Интервью с андреем лариным в бизнес-журнале № 1(128) 2014

Украинский режиссер Олег Сенцов вернулся к своему любимому занятию после невероятно сложного и почти фатального периода жизни, в течение которого российские власти посадили его в тюрьму на несколько лет по обвинениям, которые подверглись широкому осуждению со стороны правозащитных организаций.

Тяжелое положение Сенцова отразилось в сердцах и умах международного киносообщества. Он был арестован в 2014 году после аннексии Россией Крыма и в 2015 году приговорен к 20 годам за «террористическую деятельность». Международная правозащитная организация «Эмнести Интернэшнл» (Amnesty International) назвала эти обвинения «сфабрикованными».

Отбывая свой срок, режиссер отказался от посещений своих родственников на том основании, что другие посетители, как было замечено, после их отъезда впадали в депрессию, и, в конце концов, объявил голодовку, которая длилась 145 дней. Многие считали, что живым из тюрьмы он никогда не выйдет.

К счастью, в сентябре 2019 года Сенцов был освобожден в рамках обмена пленными с Украиной, после чего он воссоединился со своей семьей. Сейчас он живет в Киеве со своими детьми и планирует жениться на своей невесте.

Фильм «Носорог», криминальная драма, действие которой разворачивается на Украине 1990-х годов, является его первым фильмом, снятым после освобождения. Премьера картины состоится 10 сентября в рамках программы Венецианского кинофестиваля «Горизонты». Продвижением фильма на международном рынке занимается компания «УэстЭнд Филмз» (WestEnd Films).

Ниже мы приводим рассказ Сенцова о возвращении к нормальной жизни, об истории создания фильма «Носорог» и о том, как его вдохновило высказывание Уинстона Черчилля о поддержке искусства.

«Дэдлайн»: Что у вас нового в правовом плане?

Олег Сенцов: В 2015 году я был ложно обвинен Россией и по сфабрикованным обвинениям незаконно приговорен к 20 годам тюремного заключения. Обвинения были бессмысленными, и все международное сообщество об этом знало. Вот почему у меня была такая мощная поддержка.

«Дэдлайн»: Как складывается ваша жизнь после освобождения? Что вы чувствовали, вернувшись к своей семье? Можете ли выезжать за рубеж, посещать другие страны?

Интервью с Андреем Лариным в Бизнес-журнале № 1(128) 2014Страна.ua15.07.2021Вести.ua15.07.2021Телеграф07.04.2021

Олег Сенцов: Такое чувство, словно я наконец-то снова начал жить. Я могу совершать поездки, я люблю путешествовать и я бываю в разных местах.

Я провел множество международных официальных встреч, чтобы поддержать украинских заключенных, которые все еще находятся в российских тюрьмах. Меня регулярно приглашают на различные мероприятия.

А еще я очень горжусь тем, что после стольких лет я получил права на управление маломерными судами. Я люблю кататься на яхте и люблю ходить в море со своими друзьями и семьей.

Конечно, это замечательно, что мои дети со мной. Мне удалось перевезти их из Крыма в Киев. Я собираюсь жениться на своей невесте.

«Дэдлайн»: Вы сразу же вернулись к кинопроизводству, написали и сняли один фильм («Номера»), находясь в тюрьме, а теперь снимаете еще один, премьера которого состоится в Венеции. После того, через что вы прошли и что вы пережили, не возникало ли у вас желания заняться чем-то менее заметным, работой, которая не привлекала бы к себе особого внимания общественности?

Сенцов: Я решил стать кинорежиссером, когда мне было 30 с небольшим. С тех пор у меня никогда не было никаких сомнений в том, чем я хочу заниматься. Писать и снимать фильмы — это моя глубокая и внутренняя потребность.

«Дэдлайн»: Расскажите нам, что вас вдохновило на создание фильма «Носорог». Вы изначально надеялись снять фильм до вашего ареста, почему вы решили вернуться к нему сейчас?

Сенцов: Сюжет основан на реальных событиях. Прототипом главного героя стал один из моих друзей. У нас на Украине нет фильмов о «диких» девяностых. Я хотел показать миру, какой была наша жизнь после распада Советского Союза. Это было время жестокости и бессмысленного насилия. Я не люблю и не терплю насилия.

«Дэдлайн»: Процесс отбора исполнителя роли вашего главного героя был длительным, во время кастинга вы посмотрели 700 кандидатур — бывших заключенных, военнослужащих и спортсменов. Как вы выбрали Сергея Филимонова?

Сенцов: Сначала я очень скептически относился к Сергею. Он не был похож на Носорога. Мне сказали, что он спортсмен, бывший футбольный болельщик и ветеран. Но когда я встретился с ним, он выглядел совершенно иначе.

Это был молодой человек, который только что основал свою НПО, женился и стал отцом маленького сына. Только после нескольких собеседований я признал, что его жизненный опыт соответствует тому, что нам было нужно.

Сергей понимает сложность жизни, он потерял своих друзей на войне, вырос в сложных условиях, но смог преодолеть все препятствия.

«Дэдлайн»: Сергей тоже активист, вы чувствовали себя родственными душами?

Сенцов: Ну, мы очень разные люди. В то же время мы разделяем одни и те же ценности в отношении демократии и верховенства закона. Мы считаем, что мы должны противостоять агрессии со стороны России. Мы оба хотим видеть Украину сильной и независимой страной.

Интервью с Андреем Лариным в Бизнес-журнале № 1(128) 2014Delfi.lt11.11.2019Aktuality09.12.2019Hromadske26.11.2019

«Дэдлайн»: В фильме есть несколько масштабных сцен — было ли сложно снимать во время пандемии?

Сенцов: Было чрезвычайно трудно соблюдать все правила, введенные во время пандемии, но мы знали, что это единственно правильный подход. Мы не могли допустить, чтобы люди заболели. Мы регулярно сдавали анализы, соблюдая все рекомендации и правила.

«Дэдлайн»: Фильм выглядит как амбициозный проект, как вы с вашим продюсером получили бюджет?

Сенцов: «Носорог» был создан в качестве совместного проекта Украины («Артхаус Трафик»/Arthouse Traffic, «Край Синема»/Cry Cinema), Польши («Эппл Филм Продакшн»/Apple Film Production) и Германии (Ma.

ja.de.). Фильм финансировали Государственное агентство Украины по вопросам кино, Фонд «Евримаж» (Eurimages), Польский институт кино и кинофонд Германии «Медиенборд Берлин-Бранденбург» (Medienboard Berlin-Brandenburg).

«Дэдлайн»: Каково быть режиссером на Украине? Сейчас особенно сложный период для страны, и это, как правило, оказывает сильное влияние на искусство — с одной стороны, это может вдохновить людей на создание великих произведений искусства, а с другой стороны, создание произведения искусства может стать сложнее, особенно из-за отсутствия финансирования. Как вы с этим справляетесь?

Сенцов: Я в этой стране вырос и мне известны все нюансы, которые здесь могут возникнуть. Тем не менее, украинская киноиндустрия развивается. Последнюю неделю я провел на Одесском международном кинофестивале, и этот национальный конкурс был просто замечательным.

Конечно, когда в стране идет война, может показаться, что искусство не является главным приоритетом. Мне просто нравится одна история об Уинстоне Черчилле.

Когда его попросили сократить финансирование искусства и направить средства на нужды фронта, он просто ответил: «Тогда за что мы воюем?». 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Colonel Cassad

Новый порядок в Кабулеcolonelcassad29 августа, 15:49Новый порядок в Кабуле.В районе Шахур патруль талибов из пулемета расстрелял машину, водитель которой не отреагировал на требование остановиться для досмотра.Водитель был убит.Новые власти требуют от местных жителей беспрекословного выполнения требований патрулей, так как все это направлено на пресечение грабежей, мародерства и террористических актов.

( Читать дальше…Свернуть )

Ремейк Электроградаcolonelcassad29 августа, 14:05Интервью с Андреем Лариным в Бизнес-журнале № 1(128) 2014В СМИ пишут, что одним из городов, которые Шойгу собрался строить в Сибири, может быть Электроград.Город собирались строить еще в СССР, но из-за Перестройки и «святых 90х» все похерили и на месте будущего города ныне одни руины остались.Ну а теперь вроде как есть планы руины убрать и начать заново строить на том же месте опираясь на советский проект.

( Читать дальше…Свернуть )

«Спящий Джо»colonelcassad29 августа, 10:25Байден прикорнул прямо во время переговоров с премьер-министром Израиля.

( Читать дальше…Свернуть )

Яркая личность о разнице между Америкой и Россиейcolonelcassad28 августа, 18:10Никогда России не стать святым американским раем.Но все же, почему бы не противопоставить жену Хрущева жене Кеннеди?В СССР, например, мужа Хрущевой просто отправили в отставку на пенсию. А в США мужа Джеки Кеннеди прилюдно убили.

PS. Для тех, кто не в курсе, кто этот яркий гигант мысли и отец русской демократии https://echo.msk.ru/guests/810042-echo/

Талибан возобновил подачу воды в Иранcolonelcassad28 августа, 17:44Талибан возобновил подачу воды в Иран.Талибы открыли запоры на реке Гильменд, чтобы вода попала в переживающую засуху провинцию Систан в Иране.Допуск воды был закрыт бывшим правительством Афганистана, которое послушно и беспрекословно выполняло санкции США против Ирана.Так сказать, демонстрируют адекватность. Кстати, в вопросе «водной блокады» Талибан действует адекватнее Украины.
«Армия-2021». Боевой экзоскелет от «Ростеха»colonelcassad28 августа, 14:51На выставке «Армия 2021» «Ростех» представил свой прототип боевого армейского экзоскелета.

Разработчики также отмечают, что прототипы экзоскелетов уже обкатывались https://slovodel.com/617518-rosteh-soobshchil-ob-uspeshnom-ispytanii-voennyh-ekzoskeletov-v-sirii в боевых условиях в Сирии. В частности, пассивные экзоскелеты используют подразделения саперов. В этом отношении Сирия по-прежнему остается удобным полигоном для тестирования новейших образцов вооружений.

( Читать дальше…Свернуть )
Роль Дзержинского в победе над голодом в Поволжьеcolonelcassad28 августа, 13:18Историк отечественных спецслужб, кандидат исторических наук Илья Ратьковский рассказывает о роли Феликса Дзержинского и сотрудников ВЧК в победе над голодом в Поволжье 1921-1922 гг. Интервью можно рассматривать как первый из четырёх трейлеров к документальному фильму «Победить Голод». Премьера фильма состоится в декабре 2021 года

( Читать дальше…Свернуть )

Предательство на митингеcolonelcassad28 августа, 12:21К сожалению, тема самого митинга осталась не раскрытой.
Массовый снос недостроевcolonelcassad28 августа, 7:44Китайцы оптом сносят 15 недостроенных высоток.Строительство было прекращено еще в 2014 году, а за прошедшие годы здания без обслуживания пришли в непригодное состояние, поэтому было принято решение — снести весь недострой. Так кск сносили все оптом, то в итоге получились весьма впечатляющие кадры.

( Читать дальше…Свернуть )

Гомосексуальность признается болезнью — психическим расстройством.colonelcassad27 августа, 22:19Несмотря на страдания китайских гомосеков, китайский суд подтвердил тезис, что гомосексуализм считается болезнью и психическим отклонением.

Суд в провинции Цзянсу в Китае встал на сторону авторов учебника, в котором гомосексуальность признается болезнью — психическим расстройством. Об этом cообщает Reuters.

( Читать дальше…Свернуть )
Как Россия изменила энергетику Крымаcolonelcassad27 августа, 20:14Денис Селезнев о том, как изменилась энергетика Крыма с 2014-го года. Что было при Украине и что стало при России.Весьма наглядные сравнения + неплохой фактаж.

( Читать дальше…Свернуть )

«Все, парень, ты уже повязан». Топ-менеджер компании Lorena о специфике семейного бизнеса

Интервью с Андреем Лариным в Бизнес-журнале № 1(128) 2014Андрей Выховский. Иллюстрация: Коллаж: Дарья Межецкая, DK.RU

Читайте также:  Состоялась внеочередная конференция регионального отделения «Опора России»

У Андрея Выховского был свой бизнес, но в 2020 г. он решил уйти в найм. Да не к кому-то, а к своему отцу. Свой бизнес пришлось продать. Как в 40 лет перестроить жизнь, он рассказал DK.RU.

Андрей Выховский родился в Миассе Челябинской области, в 16 лет отправился учиться в Екатеринбург и остался: в 2003 г. запустил свой первый бизнес по производству изделий из стекла. DK.RU подробно рассказывал о компании GlassGuard из Екатеринбурга, которая стала новатором на стекольном рынке.

Спустя 17 лет с момента запуска компании Андрей Выховский продал ее и вернулся в Миасс, чтобы заняться семейным бизнесом. Отец, Юрий Выховский, директор компании по производству кухонь Lorena, предложил ему возглавить департамент продаж всей федеральной сети (у компании 140 салонов по России и порядка 1 тыс. сотрудников).

DK.RU Андрей Выховский рассказал, почему в России сложно продать свой бизнес, каково это — работать с родственниками и как воспитывает предпринимательский дух в своих детях.

Набить шишек на стороне

Компании Lorena осенью 2021 г. исполнится 32 года. Все это время ее штаб-квартира и производство находятся в Миассе. Андрей Выховский рассказывает, что до 2020 г. не принимал участия в работе компании.

Говорит, если не считать, что, еще будучи студентом, «махал лопатой» на стройке цехов. Но в 2020 г.

все сошлось: в январе отец сделал ему предложение, от которого невозможно было отказаться, а в августе два конкурента предложили купить стекольное производство.

— В любом случае, прежде чем прийти к такому решению, нужно было, чтобы и я, и отец созрели для такого предложения. Я считаю, что преемников нужно взращивать изначально. И стратегия, когда родственники работают на стороне и набивают шишки там, оправданна. Лучше набить шишек за чужой счет, ведь ошибки могут стать фатальными, — считает Андрей Выховский.

Как вы решились, спустя 17 лет, продать свой бизнес?

— К августу 2020 г. я уже подустал от дистанционного управления компанией (я уже жил в Миассе): задача была скорее поддерживать компанию в тонусе, нежели динамично развиваться, при этом днем я работал в Lorena, а все остальное время, включая выходные, уделял время GlassGuard.

Мне сделали сразу два предложения. Но продать бизнес не так просто: в силу многих внутренних и внешних обстоятельств в России структура собственности и управления активов не всегда прозрачна. И сформировать ценность компании как таковой достаточно сложно, потому что нет единых инструментов оценки.

Но тем не менее в итоге я продал компанию.

На сайте компании сейчас указаны новые контакты. У вас ее купил совладелец завода «Эма»?

— Да, ее купил Андрей Калетин, сын директора и собственника мебельного завода «Эма» Андрея Калетина.

Он был одновременно и нашим конкурентом, и клиентом — заказывал у нас определенные изделия из закаленного стекла.

Как я в свое время расширил компанию за счет покупки специального направления, так и он — за счет вертикальной интеграции. Мы делали готовые изделия из полуфабрикатов, и они получили производство полного цикла.

  • Получается, вы продали компанию как готовый бизнес?
  • — В какой-то мере да, но это скорее продажа оборудования и активов, нежели готового бизнеса как инструмента для получения прибыли.
  • Стоимость не раскрываете?

— Стоимость я бы раскрывать не хотел. Не скажу, что она глобальная.

Какие были ощущения после продажи?

— Особенность российского бизнеса — держаться за компанию до последнего, как за чемодан без ручки, который и нести тяжело, и бросить жалко. Вроде как давно пора закрыть ее, не генерировать убытки, а признать свои ошибки.

Это мировая практика ведения бизнеса в развитом мире: если что-то не получается, лучше остановиться. В силу близости таких убеждений я изначально понимал, что рано или поздно это произойдет. И меня призовет семейный бизнес.

Где-то в голове, в подкорке это сидело.

Вы стали наемным сотрудником?

— Безусловно, я наемный сотрудник, но не совсем, потому что мой отец входит в число собственников и является директором компании.

При этом вы 17 лет были единоличным управленцем. Почувствовали разницу?

— Это было самое сложное. Мой отец, создавший такую крупную компанию, в принципе человек непростой. Не скажу, что я в полной мере перестроился. Когда ты управляешь бизнесом самостоятельно, то отвечаешь за все процессы, принимаешь все решения. И я за эти годы отвык, что есть кто-то со стороны, перед кем нужно отчитываться и нести ответственность.

С точки зрения навыков и опыта ко многим вещам я готов не был. Сейчас у меня еще период обучения и адаптации. И я понимаю, какие ошибки были допущены мною при формировании своего бизнеса в Екатеринбурге. Сейчас я бы многое сделал по-другому.

Хорошо, что жизнь после 40 только начинается. Такая встряска и перенастройка на другие задачи и объемы работ очень бодрит. Некомпетентность в отдельных вещах я компенсирую тем, что больше времени продолжаю уделять работе.

В силу того, что моя семья остается в Екатеринбурге, я работаю до часу ночи.

В интервью DK.RU вы рассказывали, когда еще начинали работать с Lorena как производитель стеклянных панелей, вас поставили в общую очередь и никаких преференций не давали. Сейчас к вам такой же подход?

— Естественно. Я бы даже сказал по-другому: да, я наемный сотрудник, но ответственность у меня значительно выше. Если вдруг какой-то косяк, наемному сотруднику в лоб не скажешь, а мне — можно и нужно, потому что у меня задачи другие.

«Тебе надо за 500 тыс.!»

Пандемия не прошла бесследно для мебельного рынка. Он стал более конкурентным: небольшие локальные компании, которые не смогли перенаправить денежные потоки, закрылись, а на их место пришли новые. Но самым сложным оказалось другое.

— Самое сложное — даже не клиент, не аренда или производство. Самое сложное, как в итоге оказалось во время пандемии, — персонал, — говорит Андрей. — Во-первых, мы не могли платить сотрудникам те деньги, которые они хотели.

Если, условно, человек получал 150 тыс. руб., мы никак не могли платить ему столько же, пока он просто сидел дома. Поэтому часть персонала мы потеряли. Во-вторых, часть людей за это время поняла, что дома можно сидеть и дальше.

Я встречал взрослых людей, которые говорили: «Я получаю 15 тыс. руб., квартиру сдал в аренду, живу у родителей, они пенсию получают, как-то существуем. Я во всем себе отказываю, экономлю, но зато читаю много, занимаюсь спортом и чувствую себя комфортно». И таких ситуаций много. Проблема с персоналом усугубилась.

Если мы говорим про департамент продаж, который я возглавляю, мы ни одного дня не отдыхали. Сразу, как только стало понятно, что всех закрывают, поставили себе кучу административных задач. На тот момент я только пришел, требовалось проанализировать стандарты работы и усовершенствовать их. Компания была отнесена к системообразующим, и мы имели право работать как производство.

Подсчитывали потери по 2020 г.?

— Потери были неглобальные. В силу того, что в апреле практически не работало производство и салоны в торговых центрах были закрыты почти до середины июля, мы по продажам ушли в небольшой минус — примерно на 10% по сравнению с 2019 г. Но при этом, если смотреть по отношению к 2018 г., который был лучшим для компании с точки зрения продаж, то мы уже примерно с августа пошли в плюс к 2018 г.

Вы говорили, что раньше сегмент самых ходовых кухонь был 250-300 тыс. руб., постепенно он опустился до 250-150 тыс. руб. и уходит в диапазон 60-70 тыс. руб. Сейчас какая ситуация со стоимостью?

— Все, что касается роста стоимости и себестоимости — это больная тема. Я испытал дежавю, придя на мебельный рынок. Это то, что мы проходили в 2018 г. на стекольном рынке, когда стоимость стекла начала очень быстро и безостановочно расти — практически все стекольные производства имели к тому моменту зарубежных собственников, и им было выгоднее везти материалы за рубеж.

Условно, квадратный метр стекла в России ты мог продать за 200 руб., а если довезти до границы — за 420.

Понятно, что никакая заградительная пошлина в 30-50% тебя никак не остановит от продажи дороже.

Поэтому был жесткий дефицит, стоимость стремительно росла, специфические материалы вроде тонированного стекла купить было в принципе невозможно ни за какие деньги, потому что их не производили.

И сейчас аналогичная история на рынке плитных материалов (ЛДСП). Цены растут постоянно, очень сильный дефицит. Продажу сделал, а произвести не можешь, потому что не из чего. Нам в этом плане проще, потому что компания немаленькая, и у нас есть квоты от производителей. Но все равно стоимость материалов растет — за последний год уже примерно на 30%.

Используете российские материалы?

— Основная масса плитных материалов — российские, но много зарубежных комплектующих. Петли, фурнитура, пластик, клей — это все импорт.

Как меняется средний чек?

— Он постоянно растет. Средний чек порядка 235 тыс. руб. Но в силу нашего предложения мы можем сделать кухню как за 70 тыс. руб., так и за 2 млн руб. Во время пандемии предсказуемо для меня сначала росли продажи дорогих кухонь. Эконом сильно просел, а премиальный сегмент даже прирос.

Читайте также:  Усиление контроля над деятельностью застройщиков многоквартирных домов: плановая проверка может проводиться ежегодно

С чем вы это связывали?

— Когда ты покупаешь кухню условно за 100-120 тыс. руб., понятно, что средняя зарплата на члена семьи — порядка 50-60 тыс. руб. Такие семьи сильно пострадали во время пандемии, у них практически не было подушки безопасности. А когда покупаешь кухню за миллион — это плановая покупка.

В каком сегменте вы себя позиционируете?

— Это не премиальный сегмент, у нас сбалансированный средний сегмент. В целом по России мы занимаем третье место в этом сегменте по объему выручки и количеству производимых изделий.

Так было всегда? Есть ассоциация, что не совсем средний, а дороже.

— Проработав в компании чуть больше года, я понимаю, почему возникают такие ощущения. Это проблема продавцов-консультантов. Зачастую они не совсем корректно понимают, что такое быть экспертом.

Мы говорим, что быть экспертом — это продемонстрировать клиенту свою грамотность с точки зрения построения кухни, понять его потребности и предложить здесь и сейчас то, что ему необходимо. А не так, что клиент пришел, я посмотрел на него опытным взглядом и сказал: «Тебе надо за 500 тыс.!».

И рисую единственно верный вариант, от которого клиент сразу в шоке убегает. Мы проводили такие эксперименты — отправляли тайных покупателей. К примеру, даже в Миассе, где находится фабрика, люди считают, что у нас дорогие кухни. Хотя я знаю, за сколько их в основном покупают.

А потом выяснилось, почему.

Представьте: население города — порядка 145 тыс. человек. При том трафике, который есть в салонах за пять лет, мы так или иначе контактируем со всеми жителями города — через покупателей, их друзей и знакомых.

Приходит клиент — совершенно неподготовленный. Ему показывают «игрушку» — подъемник с электроприводом. Он говорит: «Хочу!». Но не знает, что один такой подъемник стоит 80 тыс. руб. Клиенту, назовем их «опытные продавцы-консультанты», в результате считают кухню на 750 тыс. руб., хотя у него бюджет 200-250 тыс. руб. Человек, конечно, приходит в ужас.

Мы так отправили одного сотрудника, чтобы ему посчитали проект, и в итоге выяснили, что у него даже не спросили про бюджет, а посчитали наобум. Такие консультанты думают, что одного клиента потеряли, а по факту весь город считает, что кухни стоят дорого.

Последний год я как раз и занимался тем, что мы дорабатывали стандарты работы с клиентами, запустили новые на основе опыта успешных компаний на рынке и наших филиалов. Естественно, я применил 17-летний опыт по своей компании, где тоже занимался продажами. И сейчас мы по-другому выстраиваем работу с клиентами, чтобы таких ситуаций больше не было.

Во время пандемии государство помогало?

— Безусловно, в рамках озвученных мер помощь была. МРОТ на сотрудников был выплачен (там, где мы проходили по роду деятельности). Мы получили льготный кредит, который помог стабилизировать некоторые процессы в тот период. Но я не скажу, что это та помощь, от которой скажешь: «Спасибо, вы нас всех спасли».

Не скажу, что государство нас забыло и бросило. Но возникали отдельные «веселые» случаи на местах. У нас была история, когда сотруднику нужно было сменить перчатки. И именно в тот момент, когда он снял их, чтобы надеть новые, зашел проверяющий и выписал штраф на организацию.

Или в одном городе забыли поставить подпись в журнале, хотя в наличии был полный набор всех средств защиты, и все были в масках и перчатках. И мы опять заплатили штраф на ровном месте.

Как вырастить предпринимателя

Сейчас Андрей Выховский живет на два города — работает в Миассе и на выходные приезжает в Екатеринбург к семье. Говорит, о переменах не жалеет, но после мегаполиса пришлось привыкать к жизни в небольшом городе. 

— Есть определенный дискомфорт после крупного города. Но есть и свои плюсы: природа, близость всего — от дома до работы — 7-8 минут езды максимум без пробок. Если нужно, сел вечером на велосипед — доехал до озера Тургояк или забрался на горы, подышал свежим воздухом. В этом плане здесь классно. А с точки зрения каких-то цивилизационных радостей и удобств — есть проблемы. Не без этого.

Вы в семейный бизнес пришли в 40 лет, но в начале нашего разговора сказали, что неплохо бы воспитывать преемников изначально. Вы в своих детях это планируете развивать?

— Конечно.

Предпринимательский дух в них уже чувствуется?

— Они еще маленькие, предпринимательский дух в них пока непонятен. Но он же не рождается по щелчку пальца.

Это вовлечение в различные процессы: сделать что-то руками, понять, как инструмент работает, что из куска дерева можно сделать, например, подставку для телефона. Доносить не просто потребительские, а созидательные вещи.

И определенную ответственность. Я именно благодаря примеру отца пошел в самостоятельный бизнес и хотел достичь чего-то большего.

Специфика российского бизнеса такова, что лучший способ не похоронить компанию — поставить управлять человека, кровно заинтересованного в ее росте.

Любой наемный сотрудник рано или поздно скажет: «Я пошел. У меня пенсия, я устал или я достиг всего и пошел развиваться дальше». Кровные родственники такого не скажут: все, парень, ты уже повязан.

Конечно, будем воспитывать детей в этом ключе. Но есть и другие соучредители и у них тоже есть дети. У кого лучше получится, тот и будет руководить компанией.

Андрей Ларин: Юридический бизнес: секреты внутренней кухни

Развитие законодательства, сохранение крепкой юридической школы, обеспечивающей кадровые ресурсы, — факторы, которые не могли не стимулировать быстрое становление юридических фирм в Саратове. Секретами закулисного юридического амфитеатра поделился Андрей Ларин, директор Юридического бюро «Аргументъ».

— Андрей Александрович, ваша компания работает на рынке юридических услуг уже несколько лет. Что сегодня вы можете записать в главные характеристики Юридического бюро «Аргумент»?

— Юридическое бюро «Аргументъ», является юридической компанией полного цикла и оказывает весь спектр юридических услуг, начиная от юридических консультаций, регистрационных действий заканчивая представлением интересов в судебном споре судов всех инстанций, исполнительном производстве, банкротстве, споре с государственными органами, управлением недвижимостью и бизнесом. Юристы бюро решают юридические проблемы клиента не фрагментарно, а комплексно и в тоже время индивидуально, проводя глубокий и обстоятельный правовой анализ сложившейся ситуации. Такой подход позволяет не подстраивать бизнес-процессы клиента под готовые, всем известные, юридические «штампы» и «клише». Помимо выполнения основной юридической задачи юристами предлагаются варианты усовершенствования текущей деятельности клиента на основе правового анализа и обязательной юридической превентивности на случай возникновения судебных споров. Практический опыт показывает, что только правовая уникальность в работе и высокая юридическая квалификация позволяют достичь максимальной эффективности от юридической деятельности.

— Какое Ваше отношение к личному пиару юриста?

— Положительное! Это кропотливая работа, требующая усилий и вложения в юриста. Однако не стоит забывать, что главный пиар юриста — это значимость дел, которые он ведет.

В частности, для поддержания высокой профессиональной квалификации в Юридическом бюро «Аргументъ» разработана и внедрена собственная уникальная система менеджмента качества юридических услуг. В состав компании входят только юристы-профессионалы.

Юридическое бюро «Аргументъ» предоставляет юридические услуги неизменно высокого качества. Более 80% судебных дел, проведенных Юридическим бюро «Аргументъ», входят в категорию сложных и особо сложных.

Юристы Юридического бюро «Аргументъ» оказывает квалифицированные юридические услуги, специализируясь в области гражданского, арбитражного, корпоративного, административного права, банкротства, строительства, недвижимости, транспорта, юридического консалтинга.

— При таком высоком уровне подготовки специалистов, вы считаете, что у Юридического бюро «Аргументъ» есть конкуренты?

— Конкурент — это в той или иной степени соперник, враг. Таков стереотип. В этом смысле у нас нет конкурентов. У нас есть союзники, единомышленники. Мы не только о них знаем, но и поддерживаем добрые и даже дружеские отношения.

Но важно, кто считает конкурентами нас, а ни кого считаем конкурентами мы, поэтому, как и в любом бизнесе, в юридической практике, не обходится без недобропорядочных предпринимателей. Иногда такие бизнесмены фактически садятся на шею тем, кто работает честно.

В моей юридической практике случалось такое, что конкуренты попросту начинали злоупотреблять нашим именем. Простой пример… Одному из обманутых вкладчиков «Мясмолпрома» позвонили юристы и, представившись как филиал Юридического бюро «Аргументъ», стали предлагать свои услуги.

Естественно, он был удивлен и осведомленностью неизвестных ему юристов о его судебной тяжбе, и навязчивостью звонившего, так как уже ни раз слышал о нашей компании, как о серьезной юридической организации, которая не навязывает свои услуги клиентам.

Мы учли этот случай и во избежание неприятных недоразумений дали официальное опровержение в СМИ, что у Юридического бюро «Аргументъ» нет никаких филиалов, мы самостоятельная организация.

Но это только одна сторона проблемы, есть и другая — от действий подобных мошенников начинает страдать деловая среда в целом и подрывается авторитет юридического сообщества. Или другая ситуация… В наше Юридическое бюро на открытую вакансию бизнес-менеджера пришел человек, мы провели с ним собеседование.

Но помимо прочего, кандидат активно интересовался некоторыми специфичными вопросами внутренней кухни нашей компании: клиентской базой, ее количественным составом, как вообще мы привлекаем клиентов и многое другое.

Читайте также:  Принят закон о лицензировании деятельности по управлению многоквартирными домами

А чуть позже мне стало известно, что этот человек является директором одной из саратовских юридических фирм, причем той, которую мы конкурентами никогда не считали. А совсем недавно одна московская юридическая фирма скопировала наш сайт. Пришлось писать официальные претензии для блокировки этого сайта. Подобные факты лично меня ставят в тупик: почему-то некоторые предприниматели считают, что конкуренция заключается именно в шпионаже и мелком мошенничестве. Они не понимают простого правила — не надо ни с кем бороться! Надо качественно делать свою работу: надо любить свою работу, любить свой персонал, своих клиентов. Нет в бизнесе простых и мгновенных решений. Есть только систематическая, долговременная работа, по совершенствованию себя и своего бизнеса.

— Как вы считаете, можно ли бороться с этим?

— В первую очередь нужно уничтожить понятие конкуренции у себя в голове! То есть, перестать пристально изучать клиентскую базу других фирм и «плакать» над ней.

Запретить себе и персоналу обсуждать, как низкие, так и высокие цены у соседей, иначе просто не останется сил и времени на совершенствование своего бизнеса.

То есть, важно грамотно сформулировать свое отношение к этому вопросу и тогда можно спокойно работать и развивать свой бизнес.

— С чем вы связываете подобные действия конкурентов: сравнительно низкое качество юридических услуг у фирм-конкурентов, желание перенять ваш опыт?

— В любом бизнесе всегда есть и злоупотребления, и неквалифицированные специалисты. Когда у вас работа зависит от десятка исполнителей разной квалификации, то и ошибок в ней может быть много.

Другое дело, если у вас есть стройный процесс, который постоянно совершенствуется людьми высочайшей квалификации. Причем не надо думать, что «юридическая фабрика» нацелена на то, чтобы оказать юридические услуги и точка.

Мы хотим оказывать юридические услуги, чтобы помогать развиваться бизнесу наших клиентов. И это у нас получается.

Интервью с директором ЮБ Аргументъ А. Лариным. Бизнес- журнал № 11 (118) 2012г

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ ПОДХОД

Сегодня, в условиях конкуренции, на саратовском рынке юридических услуг правильный выбор защитника становится нелегким делом. Для Андрея Ларина, директора юридического бюро «Аргументъ», и его сотрудников принцип «Большие победы рождаются из больших проблем» является не только профессиональным, но и личным кредо.

— Андрей Александрович, как все начиналось и что сегодня вы можете записать в главные характеристики юридическогобюро «Аргументъ»?

— Защищать интересы других людей давно стало для меня образом жизни,а не просто работой.

Когда я понял, что в одиночку помочь всем невозможно — организовал свое юридическое Бюро, которое работает по самым разным направлениям, начиная от защиты интересов граждан и заканчивая полным юридическим сопровождением бизнес-структур.

В настоящее время мы делаем упор на работу именно с предпринимателями. Это весьма актуально, поскольку бизнес является основой нашей экономики.

— Какие преимущества получает клиент при обращении к вам?

— Прежде всего, это персональный подход к каждому клиенту. Юристы нашего Бюро решают юридические проблемы не фрагментарно, а комплексно и в тоже время индивидуально, проводя глубокий и обстоятельный правовой анализ сложившейся ситуации.

Главное в нашей работе понимать, что любое дело, с которым приходит клиент, не является точной копией другого. Существует масса нюансов в праве, и каждое новое дело можно рассмотреть совершенно по-разному.

Не последнюю роль здесь играет высокий уровень подготовки наших специалистов. В состав компании входят только юристы-профессионалы. Юридическое бюро«Аргументъ» предоставляет юридические услуги неизменно высокого качества.

 Более 80% судебных дел, проведенных нами, входят в категорию сложныхи особо сложных. Кроме того, мы несем материальную ответственность за все оказываемые услуги.

— Если говорить о защите интересов бизнеса, с какими проблемами предприниматели чаще всего обращаются к вам?

— В любом бизнесе много моментов,связанных с юридической стороной дела.Это и работа с контрагентами по договорам, и грамотное юридическое составление документов, и исполнение договорных обязательств.

Немаловажное значение имеют и сопутствующие услуги, такие как: разрешение налоговых споров, юридическое сопровождение процедуры банкротства, кроме того,мы предоставляем юридические услуги по договору аутстаффинга.

Последняя опция будет особенно полезна тем предпринимателям, которые по каким-то причинам не могут содержать штатного юриста. В этом случае мы предоставляем фирме своего сотрудника на время, например, для проведения налоговой проверки или заключения крупной сделки.

Сейчас бизнесом очень востребована услуга юридического обслуживания на абонентской основе, которая значительно экономит средства, затрачиваемые на юриста (заработная плата, социальные выплаты и гарантии, содержание рабочего места и платной правовой системы), однако, взамен предприниматель за фиксированную плату получает не одного юриста, а целый юридический отдел с квалифицированными юристами из разных отраслей права, при этом не неся дополнительных расходов. В зависимости от выбранного тарифного плана, наши юристы будут консультировать клиента, отвечать за документооборот, представлять интересы в суде и многое другое.

— Одним из направлений вашей юридической практики является работа со строительными компаниями. В чем особенность этой сферы услуг?

— Юридическое бюро «Аргументъ» провело значительное количество судебных процессов в судах общей юрисдикции и арбитражных судах, причем как на стороне дольщиков, так и на стороне застройщиков (в том числе и при процедуре банкротства застройщика).

К нам обращаются сами строители (подрядчики), как для правового обслуживания, так и для представления интересов в судебных спорах.

Нам известны юридические нюансы и уязвимые места при долевом строительстве недвижимости, поэтому Бюро много консультирует и часто представляет интересы клиентов в этой сфере, причем, не только в Саратове, но и в других регионах.

— Вы упомянули о том, что ведете юридическую практику не только в Саратове. Предприниматели из каких регионов могут рассчитывать на вашу помощь?

— Юридическое бюро «Аргументъ» ведет судебную практику и представляет интересы клиентов в судебных органах по всему Поволжью: Саратов, Самара, Волгоград, Пенза, Астрахань, Казань. Мы осуществляем командировки в Тамбов, Воронеж, Москву и Санкт-Петербург. А наши консалтинговые услуги предоставляются по всей территории РФ.

Сейчас, например, к нам обратилась инвестиционно-строительная компания из Санкт-Петербурга, осуществляющая строительство крупных объектов по все территории России. Мы представляли ее интересы в переговорах с региональными правительственными структурами, которые успешно завершены.

В результате мы будем осуществлять полное юридическое сопровождение строительства нового бизнес-центра в Саратове. Юридическая превентивность и обстоятельный правовой анализ спорных ситуаций позволяют решить большинство проблем еще на этапе их возникновения.

Такой принцип работы Юридического бюро «Аргументъ» является показателем высоких профессиональных качеств и залогом успешного разрешения юридических трудностей.

Как за две недели собрать 10 млн рублей и заставить страну изменить почерк: интервью с создателем «Доброшрифта» Андреем Бузиной

Андрей Бузина·Фото DR

Социальный проект «Доброшрифт» появился в 2019 году. В его основе лежит шрифт из 33 букв кириллицы, написанных от руки детьми с ДЦП, а после оформленных профессиональными дизайнерами. Раз в год, во Всемирный день поддержки людей с ДЦП (приходится на первую среду октября), запускается вирусная кампания, когда бизнесы и люди могут использовать этот шрифт, чтобы привлечь внимание к проблеме и помочь подопечным благотворительного фонда «Подарок ангелу» — сделать пожертвование или купить «доброхуди», часть средств от продажи которых идет на реабилитацию детей с детским церебральным параличом (мерч проекта носят Иван Ургант, Ирина Горбачева и многие другие звезды). Пик кампании «Доброшрифта» приходится на октябрь, но сбор средств открыт круглый год.

В 2019 году, согласно сайту проекта, в акции поучаствовало 400 брендов, удалось собрать 16 млн рублей и оказать помощь 241 ребенку. По словам создателя «Доброшрифта», основателя рекламного агентства Smetana Андрея Бузины, акция 2020 года, которая стартовала 7 октября, как минимум в два раза масштабнее прошлогодней — и по охватам, и по сборам.

— Давайте начнем с конца. Что в этом году получилось сделать, сколько средств собрать? Уже есть предварительные итоги?

— Они действительно предварительные, но уже воодушевляют нас, потому что мы идем с приростом в два раза по деньгам по сравнению с прошлым годом. В количестве участников и в охватах тоже сильно выросли. Сейчас сборы суммарно 10 млн рублей за первые две недели. Это то, что идет непосредственно в фонд «Подарок ангелу» на реабилитацию детей с ДЦП.

— Сколько всего в прошлом году собрали?

— Порядка 16 млн. У любых вирусных кампаний, к которым относится и «Доброшрифт», есть пик и «хвост» — интерес хоть и спадает, но еще долго держится. Так что мы действительно сильно опережаем прошлогодние показатели.

— Будете в этом году делать дополнительные активности, чтобы удлинить «хвост»?

— Да, будут новогодние акции, выпустим, наверное, игрушки, подключим информационных партнеров. В прошлом году у нас не было четких коммерческих целей, сколько и как мы должны собрать денег. Был генеральный партнер Росбанк, который закрывал наши потребности на производство — сайт, видео, рекламная кампания.

  Я изначально знал, что вышел в плюс, а все, что удастся собрать, пойдет в фонд «Подарок ангелу». Тогда было ощущение, если взлетит — то взлетит, классно, а в этом году мы уже понимали, что деньги можно и нужно зарабатывать, — так у нас появились спонсорские пакеты, расширенная линейка мерча, в том числе корпоративного.

«Яндекс», ВДНХ и другие компании заказали мерч для своих сотрудников.

«В первый год мы иногда встречали реакцию «пришли непонятные ребята и предлагают непонятную идею»

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *