Крупнейшее предприятия «солпро» пустят по ускоренной процедуре

  • 10:20, 2 апреля 2021
  • Комментариев[5]

Крупнейшее предприятия «Солпро» пустят по ускоренной процедуре Территория завода / proitek.reztsoff.ru

На маслоэкстракционный завод «Волжский терминал» в Балакове претендуют три крупных игрока. 

Напомним, предприятие, запущенное в 2014 году, входило в состав «Солнечных продуктов» Владислава Бурова (ГК «Букет»). Долги «СолПро» на 34,7 млрд руб. перед Россельхозбанком в 2018 году выкупила ГК «Русагро» Вадима Мошковича.

Она планировала приобрести часть активов «СолПро», в том числе и балаковское предприятие. Позже его по требованию «Русагро» признали банкротом, а дебиторскую задолженность попытались продать. В конце декабря 2019 года говорилось о намерении «Русагро» вложить в балаковский и аткарский заводы «миллиарды рублей».

В конце февраля 2021 года комплекс «Волжского терминала» выставили на торги в рамках банкротного дела, пишет «Коммерсант». Начальная цена составила 2,88 млрд руб. Площадка включает в себя сам завод, речной терминал с выходом в Каспийский и Среднеземноморский бассейны и элеваторный комплекс. Мощность производства — 765 тонн нерафинированного масла в сутки. 

Торги были назначены на 6 апреля, однако их отменили по требованию «Русагро» из-за необходимости внести изменения в положение о продаже имущества. 

Комплексом заинтересовались и в АО «Астон» — Федеральная антимонопольная служба получила ходатайство о даче предварительного согласия на приобретение.

Компания называет себя крупнейшим экспортером растительных масел в России: она объединяет маслозаводы общей производительностью 330 тыс.

тонн в год, выпускает пищевые ингредиенты, управляет элеваторными комплексами, терминалами, судостроительным заводом и другими активами. 

По данным «СПАРК-Интерфакс», выручка «Астона» в 2019 году составила 66,78 млрд руб., чистая прибыль — 1,28 млрд. Бенефициаром общества считается Вадим Викулов. 

Директор отраслевого онлайн-издания «Совэкон» Андрей Сизов уточняет, что для «Астона» балаковский завод может стать выгодным приобретением в Поволжье, где растет производство масличных. 

Владелец холдинга «Био-Тон» Эдуард Зенин говорит, что изучает перспективность площадки. До этого он сообщал, что холдинг может заняться собственной переработкой подсолнечника, уточняет «Коммерсант». Отметим, что в марте сообщалось о покупке «Био-Тоном» Саратовского комбината хлебопродуктов.

Гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрий Рылько указывает, что «Волжский терминал» привлекателен крупным современным маслозаводом с возможностью отгружать масло и зерно, в том числе на экспорт, а также с близостью сырьевой базы.

Но управляющий партнер Enterprise Legal Solutions Юрий Федюкин считает, что залоговый кредитор («Русагро») имеет больше шансов получить актив только в силу влияния на определение порядка реализации имущества.

Сказ о том, Как Русагро банкротит компании

Сейчас одна из ключевых тем, связанных с Русагро – консолидация активов СолПро, благодаря которой компания займет лидерские позиции на масложировом рынке.

В декабре Русагро приобрела у Россельхозбанка права требования к Солнечным продуктам на сумму 34,7 млрд руб. (более 80% долга СолПро), что увеличило долговую нагрузку компании до 3,37x Net Debt/EBITDA.

Русагро стала основным кредитором СолПро и сейчас подает иски о банкротстве предприятий Группы.

Суть процедуры банкротства

Когда предприятие не в состоянии расплатиться с кредиторамионо либо отдает свои активы для реализации на торгах в счет долга, либо, если это возможно, проходит специальные “реанимирующие” мероприятия для восстановления платежеспособности и дальнейшего погашения задолженности. Основной признак банкротства — обязательства по долгам просроченные более чем на 3 месяца. Подать иск о банкротстве в арбитражный суд может как сама компания, так и ее кредиторы.

Таким образом, когда суд принимает заявление о признании компании банкротом, она может пойти по двум путям:

Крупнейшее предприятия «Солпро» пустят по ускоренной процедуре  

В ходе процедуры наблюдения:

  • обеспечивается сохранность имущества,
  • оценивается финансовое состояние,
  • созывается собрание кредиторов и принимается решение о дальнейшей судьбе компании: о проведении реабилитационных процедур с целью восстановления финансовой состоятельности или завершения процедуры банкротства.

Для завершения банкротства проводится конкурсное производство, цель которого – соразмерное удовлетворение требований кредиторов. Имущество выставляется на торги, после чего средства от реализации направляются на погашение долгов перед кредиторами в соизмеримых относительно общего долга долях.

Зачем Русагро банкротит СолПро?

Через процедуру банкротства Русагро проводит сделку по приобретению отдельных активов Солнечных продуктов при одновременной реализации других активов на торгах по банкротству.

После признания предприятий СолПро банкротами, активы будут выставлены на торги, где Русагро сможет приобрести только необходимые ей активы с дисконтом, и при этом получить, как мажоритарный кредитор, большую часть средств с реализации активов СолПро.

По такой же схеме Русагро проводила поглощение активов компании Разгуляй в 2016 г.

Рассмотрим на простом примере, как это работает.  Допустим активы гипотетического предприятия – банкрота оценены в 1000 руб.: 

  • перерабатывающий станок (400 руб.), 
  • масловыжималка (200 руб.), 
  • собственные поля с посевами подсолнуха (200 руб.), 
  • административное здание (200 руб.).

При этом долг составляет 1500 руб. Основной кредитор, который выкупил 80% долга (1200 руб.), хочет купить все активы кроме административного здания. Тогда потратив 2000 руб. (активы (400+200+200) + долг (1200)), компания получит cashback c торгов 800 руб.

(80% стоимости активов) и останется в убытке на 1200 руб. Может показаться, что сделка невыгодна, однако при проведении подобных сделок компания оценивает, какой денежный поток будет давать приобретенный актив в ее руках.

Если сделка при таком раскладе совершается, значит поглощающая компания ожидает, что актив будет прибыльным. 

Говоря о Русагро, считаем приобретение долга СолПро оправданным, несмотря на высокий уровень долговой нагрузки (в результате покупки долга чистый долг увеличился на 39,2 млрд руб.). По результатам 2018 г.

работа с СолПро делает РусАгро вторым крупнейшим маслопроизводителем: производство сырого масла выросло на 40% до 269 тыс. тонн, при этом продажи фасованного масла выросли в 5 раз — до 97 тыс. тонн. По нашим оценкам, консолидированныйпоказатель EBITDA масложирового сегмента на конец 2019 г.

достигнет 5,9 млрд руб. (+130% г/г), а на конец 2020 г. — 9,4 млрд руб. (+59% г/г).

P.S. Мы выпустили большой инвест обзор по компании Русагро для наших подписчиков на аналитику. Если интересно почитать — пишите @Beintresting

Отказ от ответственности

Переворот в подсолнечной империи

Крупнейшее предприятия «Солпро» пустят по ускоренной процедуре

Середина лета ознаменовалась для масложировой отрасли Юга, да и России, одной важной новостью. Руководство донского агрохолдинга ГК «Юг Руси» (основной бенефициар предприниматель Сергей Кислов) и саратовской компании «Солнечные продукты» (входит в финансово-промышленную группу «Букет» Владислава Бурова) ведут переговоры по продаже части маслоперерабатывающих активов дончан. По рынку давно ходили упорные слухи о том, что речь идёт об активах «Юга Руси» в Белгородской, Воронежской, Ростовской областях и Краснодарском крае. Вызванный сообщениями о сделке в СМИ ажиотаж представители компаний решили погасить совместным заявлением для прессы о приостановке переговоров. Однако аналитики и игроки рынка уверены, что это лишь манёвр для окончательного завершения сделки «в тиши кабинетов». Неизбежность такого исхода диктуется возможной нехваткой у «Юга Руси» средств на реализацию других проектов, не связанных с масложировым рынком. Так может закончиться «одиночное плавание» одного из самых амбициозных проектов в истории донского края, завоевавшего себе место в ряду индустриальных символов региона.

Банковский билет в одну тысячу долларов

Основатель и владелец «Юга Руси» Сергей Кислов вошёл в постсоветскую историю отечественного АПК как молодой и амбициозный руководитель, который занялся в начале 1990-х годов торговлей в сфере сельского хозяйства.Он начинал бизнес с закупок у колхозов небольших партий зерна, его помола и поставок муки в Закавказье.

«После распада СССР нарушились экономические связи между предприятиями из его бывших республик, — рассказывал он в одном из интервью. — В том числе между хлебозаводами Закавказья и крупными мелькомбинатами России, традиционно поставлявшими им муку. Первые партии были совсем маленькими, и наш оборот составлял всего тысячу долларов».

Восстановление утраченных связей и налаживание торговли зерном и маслосеменами повлекло за собой необходимость строительства собственного портового комплекса в Ростове‑на‑Дону, а затем и концентрации «Юга Руси» на наименее волатильном рынке — масличном.

В дальнейшем Сергей Кислов создал крупнейшее производственное предприятие, которое не участвовало в приватизации; практически все свои разнопрофильные предприятия он возводил с нуля. Так, в начале «нулевых» он построил крупнейший в России маслозавод, перерабатывающий до 350 тысяч тонн маслосемян в сутки.

Его запуск позволил компании консолидировать у себя более 20% рынка фасованного масла России.

Успешный глава одной из ведущих отечественных агропромышленных компаний, Сергей Кислов стал своим человеком в коридорах региональной власти.

А вскоре и близким к областному руководству, с подачи которого он был выдвинут в Совет Федерации от Ростовской области.

В сенат он в итоге не прошёл, но в качестве утешительного приза его наделили титулом «гонорис кауза» — почётного консула Франции на юге России.

Его бизнес рос и развивался как вертикально интегрированный холдинг, работающий по принципу от «поля до прилавка».

В логику этого принципа укладывалась и организация на мощностях «Ростовбумаги» предприятия по производству картона «Донская гофротара», и покупка крупнейшего в Ростове хлебозавода № 1, и создание собственной линейки бакалейных продуктов «Сто рецептов», а также покупка перегрузочного терминала в порту Кавказ на базе ЗАО «Лада-Геленджик-Транс».

«Юг Руси» стал заметной и успешной компанией, имеющей вдобавок ко всему и политическую поддержку со стороны бывшего тогда губернатором Ростовской области Владимира Чуба.

По легенде, поддерживаемой самим Сергеем Кисловым, именно в стенах администрации области и родился во многом политический и амбициозный проект строительства собственного НПЗ.

Его появление преследовало бы несколько целей: обеспечение селян дешёвым, как ожидалось, дизтопливом, независимость области от крупных нефтяных монополий и сетевых операторов — в конце концов, престиж областной администрации, имеющей «свою трубу».

Проект возник в начале «нулевых» и для того времени был относительно перспективным — первоначальные инвестиции в 1,75 млрд рублей с целью выдать на первом этапе 1,3 млн тонн нефтепродуктов в год (затем — до 2,5 млн тонн) считались вполне рентабельными и легко окупаемыми.

К тому же ведущую роль в проекте играли сами региональные власти, обеспечивавшие поддержку и лоббирование инвестору — агросоюзу «Юг Руси», для которого этот бизнес был совершенно незнакомым. В частности, не без помощи властей компании удалось получить крупный кредит в Юго-Западном банке Сбербанка РФ.

Поддержка выражалась и в беспрепятственных согласованиях с надзирающими структурами, содействии в вопросах землеотведения и экологии. Лоббирование — в продавливании через АК «Транснефть» важнейшего вопроса врезки в «трубу» нефтепровода «Суходольная — Родионовская» для обеспечения НПЗ сырьём.

И то, и другое удалось, но потребовало значительно большего количества средств, а главное — времени. Общая сумма проекта со строительством нефтеналивного терминала на Дону выросла до 15 млрд рублей, а первая очередь завода была пущена с пятилетним опозданием.

Сомнения в эффективности предприятия появились почти сразу же. Глубина переработки нефтепродуктов на НЗНП — 60–65%, что являлось одним из наихудших показателей в России (средний показатель даже у старых предприятий — порядка 70%).

Сейчас мощности по переработке нефти на НЗНП увеличились до 5 млн тонн в год, что обусловило рост выручки предприятия до 75 млрд рублей по итогам 2016 года, однако в связи с введением запретительных пошлин на экспорт тёмных нефтепродуктов и снижением цен на нефть его прибыль сократилась в 1,9 раза по сравнению с 2015 годом — до 296 млн рублей.

В то же время не самые блестящие показатели новошахтинского предприятия не отменяют того, что за 25 лет работы «Юг Руси» из фирмы, состоящей из двух штатных единиц, превратился в крупнейший агропромышленный холдинг Европы, ежегодный рост которого в начале нынешнего десятилетия составлял порядка 20%. Выручка компании с 2008 года (перед запуском НЗНП) выросла с 25 до 60 млрд рублей (в 2015 году). А сам г-н Кислов в рейтинге Forbes, по итогам 2016 года, вошёл в число 200 богатейших россиян, расположившись на 153 месте с состоянием в 650 млн долларов.

В 2015 году «Юг Руси» предпринял экспансию на Дальний Восток — было объявлено о строительстве на Дальнем Востоке комплекса по переработке сои мощностью 3 тысяч тонн в сутки и стоимостью почти 12 млрд рублей. Компания намерена разливать подсолнечное масло и перерабатывать сою, а также экспортировать продукцию в Китай и другие азиатские страны.

Реализация таких капиталоёмких проектов потребовала не столько больших затрат, сколько ответа на вопрос: где предел возможностей «Юга Руси» и способна ли компания и дальше развиваться в одиночку.

Читайте также:  Срок, в который тсж обязано предоставить сведения жильцам по их запросам

Масляный детектив

О планах по поиску агрохолдингом «Юг Руси» покупателей на свои масложировые активы аналитики говорили давно. Например, лет 10 назад речь шла о продаже Краснодарского МЖК.

Однако в начале 2017 года на масложировом рынке стали ходить упорные слухи о том, что на активы «Юга Руси» нашёлся покупатель. Сначала об этом сообщил «Эксперту ЮГ» на условиях анонимности генеральный директор одной из компаний — видного участника рынка.

Затем информацию о факте переговоров и предстоящей смене собственников масложировых активов донской компании подтвердил генеральный директор Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрий Рылько.

Ведущий эксперт ИКАР Даниил Хотько заметил, что переговоры с «Солнечными продуктами» начались в феврале 2017 года и с тех пор не прерывались.

В июле ФАС разместила на своем сайте информацию об удовлетворении ходатайства на приобретение 100% акций компании YR InvestmentsGroupLimited кипрскими компаниями SolproInvestmentsLtd (62% акций) и IndicativoCapitalLtd (38% акций). Три участника рынка подтвердили «Эксперту ЮГ», что эти компании представляют интересы саратовского холдинга «Солнечные продукты» (входит в ГК «Букет» Владислава Бурова).

YR InvestmentsGroupLimited зарегистрирована на Кипре в декабре 2016 года и с 14 июня 2017 года является владельцем 100% ООО «Юг Руси». Одновременно в ходе сделки планировалось, что структура Кислова YR HoldingLimited приобретёт 32,01% акций SolProInvestments.

Однако, как сообщил «Ведомостям» источник, знакомый с условиями сделки, контрольный пакет в объединённом бизнесе получат структуры «Солнечных продуктов». Знакомые Сергея Кислова отметили, что бизнесмен уже около года активно ищет покупателя на «Юг Руси», так как передать бизнес наследникам не получилось, а сам он устал от оперативного управления.

Спустя несколько дней пресс-службы «Юга Руси» и «Солнечных продуктов» распространили в СМИ совместный пресс-релиз, в котором говорилось: «Переговоры между холдингами “Юг Руси” и “Солнечные продукты” о создании объединённой компании остановлены с формулировкой “в связи с изменившейся рыночной конъюнктурой”». Представители «Юга Руси» и «Солнечных продуктов» от комментариев отказались.

Как заметил «Эксперту ЮГ» директор аналитической компании «СовЭкон» Андрей Сизов, «с точки зрения рынка ничего не изменилось, поэтому ссылки на некую “конъюнктуру” можно признать несостоятельными. Скорее всего, стороны не договорились либо о цене, либо об условиях сделки».

Даниил Хотько из ИКАР также заметил, что последние 2–3 месяца на рынке преобладают позитивные тенденции. Например, рост посевов масличных в 2017 году увеличен до 12,5 млн га (на 2,8% выше, чем в прошлом году). Это должно несколько снизить дефицит маслосемян и повысить загрузку маслозаводов.

«В руководстве “Юга Руси” и “Солнечных продуктов”, вероятно, таким образом пытаются снять лишний ажиотаж вокруг сделки и завершить её в спокойной обстановке», — уверен Даниил Хотько.

Сверхтяжёлый игрок

По данным «АПК-Информ», по итогам 2016 года «Юг Руси» сохранил за собой первое место по переработке подсолнечника, средняя ежесуточная мощность составила почти 7,3 тысячи тонн. «Солнечные продукты» находятся на втором месте рейтинга с 4,4 тысячи тонн в сутки.

Холдинг Владислава Бурова занимает второе место в стране по объёму производства сырого подсолнечного масла, жиров и маргаринов для промышленности, третье место по объёму выпуска фасованных маргаринов, четвёртое — на рынке майонеза.

В апрельском рейтинге BEFL крупнейших российских землевладельцев «Солнечные продукты» занимают 26-е место с площадью сельхозземель в 157 тысяч га.

По данным же Масложирового союза России, на «Юг Руси» приходится 22% российского производства бутилированного масла, второе место на рынке переработки подсолнечника и по объемам производства сырого подсолнечного масла занимает ГК «ЭФКО» (10% рынка), а «СолПро» идут на третьем месте (9%).

Консолидация такого количества маслозаводов в одних руках напрямую выводит группу Владислава Бурова в отечественные лидеры.

Аналитик компании «ПроЗерно» Владимир Петриченко заметил «Эксперту ЮГ», что «Солнечные продукты» (Аткарский МЭЗ, Армавирский, Московский, Новосибирский, Саратовский МЖК) в настоящее время занимают 3–4 строчку в списке крупнейших отечественных маслопереработчиков (совокупные мощности — 1,4 млн тонн), и в случае покупки перерабатывающих активов «Юга Руси» (совокупные мощности — 2,7 млн тонн) автоматически становится лидером рынка.

По поводу причин продажи активов «Юга Руси» аналитики сходятся во мнении, что у агрохолдинга возникли финансовые проблемы в связи с реализацией ряда крупных капиталоёмких инвестпроектов (модернизация Новошахтинского завода нефтепродуктов (5 млрд рублей), строительство одного из крупнейших в России МЭЗов на Дальнем Востоке (12 млрд рублей) и пр.). В частности, входящее в группу ОАО «МЖК “Краснодарский”» в 2017 году выступил поручителем перед РСХБ сразу по пяти сделкам по обязательствам компаний, входящих в «Юг Руси» (общая сумма кредита — порядка 5 млрд рублей).

Эксперты также ссылаются на жёсткую позицию кредиторов в лице ЕБРР, который много лет финансировал различные проекты группы.

В 2006 году «Юг Руси» получил от банка синдицированный кредит на 146,5 млн евро на модернизацию предприятий, рефинансирование задолженностей и реализацию программы сокращения издержек. Часть средств была потрачена на приобретение маслозаводов ГК «Русагро».

В 2009 году ещё 150 млн долларов от ЕБРР пошли на увеличение оборотного капитала и модернизацию предприятий. В 2011 году — 150 млн долларов на приобретение Валуйского и Чернянского МЭЗов (Белгородская область) у компании WJ Group.

«Для г-на Кислова продажа своих маслозаводов — удачный шаг, учитывая их техническое состояние. Некоторые из этих предприятий образованы ещё в позапрошлом веке, нуждаются в значительных капиталовложениях в модернизацию. Сегодня средств в компании на это просто нет», — считает Даниил Хотько.

Год назад в СМИ уже появлялись сообщения о намерении руководства «Юга Руси» избавиться сразу от четырёх маслозаводов в Белгородской и Воронежской областях (Валуйский, Чернянский, Аннинский и Лискинский МЭЗы). Осведомлённые источники объясняли это сложным финансовым положением «Юга Руси».

По данным «СПАРК-Интерфакс», выручка группы последние годы падала: в 2012 году — около 60 млрд рублей, в 2013 году — 50 млрд рублей, в 2014 году — около 38 млрд рублей.

По итогам 2016 года выручка основного актива Сергея Кислова — крупнейшего маслозавода в Ростове (ООО «МЭЗ «Юг Руси») — сократилась в 1,7 раза по сравнению с годом ранее — до 25,6 млрд рублей.

Один из отраслевых экспертов, ежедневно занимающийся мониторингом масложирового рынка, поделился с «Экспертом ЮГ» своим мнением о работе менеджмента «Юга Руси»: «Давно уже заметил, что менеджеры компании отличались неэффективностью работы — они достаточно дорого закупали семечку, в то же время зачастую откровенно демпинговали на рынке готового масла. Такая практика не могла продолжаться долго. За эту закупочную стратегию теперь приходится расплачиваться».

По разным оценкам, без учёта долга производственные комплексы и земли «Юга Руси» с учётом выручки его основных предприятий оценивается в пределах 50–60 млрд рублей.

Цена вопроса

Ещё в начале года «Эксперт ЮГ» писал о предстоящем дефиците сырья для ныне действующих перерабатывающих мощностей в России. Не исключено, что желание агрохолдинга избавиться от простаивающих активов связано как раз с экономической нецелесообразностью финансировать дорогостоящие мощности.

Сегодня даже стопроцентная переработка маслосемян «на месте» сможет загрузить отечественные маслобойни всего лишь на 70%. Из этого количества всё же необходимо вычесть часть экспорта маслосемян, который ещё сохраняется в стране.

По подсчётам отраслевых экспертов, с 2000 по 2013 год экспорт маслосемян сократился с 1,114 млн тонн (28,5%) до 93,3 тысячи тонн (0,9% от всего российского урожая масличных).

За тот же период валовый сбор практически утроился — с 3,918 до 10,553 млн тонн.

«Несмотря на то что подсолнечником засеяны большие площади и ожидается хороший урожай, дефицит сырья на рынке сохраняется — мощности российских заводов превышают планируемые к переработке объёмы подсолнечника», —говорил ранее Сергей Кислов, выступая на заседании Союза производителей растительных масел.

В Масложировом союзе отмечают, что Россия в рамках исполнения обязательств при вступлении в ВТО в 2016 году снизила экспортную пошлину на семена подсолнечника до 6,5%.

«В условиях конъюнктуры мировых цен это привело к диспаритету цен на семена подсолнечника и продукты их переработки около 13% и стимулирует экспорт семян подсолнечника», говорится на портале Масложирового союза.

По его данным, с сентября 2016 по май 2017 года экспорт семян подсолнечника вырос в 3,7 раза по сравнению с прошлым сезоном и составил 285 тысяч тонн. По итогам сезона эксперты прогнозируют рост экспорта семян подсолнечника в 6,4 раза — до 602 тысяч тонн.

«Сложившаяся ситуация ставит под угрозу не только дальнейшее развитие масложировой отрасли и наращивание экспорта её продукции, но даже сохранение достигнутых результатов», — отмечают в Масложировом союзе.

Учитывая такие перспективы рынка, а также возможные проблемы с загрузкой мощностей маслозаводов в будущем и высокую долговую нагрузку холдинга, желание владельца «Юга Руси» продать производственные активы вполне объяснимо.

Верховный суд пошел в отказ: Мошкович и дальше сможет банкротить холдинг «Солнечные продукты» как ему вздумается

www.business-vector.info

  • А ведь процедура на крупнейших предприятиях «Солпро» выглядела настолько преднамеренной, что миноритарные кредиторы дошли до высшей судебной инстанции.
  • План Барбароссы
  • О том, что миноритарные кредиторы ООО «Солнечные продукты» обратились в Верховный суд РФ, наше издание сообщило в начале сентября — в тот же день, когда в картотеке дела появилось сообщение о жалобах.

Требования Балтинвестбанка (принадлежит банку «Абсолют» ), «ВТБ факторинга» (входит в ВТБ ), «Капитал факторинга» , Syngenta и других суммарно составили свыше 4 млрд рублей. Эти взыскатели добивались запрета на включение в реестр кредиторов инициатора банкротства – ГК «Русагро» .

Напомним, массовое банкротство входящих в «Солнечные продукты» компаний началось после того, как ГК «Русагро» в 2018 году купила сначала контрольный пакет акций офшора Quartlink Holding Limited (на тот момент — владелец холдинга «Солнечные продукты»), а потом и права требования к «Солпро» по кредитам «Россельхозбанка» на сумму 34,7 млрд рублей.

Эта сумма составляла более 80% от общей внешней долговой нагрузки холдинга. Номинал банкротных исков к членам майонезно-маргариновой империи был во всех случаях один и тот же — 608 млн рублей. Компании предлагалось банкротить по упрощенной схеме как ликвидируемых должников.

  1. При этом, будучи формально всего лишь залоговым кредитором, холдинг Вадима Мошковича вел себя на руинах империи Владислава Бурова очень уж по-хозяйски, вплоть до перевода персонала в свои компании.
  2. Сперва все шло как по маслу, но в начале 2020 года «план Барбароссы» начал сыпаться в апелляционной инстанции арбитражных судов разных регионов.
  3. Вдруг все увидели злодейство

Так, 21 января 12 ААС отказался признать обоснованными требования «Русагро» как кредитора к АО « Аткарский МЭЗ» . Суд усмотрел аффилированность должника и кредитора и заключил, что оба они заранее условились о том, как будет проходить банкротный процесс.

То же самое произошло через 2 дня, но предметом спора было ООО «Солнечные продукты», где судейская тройка также усмотрела фактическую аффилированность участников сделки и наличие умысла по приобретению кредитных долгов в целях трансформации во внутригрупповую задолженность.

Еще раньше холдинг Мошковича прокатили в 12 ААС по «Волжскому терминалу» , частично отменив решение первой инстанции по включению инициатора банкротства в реестр кредиторов.

В июне офшорные кружева «Солпро» и хитросплетение линий контроля и владения распутал 15 ААС (Краснодарский край), где миноритарии не пустили Мошковича в реестр АО «МЖК «Армаврский» .

  • Во всех случаях исследование прямых и косвенных доказательств привело судей к выводу о фактической аффилированности должника и кредитора и к согласованности действий, направленных на контролируемое банкротство в интересах ООО «ГК «Русагро» в ущерб иным, независимым кредиторам.
  • Однако в кассации эти смелые решения были отменены, холдинг «Русагро» вернулся в реестры кредиторов, что и стало причиной обращения миноритариев в Верховный суд.
  • Сыграет ли ВС на понижение?

Немало происходит экономических споров, где стороны обращаются в высшую инстанцию. Но детали процесса «майонезной несостоятельности» были столь красноречивы, что на этот сюжет обратила внимание федеральная пресса.

Так, на страницах «Ъ» выступила председатель Коллегии адвокатов «Джи Ар Лигал» Ирина Шоч , которая назвала поведение холдинга недобросовестным и нацеленным на скупку дешевых активов, свободных от долгов. Председатель коллегии сочла, что в данном случае стоит вопрос не столько аффилированности основного кредитора, сколько добросовестности его поведения с момента вхождения в состав собственников и в процессе банкротства.

Читайте также:  Пропускной режим пустили в массы: комментарий андрея ларина

— Судя по содержанию кейса, с момента вхождения в состав участников «Солнечных продуктов» «Русагро» начало вывод денежных средств из группы компаний, способствуя созданию неплатежеспособности, создавая искусственный дефолт для возникновения права досрочного требования по кредитному договору со стороны «Россельхозбанка», что в дальнейшем позволило выйти в банкротство и выкупить основную задолженность, тем самым став основным кредитором, — говорит Ирина Шоч.

Понятно, что статус залогового кредитора «Солпро», позволит «Русагро» в дальнейшем через аффилированные юрлица выкупить с торгов все активы по стоимости, значительно ниже рыночной.

При этом юрист не считает, что «Русагро» повело себя недобросовестно, выкупив банковскую задолженность «Солнечных продуктов». Другое дело, что по ее мнению, ГК «Русагро» «своими действиями фактически довела предприятие до банкротства», и это является основанием для отказа во включении в реестр кредиторов.

По оценке юриста, были шансы на то, что судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ признает поведение холдинга недобросовестным и тогда будет поставлен вопрос о понижении очередности удовлетворения требований «Русагро» как кредитора, злоупотребившего своими правами. И тогда ГК Мошковича вылетит из реестра!

«Русагро» в своем праве

Но к каким же выводам пришел Верховный суд РФ, усмотрел ли он злоупотребление правом со стороны аффилированного кредитора?

Опубликованная 5 ноября резолютивная часть определения гласит, что судья ВС РФ Денис Капкаев отказал в передаче кассационных жалоб миноритариев в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ. Этому событию 6 ноября «Ведомости» посвятили публикацию, при этом в тексте раскрыта мотивировочная часть отказа ВС РФ по другой жалобе – относительно реестра кредиторов АО «Аткарский МЭЗ».

«Ведомости» напомнили, что каток массовых банкротств холдинг Мошковича запустил после того, как образовалась просрочка по процентам в сумме 8 миллионов рублей. Этот долг вместе с телом кредита в размере 600 млн рублей (заемщик ТД «Солнечные продукты» , заимодавец — Россельхозбанк) лег на поручителей — членов майонезной империи.

Миноритарии сочли, что просрочка была создана искусственно, и «Русагро», будучи кредитором с долей свыше 90%, при конкурсном производстве заберет себе и почти все активы. Чтобы этого избежать, миноритарные кредиторы начали оспаривать включение «Русагро» в реестр и дошли до Верховного суда.

Отказное определение по Аткарскому МЭЗ судья ВС РФ Ирина Букина вынесла еще в октябре, констатировав, что закон о банкротстве не запрещает мажоритарному кредитору, который при этом еще и является собственником, подавать заявления о банкротстве, если на то есть основания.

Кроме того, аффилированность кредитора не является самостоятельным основанием для отказа во включении в реестр требований, а также для понижения очередности кредитора в реестре. К тому же у «Солпро» перед «Русагро» есть реальные кредитные обязательства.

В то же время, анализируя выводы предыдущих инстанций, судья ВС РФ отметила, что согласно сложившейся судебной практике потенциально мог быть поставлен вопрос не об отказе во включении требований «Русагро» в реестр, а лишь о понижении очередности их удовлетворения. Для освещения этого сложного вопроса ВС РФ в начале 2020 года даже подготовил обзор судебной практики, на который и сослалась судья.

Правда, как видно из текста решения, очередность суды понижали, когда компания покупала долги, становилась контролирующим лицом и финансировала продолжение работы предприятия, затягивая введение банкротства и вуалируя кризисное состояние актива. А ГК «Русагро» поступила иначе, а потому оснований для понижения очереди в реестре кредиторов для нее не имеется.

Этот вывод выглядит поверхностным и формальным. Собеседник «Ведомостей» партнер юридической фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Клеточкин напомнил, что подходы судов к аффилированным кредиторам менялись: примерно до 2016 года суды включали их требования в реестр кредиторов, а после, наоборот, стали отказывать.

СМИ: «Русагро» массово оформляет работников «Солнечных продуктов» в другие юрлица

Группа компаний «Русагро», находящаяся в процессе приобретения холдинга «Солнечные продукты», начала массовое переоформление работников Саратовского жирового комбината и других предприятий «СолПро» на работу в новые юридические лица. Об этом сообщает «Бизнес-вектор» со ссылкой на поступившее в редакцию письмо.

Автор обращения представился работником «СЖК» и заподозрил, что запущенная «Русагро» процедура банкротства является фиктивной, а персонал предприятия не уведомили об официальных увольнениях, как того требует закон. Также он отметил, что новые работодатели не собираются платить выходные пособия, оформляя увольнения сотрудников «по собственному желанию».

В качестве доказательства своих слов житель привел текст некой рассылки: «В рамках интеграции масложировых и маслосырьевых заводов бывшего контура «Солпро» в масложировое бизнес-направление ГК «Русагро» принято решение о переводе сотрудников СЖК, НЖК, МЖК, ВТ, АМЭЗ и ЭХ в Единые юридические лица ЕЖК и САПП с 01.07.2019 года.

Перевод сотрудников будет осуществляться через процедуру увольнения из предприятий «Солнечных продуктов» и последующий прием в ЕЖК и САПП… При увольнении будут произведены расчеты по заработной плате, в соответствии с ТК РФ, в том числе за неиспользованные дни отпуска (…) Документы на увольнение и прием будут подписываться с работниками одновременно (…) Прием сотрудников в ЕЖК и САПП будет осуществляться на следующих условиях: без учета вредности; без дополнительных отпусков по вредности; сотрудникам, имеющим дополнительные компенсационные доплаты, будет установлена персональная надбавка в зависимости от должности (…) На основании утвержденного списка сотрудники СЖК, МЖК, НЖК, ВТ, АМЭЗ, ЭХ дополнительно оформляются на 0,1 ставки от МРОТ с текущими условиями по вредности в ликвидируемые организации (т.е. СЖК, МЖК, НЖК, ВТ, АМЭЗ, ЭХ)».

«Бизнес-вектор» отмечает, что, если верить документу, то трудовые права работников предприятий «Солнечных продуктов» могут быть нарушены при переводе в другие юрлица.

В «Русагро» не смогли предоставить агентству комментарий, и оно направило в холдинг официальный запрос информации, оговорившись, что не ручается за соответствие действительности информации в полученном письме.

  • Ранее акционером «Солнечных продуктов» был председатель Госдумы Вячеслав Володин. В конце июля прошлого года генеральным директором холдинга «Солнечные продукты» был назначен Андрей Коваленко. В ЕГРЮЛ учредителем (участником) холдинга указан Владислав Буров.
  • Сам Володин рассказал журналистам, что его сестра Татьяна, как и мать Лидия Барабанова, участвовала в развитии «Солнечных продуктов», но не оформляла долю на себя, так как занимала там руководящий пост. Председатель Госдумы сообщил, что вместе с сестрой до 2009 года продал акции холдинга, получив с ней примерно по сто миллионов долларов США. Ранее в декларации Володин указывал в десять раз меньшую прибыль от продажи этих активов, хотя журналисты оценивали его богатство как раз примерно в сто миллионов долларов.
  • Прошлой осенью Владислав Буров обратился с письмом к сотрудникам холдинга, в котором связал привлечение инвестора с наступлением сложных времен, а также с взрывом на балаковском маслоэкстракционном заводе «Волжский терминал» летом 2015 года (в результате ЧП в одном из цехов погибли два человека и 12 пострадали, завод восстановил работу только в 2016 году — прим. ред.).
  • Этим летом банкротящиеся «Русагро» предприятия «Солнечных продуктов» начали вступать в дела о собственной несостоятельности с огромными суммами заявленных претензий. Эксперты считали, что таким образом «Солнечные продукты» пытаются взять под контроль собственные процессы о банкротстве.

И отжал, и выдавил: саратовские и самарские производители подсолнечника просят президента рф остановить олигарха мошковича, «бизнес вектор»

Главы 13 хозяйств, выращивающих подсолнечник, жалуются  Президенту РФ Владимиру Путину, что ГК «Русагро» фактически вынуждает их продавать урожай по заниженным ценам.

Все они не один год поставляли семечку крупнейшему переработчику региона – холдингу «Солнечные продукты», и всегда своевременно получали оплату за свое сырье. Все они сегодня затянуты в водоворот массовых банкротств, устроенных с легкой руки миллиардера и экс-сенатора, члена списка Forbes Вадима Мошковича.

Напомним хронологию: в конце 2018 года ГК «Русагро» заявила на своем официальном сайте, что приобрела более 80% от общей внешней долговой нагрузки «Солнечных продуктов» на сумму свыше 34,7 млрд рублей. Получив право требовать долг, холдинг олигарха Вадима Мошковича заявил о намерении создать крупнейшую в стране масложировую компанию, купив часть активов «Солнечных продуктов».

Отметим, что на тот момент в кармане олигарха уже лежало 85% акций офшора Quartlink Holding Limited (номинальный владелец холдинга «Солнечные продукты»). Президент ГК «Букет» (куда входил «Солпро») Владислав Буров назвал «Русагро» стратегическим инвестором.

Авторы письма к Президенту сообщают, что долги перед банком были куплены со значительным дисконтом: за 20 млрд рублей с рассрочкой на 20 лет под 5% годовых.

И это едва ли не единственные существенные траты олигарха, тогда как справедливая оценка активов империи, которую он заполучил — не менее 45 миллиардов рублей.

Примером этих подсчетов служит «Аткарский МЭЗ», недавно проданный за 11,5 млрд рублей вместо стартовой цены в 1,9 млрд.

А ведь в холдинг Бурова входили три жиркомбината: Новосибирский, Московский и Саратовский, два маслоэкстракционных завода в Балаково и Аткарске, элеваторы с общим объемом хранения в 1 млн тонн.

Любопытно, что эпохальное событие в экономике Поволжья – смена собственника «Солнечных продуктов», вызвала очень формальную реакцию чиновников. Главная битва сейчас идет в арбитраже, где в 2019 году стартовало массовое управляемое банкротство компаний-членов «Солпро».

Авторы письма называют это банкротство преднамеренным.

«Сразу после выкупа акций нескольку компаний «Солнечных продуктов» выдали займы структурам Мошковича – ГК «Русагро». Тем самым он вывел свободные деньги из компаний, которые в последующем будут признаны банкротами. Далее, по указанию В.Н.

Мошковича, компании холдинга «Солнечные продукты» допустили искусственную просрочку на небольшую сумму по банковскому кредиту, что и послужило формальным поводом начать процедуру их несостоятельности.

Естественно, что расчеты с прочими кредиторами холдинга «Солнечные продукты», в числе которых оказались и наши компании, были остановлены», — указывают главы хозяйств.    

Все ответчики получили от «Русагро» стандартные иски на 608 млн рублей.

При этом, будучи формально всего лишь залоговым кредитором, группа Мошковича хозяйничала на активах в Саратовской области как заправский собственник: присоединяла предприятия к своим компаниям в других регионах, переводила тысячи человек из одного предприятия в другое. Параллельно менял свою географию и центр образования прибыли, да и сам холдинг «Солпро» снялся с прикола как крупнейший налогоплательщик региона.

Понятно, что став и крупнейшим акционером, и залоговым кредитором, Мошкович сильно церемониться не стал. Но вряд ли кто думал, что банкротство, затеянное олигархом, будет настолько токсичным.

Само банкротство носит так называемый управляемый характер, уверены главы хозяйств, подписавших письмо Президенту РФ.

«Все компании накануне банкротства объявили о своей ликвидации (хотя работа не останавливалась ни на один день), а заявление о признании их банкротами было подано ООО ГК «Русагро», что позволило Мошковичу назначить выбранных им арбитражных управляющих.  Процедуры несостоятельности проходят с массой нарушений.

Назначенные торги по продаже имущества предприятий – банкротов могут внезапно отменить в угоду интересам ГК «Русагро». Так, Саратовским УФАС признаны незаконными действия конкурсного управляющего АО «Элеваторхолдинг» (входит в ГК «Солнечные продукты») по отмене торгов.

Также имелись случаи недопуска участников торгов для ознакомления с продаваемым имуществом», — указывают они.

Другие кредиторы, имея в руках установленные судом требования в совокупности более 4 млрд рублей, поначалу уверенно выигрывали в первых двух инстанциях арбитража.

Суды по делам о «майонезной несостоятельности» увидели убедительные доказательства: банкротство предприятий, входивших в «Солнечные продукты», было не только управляемым, но и откровенно срежиссированным.

Кредитор и должник аффилированы друг другу, их действия, возможно, скоординированы в ущерб интересам независимых кредиторов.

Однако после того, как «Русагро» выставили вон из реестра кредиторов балаковского  «Волжского терминала», «Аткарского МЭЗ», «МЖК «Армавирский» и ООО «Солнечные продукты», холдинг бывшего сенатора напрягся и отыграл свое в кассации.

У миноритариев была надежда на Верховный Суд, но… «БВ» уже писал об этих процессах: некоторые жалобы ВС отказался рассматривать, а по АО «Аткарский МЭЗ» в октябре 2020 года было вынесено очень красноречивое определение.

Читайте также:  Минтруд разъяснил, для кого следующая неделя будет рабочей

В вольном пересказе оно звучит так: ну и что, что за холдингом Мошковича все залоги и более 90% долгов? Что с того, что он — владелец должника? Его статус – неприкосновенен и свят! Все это было настолько поперек разъяснений самого же Верховного Суда, что возникло четкое ощущение получение олигархом карт-бланша на разгром независимых кредиторов.

Вышестоящий суд всегда прав? Или как Русагро игнорирует закон

У каждой уважающей себя компании есть свой сайт, а крупный всероссийский холдинг обязан его иметь. С сайта начинается знакомство с компанией, получение первой и главной информации о ней. Сайт помогает найти контакты, представить руководство, разместить информацию для клиентов или инвесторов… На сегодня это важный корпоративный атрибут. Скорее необходимость, чем дань моде.

Подход к созданию сайтов давно отработан. Сайт должен отражать лицо компании, самые лучшие ее черты, историю, миссию, важные вехи и достижения.

Вот так начинается представление компании Русагро на ее сайте: «Группа Компаний «РУСАГРО» — это крупнейший вертикальный агрохолдинг России.

В настоящее время занимает лидирующие позиции в производстве сахара, свиноводстве, растениеводстве и масложировом бизнесе. В 2015 г.

по версии ряда инвестиционных банков Группа Компаний «Русагро» была признана одной из самых прибыльных и быстрорастущих компаний мира в потребительском сегменте в СНГ. Акции Компании торгуются на Лондонской и Московской биржах».

Все в лучших традициях отличного сайта для поддержания позитивного имиджа.

У любой компании наряду с положительными моментами в жизни имеются страницы, которые важно не публично тиражировать, а наоборот подальше прятать от назойливых глаз. Они не должны портить впечатление от потенциального партнера, производителя продукции или работодателя.

Но интернет такая вещь, которая любознательному человеку, имеющему время на поиск, предоставляет возможность собрать всю палитру, характеризующую ту или иную компанию.

Разнообразие источников позволяет сопоставить самопубликуемую информацию с той, которая размещается на официальных сайтах, и несколько иным образом характеризует «героев» современного российского бизнеса.

Так сказать, помогают «сорвать маски»…

  • Предметом настоящего исследования стала компания Русагро.
  • 5 октября 2018 году компания проинформировала своих инвесторов о приобретении прав на контрольный пакет компании «Солнечные продукты».
  • «Группа Компаний «Русагро» сообщает о приобретении ROS AGRO PLC права на покупку контрольного пакета акций компании Quartlink Holding Limited, владеющей холдингом «Солнечные продукты». В холдинг входят следующие активы:
  • три масложировых комбината (г. Москва, г. Саратов, г. Новосибирск), которые производят 500 тыс. тонн готовой продукции в год;
  • три маслоэкстракционных завода (г. Аткарск, г. Армавир, г. Балаково) общей мощностью 4 700 тонн маслосемян в сутки;
  • элеваторы общей мощностью хранения зерновых 650 тыс. тонн;
  • сельскохозяйственные земли в Саратовской области.

В 2019 году «Русагро» намерена произвести слияние приобретенных активов со своими активами масложирового бизнес направления». Казалось бы, крупный холдинг очень неплохо нарастил свои активы, столько новых предприятий вошло в группу.

Большая часть из которых расположены в родной для «Солнечных продуктов» Саратовской области.

Однако, обратившись к информации, размещенной на официальном сайте, публикуемом судебные акты арбитражных судов России, обнаруживаем, что некоторое время спустя после покупки в арбитражный суд Саратовской области одно за другим поступают заявления о банкротстве:

  1. 13 марта 2019 года подано заявление о банкротстве ООО «Солнечные продукты»;
  2. 14 марта 2019 года подано заявление о банкротстве ООО «Торговый дом «Солнечные продукты»;
  3. 19 марта 2019 года подано заявление о банкротстве АО «Аткарский МЭЗ»;
  4. 1 апреля 2019 года подано заявление о банкротстве АО «Элеваторхолдинг»;
  5. 8 апреля 2019 года подано заявление о банкротстве АО «Жировой комбинат»;
  6. 13 мая 2019 года подано заявление о банкротстве ООО «Волжский терминал»;

Все заявления поданы одним заявителем – ООО «Группа Компаний «Русагро».

Это общество является крупнейшим кредитором в каждом из указанных дел и установило свои права требования к каждому из должников на основании выкупленных у «Россельхозбанка» долгов холдинга Солпро.

При этом до подачи заявлений о банкротстве все лица, входящие в группу компаний «Солнечные продукты», инициировали процедуру добровольной ликвидации.

Такие сложности вполне объяснимы.

Процедура банкротства предполагает несколько стадий, и они довольно длительные: сначала должно вводится наблюдение на срок до 6 месяцев, а потом уже начинается конкурсное производство, в период которого и происходит продажа всего имущества банкрота и распределение между кредиторами вырученных средств.

Важный нюанс: тот, кто подал первое заявление, вправе предложить кандидатуру арбитражного управляющего. Он организует банкротство и занимается продажей имущества. Это ключевая фигура в банкротстве, он как дирижер в оркестре, управляющий всем что происходит в этот период на предприятии.

А если заявление о банкротстве подается в период ликвидации должника, тогда пропускается стадия наблюдения и суд сразу переходит к следующему этапу – конкурсному производству. То есть арбитражный управляющий, которого предложил заявитель (а в нашем случае это Русагро) сразу приступит к продаже имущества. Без финанализа, оценки преднамеренности и всяких предисловий.

Замысел Русагро прост. Арбитражный суд после получении заявлений о банкротстве должен оперативно их рассмотреть и во всех предприятиях «Солнечных продуктов» без прелюдий ввести конкурсные производства. К концу 2019 года планировалось банкротства завершить.

Так указано на сайте Русагро: «в 2019 году «Русагро» намерена произвести слияние приобретенных активов [Солпро] со своими активами масложирового бизнес-направления».

Руагро было уверено, что в организованной схеме не должно быть сбоев и все запланированное будет безусловно реализовано.

Однако в числе кредиторов оказались не менее значимые для российского бизнеса фигуры (Капитал-факторинг, ВТБ-факторинг, Балтинвестбанк и другие), усмотревшие в действиях Русагро явные нарушения закона и ущемление своих прав. Фактически новый хозяин «Солнечных продуктов» планировал через банкротство избавиться от всех долгов. Но расчеты с другими кредиторами в эти планы не входили.

Важно заметить: судебная практика складывается не в пользу Русагро. 29 января 2020 года Верховным судом РФ был принят «Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц».

Решения Саратовского арбитражного суда были обжалованы. 12-ый арбитражный апелляционный суд 23 января 2020 года их отменил.

Апелляция отметила, что проанализировав позицию кредиторов и возражения ООО «ГК «Русагро», суд апелляционной инстанции соглашается с доводами о наличии обстоятельств, очевидно подтверждающих фактическую аффилированность должника, как участника ГК «Солнечные продукты», и ООО «ГК «Русагро», как участника ГК «РУСАГРО», а также направленность их действий на осуществление контролируемого банкротства в интересах ООО «ГК «Русагро» и в ущерб иным независимым кредиторам.» Убедительно аргументируя действующим законодательством и правоприменительной практикой Верховного суда РФ этим судебным актом 12 ААС исключил ООО «Группа Компаний «Русагро» из реестра требований кредиторов.

Незаконные действия Русагро по планируемому банкротству привели к логическому и обоснованному выводу апелляционного суда о необходимости признать их злоупотреблением своими правами.

Русагро оспорило этот судебный акт. В мае 2020 года состоялось решение кассационной инстанции (арбитражный суд Поволжского округа, город Казань), которое идет в разрез с обозначенной Верховным Судом РФ практикой.

Более того, оно ей противоречит. Судебный акт апелляционного суда отменен и компания Русагро вновь признана «добросовестным кредитором». Гадать о механизме, «развернувшем вспять» судебную практику не приходится.

Многостраничный судебный акт среди дебрей юридической терминологии и цитат из законов содержит те важные аргументы, которые суду кассационной инстанции «показались неубедительными»:

  1. долг, явившийся основанием для подачи Русагро заявления о банкротстве, был искусственно создан путем неоплаты очередного внутрикорпоративного платежа. До этого платежи осуществлялись постоянно и после этого платежи возобновились. Был просрочен один платеж в размере 608 млн, который послужил основанием для банкротства всего холдинга.
  2. параллельно с этим перед подачей заявления о банкротстве предполагаемый банкрот дает займ Русагро в размере 500 млн. (очевидна сомнительная логика в таких действиях банкрота).
  3. за несколько дней до подачи заявления о банкротстве произошло погашение долга перед другим кредитором – банком, который имел реальную возможность первым подать заявление о банкротстве. Но с целью недопущения этого долг был погашен.
  4. долги перед крупнейшим банком-кредитором холдинга «Солнечные продукты» компания «Русагро» погасила в полном объеме, теперь требуют погашения этих же долгов второй раз, но для себя.
  5. погашение долгов перед двумя банками произошло преимущественно погашению долгов перед остальными кредиторами.
  6. все вышеперечисленные действия направлены на причинение ущерба остальным кредиторам и являются злоупотреблением.

Следующий этап споров уже в Верховном суде. Туда ведет кредиторов вера в правосудие и справедливость.

Эдуард Беляев

Проглотят и не поперхнутся — У «Солнечных продуктов», находящихся в процессе банкротства, «Русагро» нашло новые долги на миллиарды рублей

У нескольких предприятий, входящих в холдинг «Солнечные продукты», обнаружены новые долги более чем на сто двадцать миллиардов рублей. Об этом сообщает группа компаний «Русагро», выкупившая долги по кредитам саратовского холдинга.

Еще 22 июля текущего года в отношении балаковского маслоэкстрационного гиганта — предприятия «Волжский терминал», было запущено конкурсное производство.

Через месяц «Русагро», выдававшее кредиты «Волжскому терминалу», предъявило ему претензии по этим самым кредитам — изначальная сумма долга составляла 608 миллионов рублей, позже в деле появилась дополнительная кредитная линия в 8,8 миллиардов. Кредиты оформлялись с весны 2016 года по зиму 2018.

Помимо этого «Русагро», как инициатор банкротства, потребовал еще 23,9 миллиардов рублей по 26 договорам поручительства, которые пока что видел только конкурсный управляющий.

Сейчас известно, что 16 сентября в Саратовском арбитраже будет рассмотрена претензия лишь по поводу 8,8 миллиардов, а вот остальная сумма пока не фигурирует в исковом заявлении.

При этом, поскольку «Русагро» является залоговым кредитором «Солнечных продуктов», в которые входит «Волжский терминал», деньги от продажи имущества могут уйти данной компании полностью, а остальные кредиторы останутся ни с чем. К примеру, «Синко Трейд» требует от балаковского предприятия 208,2 миллионов рублей.

Согласно данным портала «Бизнес-вектор», основные предприятия «Солнечных продуктов» достались «Русагро» после приобретения группой более 80% обязательств агрохолдинга.

Речь идет о 34-миллиардном кредите Россельхозбанка, в залоге по которому находятся все основные активы «Солпро», включая Саратовский жиркомбинат, Аткарский маслоэкстракционный завод, ООО «Волжский терминал» и АО «Элеваторхолдинг».

Отметим, что еще осенью прошлого года почти все предприятия «Солнечных продуктов» были реорганизованы, попав под руководство к единственной УК — ООО «Торговый дом «Солнечные продукты». Одновременно с этим в учредителях у предприятий появились кипрские офшоры. И уже в декабре обновленные компании объявили о намерениях вступить в процедуру банкротства.

Как ни странно, но таким же образом, как и с «Волжским терминалом», «Русагро» поступает и с торговым домом «Янтарный», и с «Элеваторхолдингом» — первый вошел в стадию конкурсного производства 1 августа, и тут же получил от «Русагро» претензии на 32,5 миллиарда по договорам поручительства. С «Элеваторхолдинга» требуют чуть больше — 32,8 миллиардов. Новосибирский жировой комбинат также внезапно «задолжал» 32,8 миллиарда.

Таким образом, получается следующее. «Русагро» почти полностью выкупило у «Россельхозбанка» долги по кредитам «Солнечных продуктов», после чего де-факто стало основным кредитором группы компаний. Вышло так из-за того, что залогами выступали крупные активы «Солнечных продуктов».

Тем самым сеть саратовских предприятий фактически поглощается холдингом «Русагро», которое инициирует против них конкурсные производства — то есть, банкротит.

И тут можно подумать, что такие жесткие многомиллиардные требования направлены компаниям для того, чтобы другие желающие как-то поучаствовать в судьбе «Солнечных продуктов» (возможно, даже выкупить их) даже и не думали о каких-то движениях в эту сторону.

При этом «Русагро» не является собственником компаний, однако, как сообщает«Бизнес-вектор», на предприятиях «Солнечных продуктов» уже начинаются разговоры о массовых увольнениях.

Получается, что эти компании просто прекратят свое существование, а финансовые активы уйдут «в Москву» кредиторам? Но ведь еще недавно на экономическом форуме в Санкт-Петербурге «Русагро» заверяло всех, что не будет выводить деньги из Саратовской области.

Время, разумеется, покажет, но пока что все это похоже на банальное «поедание» региональных маслоперерабатывающих производств более крупным игроком. Практически, одна из сторон банального рейдерства. А что предпринимает правительство области, губернатор Радаев? Судя по происходящему, ни — че — го.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *