемых в злоупотреблении полномочиями в сфере предпринимательской деятельности.
  • В совокупности с принятым летом 2018 года законом о коэффициентах зачета времени содержания лица в СИЗО в срок отбывания названия,
    эти меры позволят предоставить дополнительные гарантии предпринимателям от угрозы необоснованного уголовного преследования.
  • Будет ли закон распространяться на нецелевое расходование
    средств бюджета, если лицо возместит сумму расхода?
  • На практике деяния, связанные с нецелевым расходованием средств бюджета,
    квалифицируется как коррупционные составы, как преступления, совершенные
    должностными лицами, по которым предусмотрены специальные статьи Уголовного
    кодекса РФ.

В данном законе речь идет о преступлениях в сфере
предпринимательской деятельности. Эти изменения направлены на минимизацию рисков
ведения бизнеса в России, создание дополнительных гарантий защиты
предпринимателей от необоснованного уголовного преследования, улучшение делового климата в стране.

Что понимается под «небольшой тяжестью» в данном случае? О каких суммах идет речь?

  • Ответственность по части
    1 статьи 146 и статье
    147 УК РФ (Нарушение изобретательских и патентных прав) наступает в случае причинения крупного ущерба. При этом ущерб, который
    может быть признан судом крупным, в законе не указан, суды при его установлении
    должны исходить из обстоятельств каждого конкретного дела. Например, из наличия
    и размера реального ущерба, размера упущенной выгоды, размера доходов,
    полученных лицом в результате нарушения им прав на результаты интеллектуальной
    деятельности или на средства индивидуализации. Таким образом, прекращение уголовных дел
    по данным составам будет в случае возмещения ущерба, установленного судом.
  • По части 1 статьи 159.1 УК РФ (Мошенничество в сфере кредитования) дела будут
    прекращены в случае возмещения ущерба от 2 500 рублей до 1 500 000 рублей (крупный ущерб), за исключением
    групповых преступлений.
  • По части 1 статьи 159.2 УК РФ (Мошенничество при получении выплат) дела будут
    прекращены в случае возмещения ущерба от 2 500 рублей до 250 000 рублей (крупный ущерб), за исключением групповых
    преступлений.
  • По части 1 статьи 159.3 УК РФ (Мошенничество с использованием электронных средств
    платежа) дела будут прекращены в случае возмещения ущерба от 2 500 рублей до 5 000 рублей (значительный
    ущерб)
    , за исключением групповых преступлений.
  • По части 1 статьи 159.5 УК РФ (Мошенничество в сфере страхования) дела будут
    прекращены в случае возмещения ущерба от 2 500 рублей до 5 000 рублей (значительный ущерб), за исключением групповых
    преступлений.
  • По части 1 статьи 159.6 УК РФ (Мошенничество в сфере компьютерной информации) дела будут прекращены в случае возмещения
    ущерба от 2 500 рублей до 5 000 рублей (значительный ущерб), за исключением групповых преступлений.
  • По части 1 статьи 160 УК РФ (Присвоение или растрата) дела будут прекращены в случае возмещения ущерба от 2 500 рублей до 5 000 рублей (значительный ущерб), за исключением групповых преступлений. Все, что касается вышеуказанных
    преступлений с суммой ущерба меньше 2 500
    рублей
    , то они признаются «мелким хищением» и наказываются по статье 7.27 Кодекса
    РФ об административных правонарушениях.
  • По части 1 статьи 165 УК РФ (Причинение имущественного ущерба путем обмана или
    злоупотребления доверием, совершенное в крупном размере) дела будут прекращены в случае возмещения ущерба от 250 000 рублей до 1 000 000
    рублей (особо крупный)
    ,за исключением групповых преступлений.
  • Также законопроектом предусматривается
    прекращение уголовных дел по частям 5–7 статьи 159 УК РФ (Мошенничество,
    сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере
    предпринимательской деятельности, если это деяние повлекло причинение
    значительного ущерба/ крупного/особо крупного). Соответственно, уголовные
    дела будут прекращены в случае возмещения от 10 000 рублей (значительный ущерб) до 12 000 000 рублей (особо
    крупный ущерб).
Читайте также:  Спор аптеки и Пенсионного Фонда завершил суд

Будет ли закон иметь обратную силу?
Смогут ли снять уголовное наказание с тех, кто уже был осужден?

Согласно
статье 54 Конституции Российской Федерации, что отражено также в статье 10 Уголовного
кодекса РФ, если закон улучшает положение лица, совершившего преступление, то он имеет обратную силу. В случае ухудшения — обратной силы не имеет.

Поэтому новые нормы будут действовать и в отношении тех, кто уже осужден.

Прекращать уголовное дело сможет только
суд или решение может быть принято на этапе производства следственными
органами?

Возможен
и тот, и другой вариант. Дело может быть прекращено следственными органами на этапе производства, а также судом, если дело было направлено в суд.

Не получил налогового уведомления – сообщи сам о наличии объектов недвижимого имущества и транспортных средствах!

Некоторые вопросы, возникающие при применении законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, получили разъяснение в постановлении Пленум Верховного суда РФ от 15 ноября 2016 N 48.

Так, при рассмотрении судами жалоб в порядке, установленном статьей 125 УПК РФ, на постановления о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица о преступлениях, предусмотренных статьями 159 — 159.3, 159.5, 159.

6, 160, 165 УК РФ, следует иметь в виду, что в силу части 3 статьи 20 УПК РФ уголовные дела об этих преступлениях являются делами частно-публичного обвинения и возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, если они совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности, за исключением случаев, указанных в данной норме.

При этом к членам органа управления коммерческой организации относятся, в частности, член совета директоров (наблюдательного совета) или член коллегиального исполнительного органа коммерческой организации (например, правления акционерного общества), лицо, выполняющее функции единоличного исполнительного органа (директор, генеральный директор, председатель производственного кооператива и т.п.).

По смыслу уголовно-процессуального закона в случаях, предусмотренных в части 3 статьи 20 УПК РФ, когда потерпевшим является коммерческая организация, уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 159 — 159.3, 159.5, 159.

6, 160, 165 УК РФ, возбуждаются по заявлению лица, являющегося в соответствии с уставом организации ее единоличным руководителем (лицом, выполняющим функции единоличного исполнительного органа) или руководителем коллегиального исполнительного органа (например, председатель правления акционерного общества), либо лица, уполномоченного руководителем коммерческой организации представлять ее интересы в уголовном судопроизводстве в соответствии с частью 9 статьи 42 УПК РФ.

Если в совершении указанных преступлений подозревается руководитель коммерческой организации, уголовное дело может быть возбуждено по заявлению органа управления организации, в компетенцию которого в соответствии с уставом входит избрание, назначение руководителя и (или) прекращение его полномочий (например, совета директоров), либо лица, уполномоченного этим органом обратиться с таким заявлением.

При проверке по жалобе заинтересованного лица законности и обоснованности возбуждения уголовного дела о преступлениях, предусмотренных статьей 172.1 УК РФ, и в частности соблюдения следователем требований части 1.

2 статьи 140 УПК РФ, суду необходимо убедиться в том, что поводом для возбуждения уголовного дела явились материалы, направленные органу предварительного следствия Центральным банком Российской Федерации в соответствии с Федеральным законом от 10 июля 2002 года N 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)», а также конкурсным управляющим (ликвидатором) финансовой организации для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Проверяя законность и обоснованность возбуждения уголовного дела о преступлениях, предусмотренных статьями 198 — 199.

1 УК РФ, суд должен выяснить, направил ли следователь в соответствии с требованиями части 7 статьи 144 УПК РФ в трехсуточный срок в вышестоящий налоговый орган по отношению к налоговому органу, в котором состоит на налоговом учете налогоплательщик (налоговый агент, плательщик сбора), копию полученного им от органа дознания сообщения о таких преступлениях с приложением соответствующих документов и предварительного расчета предполагаемой суммы недоимки по налогам и (или) сборам, а также получены ли им из налогового органа заключение или информация, предусмотренные частью 8 статьи 144 УПК РФ. При этом необходимо учитывать, что до получения из налогового органа заключения или информации следователь вправе принять решение о возбуждении уголовного дела только при наличии повода и достаточных данных, указывающих на признаки преступления (часть 9 статьи 144 УПК РФ), что должно быть проверено судом.

Данные, указывающие на признаки налогового преступления, могут содержаться, в частности, в материалах, направленных прокурором в следственный орган для решения вопроса об уголовном преследовании, в заключении эксперта и других документах.

Если по результатам проверки суд установит, что решение о возбуждении уголовного дела о преступлениях, предусмотренных статьей 172.1 или статьями 198 — 199.

1 УК РФ, принято следователем при отсутствии достаточных данных, указывающих на признаки этих преступлений, то такое решение может быть признано незаконным и (или) необоснованным.

В этом случае суд обязывает следователя устранить допущенное нарушение закона.

Прокурор города Сосновый Бор                                                       В.В. Ковалёв

Марданшин: Госдума ужесточит ответственность за незаконное уголовное преследование предпринимателей

Государственная Дума России 30 ноября во втором и третьем чтении рассмотрит президентский законопроект, направленный на усиление уголовной ответственности для должностных лиц, правоохранительных органов за незаконное уголовное преследование предпринимателей.

Уголовная ответственность, согласно законопроекту, будет установлена за незаконное возбуждение уголовных дел в отношении предпринимателей, направленное на воспрепятствование предпринимательской деятельности, если это повлекло закрытие бизнеса или причинение крупного ущерба предпринимателю в размере более чем полтора миллиона рублей.

За это предусмотрены санкции от 5 до 10 лет лишения свободы. Кроме этого, законопроектом предлагается ужесточить ответственность за возбуждение уголовных дел в отношении заведомо невиновных лиц.

Об этом заявил координатор партпроекта «Комфортная правовая среда», заместитель председателя комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Рафаэль Марданшин в преддверии пленарного заседания.

Марданшин отметил, что «данная проблематика обсуждается на протяжении последних лет, тему также затронул президент нашей страны в Послании Федеральному Собранию, он отметил, что нужно исключить из системы права любые зацепки, которые позволяют хозяйственный спор решить путем возбуждения уголовных дел, заказных уголовных дел против предпринимателей».

По словам депутата, согласно статистике, только 15% возбужденных уголовных дел против предпринимателей доходит до суда — это около 35 тысяч уголовных дел. «Причем зачастую уголовные дела возбуждаются, предпринимателей лишают свободы, а  потом или отбирается бизнес, или бизнес у них рушится», — отметил он.

Депутат подчеркнул, что незаконное преследование предпринимателей «наносит вред не только самому предпринимателю, — от этого страдает в целом экономика нашей страны, так как закрываются предприятия, закрываются рабочие места, не платятся налоги, не платится заработная плата, и в целом такие ситуации влияют на инвестиционный и предпринимательский климат в нашей стране».

Марданшин заметил, что на эту проблему также обращало внимание предпринимательское сообщество, этот вопрос бизнесмены обсуждали на встрече с главой государства, а также  на сентябрьском заседании рабочей группы при администрации президента РФ по мониторингу и анализу правоприменительной практики в сфере предпринимательства. По итогам заседания рабочей группы президент внес в Госдуму законопроект.

Кроме этого, законопроект предлагает ужесточить ответственность до 7 лет вместо 5 лет за возбуждение уголовных дел и уголовное преследование в отношении заведомо невиновных лиц. «Эта категория преступлений из разряда средней тяжести будет переводиться в разряд более тяжких преступлений», — уточнил Марданшин.

Ранее парламентарии рассмотрели поправки от президента РФ, также разработанные рабочей группой при администрации президента РФ по мониторингу и анализу правоприменительной практики в сфере предпринимательства.

Эти поправки были направлены на гуманизацию уголовного законодательства: в Уголовный кодекс был введен спецсостав мошенничества в сфере предпринимательской деятельности, сопряженной с неисполнением договорных обязательств.

«Теперь новым составом предусматриваются повышенные пороги ущерба, после которого наступает уголовная ответственность предпринимателей, лиц, привлекаемых по этой статье нельзя будет заключать в СИЗО.

Кроме того, поправками введена возможность посещения нотариусами задержанных предпринимателей, находящихся в СИЗО, а также под домашним арестом.

Таким образом, можно говорить о планомерной законотворческой работе по защите предпринимателей от необоснованного уголовного преследования и необоснованного давления со стороны правоохранительных органов, в том числе, незаконного уголовного преследования», — заявил Марданшин.

«Фракция «Единая Россия» будет поддерживать данный законопроект во втором и третьем чтении. Мы считаем, что принятие данного закона послужит еще одним серьезным сигналом для недобросовестных представителей правоохранительных органов, что незаконное уголовное преследование предпринимателей будет караться по всей строгости закона», — заключил он.

Улучшение бизнес-климата и свободное развитие предпринимательства как основы экономики являются частью Программы «Единой России».

Среди приоритетов Партии — комплексный пересмотр системы государственного и муниципального контроля и надзора; усиление парламентского контроля за реализацией «дорожных карт» по улучшению ведения бизнеса, а также разработка и внедрение системы внутреннего мониторинга состояния делового климата в России. «Единая Россия» считает необходимым реализовать в стране систему мер по снижению административного давления, прежде всего, на новые компании, малый и средний бизнес.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *