От госзакупок могут отстранить компании, владельцами которых являются родственники чиновников

Минэкономразвития предложило запретить госкомпаниям закупать товары и услуги у фирм, связанных с родственниками сотрудников этих госкомпаний. Сейчас такой запрет действует только для ведомств

От госзакупок могут отстранить компании, владельцами которых являются родственники чиновников

Владимир Сергеев/РИА Новости

Минэкономразвития хочет повысить прозрачность закупок госкомпаний, которые в прошлом году, по данным Счетной палаты (СП), закупили товаров и услуг на 23,1 трлн руб.

Ведомство предлагает внести изменения в 223-ФЗ, по которому закупаются госкомпании: им могут запретить приобретать товары и услуги у компаний, аффилированных с родственниками сотрудников, отвечающих за закупки в госкомпании.

Соответствующий законопроект размещен для общественного обсуждения на портале regulation.gov.ru 29 августа.

При каждой закупке заказчик будет обязан установить требование об отсутствии между ним и участником закупки конфликта интересов.

Под конфликтом интересов понимается ситуация, при которой глава компании, которая проводит закупку, или руководитель контрактной службы, член комиссии по закупкам или же контрактный управляющий состоит в браке с выгодоприобретателем или бенефициаром компании-исполнителя или главой такой компании или же с индивидуальным предпринимателем — участником закупки. В законопроекте перечислены и другие связи, наличие которых будет расцениваться как конфликт интересов, — родители и дети, дедушки/бабушки и внуки, братья и сестры (в том числе неполнородные) и усыновители и усыновленные. Под выгодоприобретателем предлагается понимать физлицо, которое напрямую или косвенно владеет более чем 10% голосующих акций (долей) компании. Под бенефициаром — физлицо, которое обладает возможностью прямо или косвенно контролировать действия компании. Проверять возможные связи будут обязаны сами компании-заказчики.

В пояснительной записке к законопроекту сказано, что запрет на участие в закупках физических и юридических лиц, имеющих конфликт интересов с заказчиком, уже действует для закупок государственных ведомств.

Представитель Минэкономразвития сообщила РБК, что проверять аффилированность планируется через системы загсов и ФНС.

Говорить о том, как повлияет новое требование на длительность закупочных процедур, пока рано, отметила она.

Сейчас 223-ФЗ не регулирует понятие конфликта интересов, говорит заместитель генерального директора «Трансперенси Интернешнл — Россия» Илья Шуманов.

Он напоминает, что в конце июля генеральный прокурор Юрий Чайка подписал приказ, утверждающий план по борьбе с откатами и коррупцией в госзаказе (об этом писали «Ведомости»).

«Один из тезисов плана — распространение понятия конфликта интересов на госкомпании, госкорпорации и так далее», — говорит он.

Новая норма может привести к тому, что время проведения закупки увеличится, поскольку заказчикам придется самостоятельно взаимодействовать с налоговой и системой загсов, не исключает Шуманов. «Расходы компаний это не увеличит, такие проверки не занимают много времени», — возражает сотрудник Россетей.

В закупках госкомпаний хотят исключить участие родственников

От госзакупок могут отстранить компании, владельцами которых являются родственники чиновников

  © Юрий Инякин / ПГ

  • Госдума приняла в первом чтении правительственный законопроект, устанавливающий единые механизмы по предотвращению и устранению конфликта интересов при проведении госзакупок и закупок компаний.
  • Законопроект устанавливает универсальные требования по предотвращению конфликта интересов при осуществлении закупок и даёт возможность заказчику более гибко предупреждать возникновение таких ситуаций, отметил первый заместитель председателя Комитета Госдумы экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Владимир Гутенёв.
  • • Заказчиков обяжут обосновать максимальную цену контракта • Кабмин разработал меры предупреждения конфликта интересов в закупках • Минстрой предлагает ограничить участие фирм-однодневок в госзакупках
  • Действующий закон №ФЗ-44 «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» уже содержит требования о необходимости предотвращения конфликта интересов между участниками закупок и заказчиками, отметил он.

«Конфликт интересов присутствует, если руководитель заказчика или иные лица, имеющие влияние на закупку, состоят в браке или являются близкими родственниками с лицами, относящимися к участнику закупки», — пояснил депутат. Последствиями конфликтов интересов является ничтожность контрактов.

В свою очередь, закон №ФЗ-223 «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» не содержит требования об необходимости исключения конфликта интересов. Таким образом, предлагается распространить действующие механизмы и на сферу действия данного закона.  

 «Предлагаемый подход отвечает интересам всех участников контрактной системы и будет способствовать предотвращению заключения заведомо ничтожных контрактов», — сказал Гутенёв. 

Расширение применения действующих механизмов по предотвращению и устранению конфликта интересов окажет положительное влияние на закупки по 223-му закону, повышение их прозрачности и объективности, также отметил замминистра финансов Алексей Лавров.  

Документ уточняет условия возникновения конфликта интересов заказчика и участника закупки.

Устанавливаются требования к работникам контрактной службы, руководителю заказчика и членам комиссии по осуществлению закупок о принятии мер по предотвращению и урегулированию конфликта интересов при осуществлении закупок.

Расширяется перечень лиц, которые принимают меры по предотвращению и урегулированию таких ситуаций, путём включения в их число работников контрактной службы.

Также устанавливается перечень физических лиц, которые не могут входить в состав комиссии по осуществлению закупок.

Законопроект также даёт возможность заказчику более гибко предупреждать возникновение конфликта интересов и устанавливать «иные случаи», когда физическое лицо не может быть членом комиссии.

Кроме того, поправки вводят обязанность члена комиссии по осуществлению закупки сообщить об обстоятельствах, препятствующих его нахождению в её составе.

Также читайте о том, какие законы вступают в силу в сентябре.

Компании родственников чиновников отлучают от госзакупок

Депутаты Госдумы подготовили проект закона о внесении изменений в ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», предусматривающих дополнение перечня требований к участникам закупок.

От госзакупок могут отстранить компании, владельцами которых являются родственники чиновников

Как пишет Известия, парламентарии предлагают внести в ст. 31 «Требования к участникам закупки» дополнение о необходимости отсутствия конфликта интересов между участником закупки и заказчиком. По данным издания, разработчиками поправок стали Игорь Лебедев, Ярослав Нилов и Андрей Свинцов (все — ЛДПР).

Под конфликтом интересов, который не позволит компании участвовать в муниципальном или государственном тендере, понимается ситуация, при которой учредитель компании или член ее органа управления является либо 5 лет являлся членом законодательного органа власти или руководителем исполнительной власти того субъекта, который проводит конкурс и из бюджета которого выделяются средства на его исполнение.

Согласно предложениям, госзакупке не сможет участвовать компания, где учредитель или управляющий является также учредителем или управляющим юридического лица — заказчика услуг.

Кроме того, не смогут претендовать на участие в муниципальном и государственном тендере компании ближайших родственников (внуки, дети, супруги, родители, бабушки и дедушки) членов законодательных органов либо руководителей исполнительной власти.

Напомним, в конце января этого года глава администрации президента Сергей Иванов, выступая на семинаре-совещании для региональных руководителей в Корпоративном университете Сбербанка, заявил, что в России «необходимо полностью исключить практику закупок для государственных и муниципальных нужд у аффилированных с властью структур, в том числе у родственников, друзей и других приближенных к руководителям лиц».

По мнению генерал-майора налоговой полиции в отставке, сопредседателя партии «Народ против коррупции» Олега Степанова, создание особых условий для участия в аукционах госзакупок для компаний родственников чиновников действительно представляет собой серьезную проблему, отмечает Bigness.ru.

Со своей стороны, исполнительный директор Национальной ассоциации институтов закупок (НАИЗ) Георгий Сухадольский считает, что большинство чиновников сможет найти лазейки, как обойти нормы нового законопроекта в случае его принятия.

По его словам, «методика и практика борьбы с этим в других странах у всех разная. Однако, как показал пример Китая, не всегда обязательно иметь точечно действующий закон, чтобы выявить коррупционный сговор между родственниками, но можно преподать урок замышляющим подобное путем вынесения особо жесткого наказания попавшимся».

  • Игорь Черных: Минсельхозу невыгодно давать деньги фермерам  
  • В Алтайском крае погиб урожай на площади в 600 тыс. га   
  • Минсельхоз запретит госзакупки иностранных продуктов   
  • Василий Комлацкий: Мясо пусть производят мелкие фермеры   
  • Читайте последние новости Pravda.Ru на сегодня

Новости в России и в мире — Newsland — информационно-дискуссионный портал. Новости, мнения, аналитика, публицистика

Вступила в силу поправка, запрещающая участие в аукционах аффилированных с заказчиками лиц и компаний 

Глеб Щелкунов

С 1 января 2014 года в России вступили в силу поправки в законодательство о госзакупках.

Они четко определяют, что такое конфликт интересов и кто именно становится его причиной — аффилированные с заказчиком компании, а также родственники и близкие чиновников, отвечающих за тендер.

По мнению инициаторов этих поправок, подконтрольным чиновникам фирмам и их родственникам теперь будет закрыт прямой доступ к тендерам. 

Как рассказали «Известиям» в международной неправительственной организации «Транспэренси Интернешнл», которая исследует коррупцию в разных странах, инициатором поправок стала руководитель организации Елена Панфилова, которая также является членом правительственной комиссии по координации деятельности Открытого правительства. 

В сентябре прошлого года на одном из заседаний Панфилова предложила дополнить законодательство пунктом о конфликте интересов, в частности норм нового федерального закона «О контрактной системе».

В качестве одного из доводов необходимости совершенствования законодательства о госзакупках она привела пример с тендером на поставку фельдшерских акушерских пунктов для нужд Калининградской области, который выиграла фирма, связанная с родственниками местного губернатора Николая Цуканова. 

Пункт 9 статьи 31 «Требования к участникам закупки» федерального закона «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» был принят Госдумой 28 декабря 2013 года и вступил в законную силу с 1 января 2014 года.

Эта поправка фактически залатала дыру в законе, который ранее позволял родственникам и супругам чиновников получать госзаказ. В новой версии закона приводится перечень лиц, которые должны избегать конфликта интересов: руководитель заказчика, член комиссии по осуществлению закупок, руководитель контрактной службы заказчика и контрактный управляющий. 

Также приведен и список граждан, которые своим участием в конкурсе провоцируют конфликт интересов у ответственного лица.

В него вошли жены и мужья чиновников и родственники по прямой восходящей и нисходящей линии: родители и дети, дедушки, бабушки и внуки, полнородные и неполнородные братья и сестры, усыновители и усыновленные чиновником люди.

Все они не могут быть директорами, управляющими, президентами компании — исполнителя заказа и участвовать в конкурсе как индивидуальные предприниматели.

Доступ к тендерам закрыли для тех, кто не афиширует свое участие в хозяйственной деятельности компании — исполнителя заказа.

«Это люди, владеющие напрямую или косвенно долей не менее чем в 10% голосующих акций компании либо долей, превышающей 10% в уставном капитале компании», — говорится в законе. 

Читайте также:  Подрядчик нарушил договор. что поможет получить оплату по банковской гарантии

Таким образом статья 31 «Требования к участникам закупки» теперь стала более полной и универсальной. Напомним, что другие пункты этой статьи запрещают участие в конкурсе компаний-банкротов, бизнесменов-должников и предпринимателей с непогашенной административной и уголовной судимостью. 

Депутаты комитета по безопасности и противодействию коррупции Госдумы затруднились прокомментировать последствия вступления в России в силу антикоррупционных поправок. 

Независимые же эксперты одобрили вступление в силу поправок, однако считают, что эти меры вряд ли остановят чиновников-коррупционеров. 

— Это, безусловно, закрывает дыру в законах, и давно следовало принять эту поправку, — заявил «Известиям» председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов.

— Однако аффилированные лица не ограничиваются родственниками и женами. Есть еще друзья. А кроме того, чиновники последнее время разводятся, сохраняя при этом отношения.

Как быть в таком случае, если формально всё гладко?

Компании чиновников и их родственников хотят отлучить от госзакупок

В Госдуме разработаны поправки к закону о госзакупках.

Депутаты Госдумы Игорь Лебедев, Ярослав Нилов и Андрей Свинцов (все – ЛДПР) подготовили проект закона (имеется в распоряжении «Известий») о внесении изменений в ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», предусматривающих дополнение перечня требований к участникам закупок. В частности, парламентарии предлагают внести в ст. 31 «Требования к участникам закупки» дополнение о необходимости отсутствия конфликта интересов между участником закупки и заказчиком.

Под конфликтом интересов, который не позволит компании участвовать в муниципальном или государственном тендере, понимается ситуация, при которой учредитель компании или член ее органа управления является либо 5 лет являлся членом законодательного органа власти или руководителем исполнительной власти того субъекта, который проводит конкурс и из бюджета которого выделяются средства на его исполнение. Также в госзакупке не сможет участвовать компания, где учредитель или управляющий является также учредителем или управляющим юридического лица – заказчика услуг. Кроме этого не смогут претендовать на участие в муниципальном и государственном тендере компании ближайших родственников (внуки, дети, супруги, родители, бабушки и дедушки) членов законодательных органов либо руководителей исполнительной власти.

— Путем введения этих норм мы хотим отделить бизнес и политику, о чем говорил глава администрации президента РФ Сергей Иванов, указывая на то, что около 99 % аукционов проводится по серым коррупционным схемам.

А коррупция представляет собой прямую угрозу национальной безопасности России, — пояснил соавтор законопроекта Ярослав Нилов. — У нас есть серьезные проблемы в сфере госзакупок.

У людей, которые получают инсайдерскую информацию, есть больше возможностей стать победителями конкурса, и они этим пользуются.

В конце января этого года глава администрации президента Сергей Иванов, выступая на семинаре-совещании для региональных руководителей в Корпоративном Университете Сбербанка, заявил, что в России “необходимо полностью исключить практику закупок для государственных и муниципальных нужд у аффилированных с властью структур, в том числе у родственников, друзей и других приближенных к руководителям лиц”.

По мнению генерал-майора налоговой полиции в отставке, сопредседателя партии “Народ против коррупции” Олега Степанова, создание особых условий для участия в аукционах госзакупок для компаний родственников чиновников действительно представляет собой серьезную проблему.

— Сплошь и рядом коррупционные схемы строятся на договоренностях между чиновниками и их родственниками, открывшими компании, которые часто не только не обладают необходимой инфраструктурой для исполнени задач по этим тендерам, но и чувствуют свою безнаказанность.

В такой обстановке борьба за качество и здоровая конкуренция между участниками тендеров просто не могут существовать, — отметил Олег Степанов. — Поэтому такой закон необходим.

Но также необходимо и прописать ответственность за его неисполнение, потому что это даже более важный момент — исполнение такого «неудобного» для многих закона, так как именно на этом этапе скорее всего будет много затруднений.

Родственникам чиновников запретили участвовать в госзакупках

С начала 2014 года в РФ вступили в действие поправки в законе, регулирующий участие в госзакупках. Теперь в законодательстве даны ясные определения конфликту интересов, аффилированной с заказчиком организации и родственным чиновничьим связям. Эти поправки закрывают возможность прямого участия в тендерах и госзакупках фирм, контролируемых близкими родственниками чиновников.

Вы спросите, как же быть с чиновниками-коррупционерами, которые “проводят” тендеры на госзаказ через компании своих друзей и жен/мужей с которыми формально развелись? Пока что эти поправки действуют только в отношении официальных супругов и родственников по прямой нисходящей и восходящей линии: дети и родители, внуки и бабушки, братья и сестры, а также неполнородные братья и сестры, усыновители и усыновленные чиновником люди. После вступления в силу поправок эти люди не могут быть президентами, управляющими и директорами компаний, которые участвуют в любых госзакупках. Также вышеперечисленные родственники не могут участвовать в тендерах как индивидуальные предприниматели.

Теперь, даже если родственник чиновника, прямо или косвенно обладает не менее 10% акций или аналогичной долей предприятия (доля в уставном капитале), участвовать в госзакупках не сможет.

Введенная поправка к статье 31 «Требования к участникам закупки» нового Федерального закона (ФЗ 44) закрыла “прореху”, касающуюся аффилированных лиц, добавив их в один ряд с предпринимателями-должниками и компаниями-банкротами.

Последним аргументом для разработки новой поправки стал прошлогодний случай в Калининградской области, когда фирма, руководство которой связано с родственниками, выиграла тендер на оборудование для фельдшерских акушерских пунктов на крупную сумму.

Подведя итог скажем, что комитет Госдумы по безопасности и противодействию коррупции отказался прокомментировать вступление в силу новой поправки к пункту 9 статьи 31. Независимые эксперты, наоборот, положительно отнеслись к нововведению, однако, посчитали введение этих мер недостаточным.

; Открытые торги «Открытые торги» — одна из ведущих компаний России, специализирующихся на тендерном сопровождении. Мы открываем новые возможности для реализации товаров, работ и услуг для российских и международных компаний. К нам обращаются компании, как без опыта участия в тендерах, так и имеющие развитые тендерные отделы. Мы помогаем решить конкретные задачи здесь и сейчас, а также сформировать видение на будущее, сэкономить время и ресурсы. Контакты:

; Адрес: ул.Стромынка, д.13а 107014 Москва,

Телефон:+74952680544,

Телефон:88005556649,

E-mail: mail@open-torg.ru

Госзакупки и родственники: ВС объяснил правила аукционов

Контекст

В ГД внесен законопроект, призванный пресекать коррупцию при госзакупках

Верховный суд (ВС) РФ разъяснил в каких случаях возникает конфликт интересов при наличии родственных связей между заказчиками и претендентами на исполнение госзакупок.

Высшая инстанция указала, что из конкурса должны исключаться компании, в которой работают родственники заказчика, даже если они не являются руководителями этой фирмы.

Между тем, компания выбывает из круга претендентов, в случаях, когда полномочия главы компании и его заместителя являются тождественными.

Таким образом, судьба конкурса при участии родственников заказчика во многом зависит от штатного расписания компаний.

Круг лиц, одновременное участие которых при осуществлении закупок свидетельствует о конфликте интересов, определяется в соответствии с пунктом 9 части 1 статьи 31 Закона № 44-ФЗ. В обзоре судебной практики ВС указал, как российским судам следует трактовать его нормы.

Заместители тоже вылетают

Конфликт интересов возникает не только в отношении руководителей, но и в отношении должностных лиц, которые непосредственно участвуют в осуществлении закупки, указал суд. Правда, согласно его разъяснениям, ситуацию так нужно трактовать только в случаях, когда полномочия заместителей позволяют им влиять на процедуру закупки и результат её проведения.

Суд привел в пример спор хозяйственного общества, участвовавшего в открытом конкурсе на право заключения муниципального контракта на поставку товара.

Компания задекларировала отсутствие конфликта интересов, посчитав, что близкое родство заместителя руководителя контрактной службы заказчика с одним из членов совета директоров общества, являющегося его внуком, не препятствует участию в открытом конкурсе.

  • По результатам рассмотрения заявки конкурсная комиссия заказчика признала её соответствующей требованиям пункта 9 части 1 статьи 31 Закона № 44-ФЗ.
  • Однако антимонопольный орган пришел к выводу о наличии конфликта интересов и выдал предписание заказчику об отстранении хозяйственного общества от участия в определении поставщика.
  • Заказчик оспорил решение антимонопольного органа в арбитражном суде, однако проиграл процесс.
  • Отказывая в удовлетворении заявленного требования, арбитражный суд первой инстанции напомнил круг лиц, участие которых в процедуре закупки предполагает наличие конфликта интересов: руководитель заказчика, член комиссии по осуществлению закупок, руководитель контрактной службы заказчика, контрактный управляющий.
  • Указанную норму необходимо применять с учётом закреплённых в статье 6 Закона № 44-ФЗ принципов контрактной системы в сфере закупок, обеспечивающих гласность и прозрачность осуществления государственных и муниципальных закупок и направленных на предотвращение коррупции и недопущение ограничения конкуренции, что корреспондирует требованиям пунктов 1 и 2 части 1 статьи 17 Федерального закона от 26 июля 2006 года № 135-ФЗ «О защите конкуренции», напомнил суд.
  • «В рассматриваемом деле, несмотря на то, что должность заместителя руководителя контрактной службы заказчика не включена в перечень, судом установлен конфликт интересов ввиду того, что полномочия руководителя контрактной службы заказчика и его заместителя являются тождественными по функциональным обязанностям, позволяют влиять на процедуру закупки и результат её проведения», — указал арбитраж.
  • Он пояснил, что и руководитель контрактной службы, и его заместитель несут ответственность за принятие решений при осуществлении закупок заказчиком.
  • Кроме того, суд установил, что в соответствии с должностной инструкцией заместитель руководителя контрактной службы имеет полномочия на определение поставщиков (подрядчиков, исполнителей) (часть 6 статьи 38 Закона № 44-ФЗ).
  • «При названных обстоятельствах допуск к участию в открытом конкурсе хозяйственного общества приведёт или может привести к ограничению или устранению конкуренции, в том числе к созданию преимущественных условий участия в закупке, к координации деятельности участника закупки и заказчика, нарушению порядка определения победителя закупки», — отмечает ВС РФ.
  • Таким образом, комиссия по осуществлению закупок или заказчик в данном случае были обязаны отстранить хозяйственное общество от участия в определении поставщика.
  • Но наоборот можно
  • В другом деле произошла ровно обратная ситуация: компанию отстранили от конкурса, так как ее генеральный директор является братом заместителя руководителя контрактной службы заказчика.
Читайте также:  Разъяснения застройщикам относительно ндс и налога на прибыль

На этом основании антимонопольный орган  принял решение об отмене протокола рассмотрения заявок и выдал предписание заказчику об отстранении хозяйственного общества от участия в определении поставщика. Заказчик не согласился с решением и пошел с жалобой в арбитраж.

«Признавая оспариваемые акты незаконными, суд указал, что в рассматриваемом деле полномочия заместителя руководителя контрактной службы заказчика по функциональным обязанностям не тождественны полномочиям руководителя.

Так, заместитель руководителя контрактной службы заказчика не обладает правом принятия фактических решений, влекущих за собой правовые последствия при разработке плана закупок, плана-графика и осуществлении иных функций и полномочий, которые отнесены к ведению контрактной службы (часть 4 статьи 38 Закона № 44-ФЗ)», — говорится в обзоре.

Таким образом, посчитал суд, в таких случаях у антимонопольного органа отсутствовали основания для отстранения хозяйственного общества от участия в определении поставщика.

Алиса Фокс

За госконтракты накажут по реестру

Как стало известно “Ъ”, правительство одобрило подготовленный в Генпрокуратуре законопроект, направленный на усиление борьбы с коррупцией.

В его рамках в единой информационной системе госзакупок (ЕИС) появится реестр юридических лиц, привлекавшихся к административной ответственности за выплату незаконных вознаграждений от своего имени.

Чиновников и муниципальных служащих, заключающих сделки с такими компаниями, предполагается подвергать штрафным санкциям.

Законопроект о внесении изменений в ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», подготовленный Генпрокуратурой, после ряда обсуждений в целом согласован с правительством. В соответствии с п. 7.1 ч. 1 ст.

 31 уже действующего 44-ФЗ не допускается участие в закупках юридического лица, которое в течение двух лет до момента подачи заявки на участие в закупке было привлечено к ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ст. 19.

28 КоАП (незаконное вознаграждение от имени юрлица).

Разрабатывая законопроект, сотрудники надзорного ведомства установили, что, несмотря на штрафы и запреты, накладываемые на компании, в интересах которых давались взятки, они по-прежнему остаются участниками сделок с бюджетными средствами, заключая порой многомиллионные, а то и миллиардные контракты.

Например, по данным ФАС, ЗАО «Фирма «Евросервис»» в 2018–2019 годах заключило 1165 госконтрактов на поставку лекарств и медоборудования, получив только за первый год выручку 5,5 млрд руб., и это при том, что компания дважды привлекалась к ответственности по ст. 19.28 КоАП.

В свою очередь, АО «Новосибирский завод полупроводниковых приборов с ОКБ» в 2017 году приняло участие в открытом конкурсе Минпромторга на 2,3 млрд руб., по итогам которого заключило госконтракт на 87 млн руб.

После вмешательства Генпрокуратуры контракт в 2018 году был расторгнут, так как общество ранее признавали виновным в административном правонарушении.

Проблема, как выяснилось, заключается в отсутствии единого реестра компаний, замешанных в коррупции, в котором участник госторгов мог бы проверить своего партнера, а также в том, чтобы сделать эту процедуру обязательной.

Отметим, что похожий на антикоррупционный реестр ресурс уже имеется на официальном сайте Генпрокуратуры. В прошлом году в него было внесено 313 компаний с указанием судов, вынесших решения по ст. 19.28 КоАП. В этом году прокурорский реестр пополнился 31 юрлицом, замешанным в коррупции.

При этом, согласно данным самого надзорного ведомства, за прошлый год по инициативе прокуроров по ст. 19.28 было привлечено 1,2 тыс. компаний, которых суды оштрафовали на общую сумму более 2 млрд руб. В качестве примера такой антикоррупционной работы в Генпрокуратуре приводят дело авиакомпании iFly.

Ее гендиректор, установили следствие, а затем и суд, передал взятки руководителю одного из подразделений Росавиации на общую сумму более 2 млн руб. за организацию выдачи разрешительных документов. Санкции за это оказались гораздо серьезнее суммы взятки. Для iFly штраф превысил 20 млн руб.

, а ее руководитель, получивший условный срок за дачу взятки должностному лицу в особо крупном размере, был вынужден выплатить государству 6,48 млн руб.

Как объяснил источник “Ъ” в надзорном ведомстве, в соответствии с законопроектом о поправках к 44-ФЗ, в ЕИС (zakupki.gov.ru) будет размещен реестр компаний, подвергавшихся административному наказанию по ст. 19.

28 КоАП. Следить за реестром предписывается Федеральному казначейству, которое будет вносить в него сведения, получаемые из надзорного ведомства.

Для этого решение суда в отношении компании должно вступить в законную силу.

Кроме того, еще одним законопроектом для нарушителей со стороны государственных и муниципальных структур, заключивших контракты с провинившимися компаниями, предполагается ввести целую систему штрафных санкций.

Причем наказание хотят в процентном отношении привязать к суммам контрактов, заключенных с компаниями из черного списка. Последний законопроект, по данным “Ъ”, сейчас проходит согласование в Минюсте.

А первый, который в своем недавнем выступлении перед членами Совета федерации фактически презентовал генпрокурор Игорь Краснов, заявивший, что кроме «репрессивной составляющей» борьбы с коррупцией более важным является «принятие мер превентивного характера», уже подготовлен для внесения в Госдуму.

Черный список, полагают юристы, можно будет покинуть на основании судебного решения, истечения сроков давности или просто изменив реквизиты, состав учредителей и перерегистрировав компанию (срок давности по ст. 19.

28 КоАП РФ составляет шесть лет со дня совершения административного правонарушения).

К тому же для дачи взяток, как правило, используются так называемые фирмы-прокладки, а доказать их связь с выгодоприобретателями довольно сложно.

«У меня большие сомнения, что предполагаемое нововведение будет работать. Можно слегка изменить название — букву, знак, кавычки. Есть и другие корпоративные приемчики. Наконец, можно просто замотивировать оператора—держателя этого перечня»,— полагает член совета Адвокатской палаты Москвы Роберт Зиновьев.

Николай Сергеев

Статья Дмитрия Артюшенко "Роль конкурентного ведомства в борьбе с коррупцией и хищениями на торгах"

Дмитрий Артюшенко, к. ю. н., заместитель начальника Управления по борьбе с картелями ФАС России, старший преподаватель кафедры конкурентного права Института права и национальной безопасности РАНХиГС. 

«Актуальные вопросы противодействия коррупции в субъектах Российской Федерации: материалы научно-практической конференции» (Казань, 9 ноября 2016 г.)

Аннотация: Статья посвящена вопросам практики борьбы с антиконкурентными соглашениями, которым часто сопутствуют коррупционные правонарушения. Примерами таких соглашений являются картели на торгах, которым оказывают покровительство должностные лица органов власти.

При этом наиболее картелизированными в настоящее время могут быть признаны сферы закупок медикаментов и строительства. В статье рассматриваются основные коррупционные схемы, встречающиеся при проведении госзакупок и с которыми сталкивается антимонопольный орган при проведении расследований.

Ключевые слова: антиконкурентные соглашения, картели, коррупция в сфере госзакупок, антимонопольное законодательство, антиконкурентные соглашения с органами власти, антимонопольное расследование.

 Многообразные формы и проявления коррупции включают в себя коррупцию в сфере государственных закупок, подпадающей под запрет как антикоррупционного, так и антимонопольного законодательства.

Должностные лица, вступая в коррупционный сговор при проведении государственных закупок, помимо нарушения норм уголовного или административного законодательства, также нарушают и антимонопольные запреты, за соблюдением которых следит Федеральная антимонопольная служба (ФАС России).

Таким образом, законодательство о противодействии коррупции не исчерпывается нормами Федерального закона от 25 декабря 2008 г.

№ 273-ФЗ «О противодействии коррупции», Уголовного кодекса Российской Федерации (нормами глав о преступлениях против государственной власти и о преступлениях против интересов службы в коммерческих и иных организациях), а также законодательства об административных правонарушениях (в частности, статьи 19.28 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях – состав административного правонарушения, состоящего в незаконном вознаграждении от имени юридического лица). К антикоррупционным нормам следует отнести и положения Федерального закона от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции», которым установлены запреты на антиконкурентные соглашения.

86% от числа выявленных ФАС России картелей составляют сговоры на торгах.

Главное негативное последствие таких сговоров – увеличение бюджетных расходов в связи с отсутствием реальной конкуренции на торгах (при этом в год для проведения государственных закупок и закупок компаний с государственным участием из бюджета выделяется около 30 трлн рублей).

Как чиновник, контролирующий решения госзаказчика, так и вступившая с ним в сговор компания заинтересованы в заключении по результатам торгов контракта по наиболее выгодной для этой компании цене.

Для чиновника это в большинстве случаев означает бо́льшую сумму отката, для компании – получение большей прибыли.

Картели в настоящее время проникли в стратегические отрасли: закупки для оборонных нужд, обеспечение населения медикаментами и продуктами питания, добычу водных биологических ресурсов.

Читайте также:  Законодательный запрет на предоставление данных о владельцах недвижимости

Рост дел о сговорах на торгах, возбуждённых антимонопольной службой в 2015 г., составил 73% (по сравнению с 2014 г.), а в первом полугодии 2016 г. возбуждено на 31% больше дел об антиконкурентных соглашениях с органами власти (по сравнению с первым полугодием 2015 г.).

Претерпел изменения и предмет рассмотрения дел о сговорах на торгах: количество эпизодов по таким делам стало исчисляться десятками и сотнями. Например, в одном из дел о сговоре на торгах по поставке медицинских изделий в предмет рассмотрения входит 718 аукционов.

Отмечается картелизация закупок в целых отраслях: особую озабоченность вызывают уже упомянутые закупки медикаментов и медицинского оборудования, а также сфера строительства (в т. ч. дорожного).

ФАС России (как центральный аппарат, так и территориальные органы) в настоящее время возбудили 53 антимонопольных дела о сговорах на торгах по закупке изделий медицинского назначения. В предмет рассмотрения всех этих дел входит 2000 аукционов с общей суммой начальных максимальных цен, составляющей около 10 млрд рублей.

В сфере строительства признаки антиконкурентных соглашений выявлены в общей сложности на 120 открытых аукционах в электронной форме; общая сумма начальных максимальных цен таких торгов в сфере строительства (в т. ч.

дорожного строительства) составляет более 4,5 млрд рублей.

При этом более 1,4 млрд рублей бюджетных средств в этой сфере распределены вообще без проведения конкурентных процедур (во многих случаях это свидетельствует о признаках сговора с заказчиком, в т. ч. с органами власти).

ФАС России при проведении антимонопольных расследований сталкивается со следующими видами коррупционных схем (будет использована классификация форм коррупционных проявлений в сфере государственных закупок, предложенная Г. Уэром, Ш. Моссом, Э. Кампосом и Г. Нуном [1, с. 381 – 393]).

Схема 1. Посредничество по откатам.

Откат – это определённая сумма, которая выплачивается компанией, выигравшей государственный контракт, чиновнику (или чиновникам), который повлиял на заключение с данной компанией этого контракта. Обычно размер отката составляет определённый процент от стоимости контракта.

Откаты в крупных проектах государственных закупок обычно передаются через лиц, имеющих тесные связи с каждой из участвующих в схеме сторон.

Например, иностранные компании могут прибегать к услугам местных, «национальных» компаний для поддержки при участии в тендерах на получение контрактов по госзакупкам.

Схема 2. Махинации с тендерными предложениями.

При реализации данной схемы в торгах выигрывает заранее выбранный претендент.

Бывает, что в манипуляциях участвуют некоторые или все участники тендера без ведома государственных служащих, отвечающих за его проведение.

Такие случаи ФАС России квалифицирует как картель на торгах, когда в коррупционные связи вступают коммерческие организации[1] (отказ от участия в торгах либо отказ от конкуренции на торгах может быть обусловлен передачей части работ по госконтракту компании, которая откажется от подачи конкурентных предложений при проведении торгов либо подкупом сотрудника тендерного отдела компании-конкурента).

Возможен также вариант, когда госслужащие, ответственные за проведение тендера, предоставляют «фавориту» доступ к тендерной документации до её официального распространения, благодаря чему у него оказывается больше времени на подготовку предложения по сравнению с другими претендентами.

В одном из дел было установлено, что госслужащий задолго до проведения соответствующего конкурса на право заключения концессионного соглашения пригласил представителей компании, которую он «видел» в качестве будущего инвестора, на приём и провёл для них ознакомление как с самим строительным объектом, требующим вложений с целью реконструкции, так и с относящейся к нему документацией.

Схема 3. Использование подставных или фиктивных компаний.

Коррумпированные госслужащие нередко используют подставные или фиктивные компании, обычно в сочетании с другими схемами (например, с откатами), для маскировки незаконного влияния на заключение находившихся в их компетенции контрактов.

Использование подставной компании позволяет коррумпированному чиновнику манипулировать проведением тендера и оказывать давление на других, реальных участников, чтобы обеспечить победу своей подставной компании и получить незаконную выгоду.

Часто такой чиновник и не рассчитывает на то, что эта компания исполнит контракт (товары могут вообще не поставляться, услуги могут вообще не оказываться).

Подставные компании могут образовывать целые цепочки, что крайне затрудняет выявление конечного бенефициара.

Например, в 2015 г. ФАС России завершила рассмотрение дела в отношении Федерального агентства по обустройству государственной границы (Росграницы).

Антимонопольным органом было установлено, что в течение нескольких лет торги по реконструкции и строительству пунктов пропуска через государственную границу выигрывали компании, имевшие связи с руководством Росграницы.

В ходе антимонопольного расследования было установлено, что руководитель Росграницы возложил на подчинённых задачу поиска и привлечения к участию в конкурсах «своих» подрядчиков, т. е. подрядчиков, которые согласятся на перечисление откатов по госконтрактам.

В качестве такого подрядчика было выбрано закрытое акционерное общество «РосТрансСтрой», которое до этого никогда не участвовало в торгах, проводившихся Росграницей.

С августа по декабрь 2012 г. руководство Росграницы и подведомственного ему госучреждения обеспечило победу ЗАО «РосТрансСтрой» в 3 конкурсах и 1 аукционе.

Конкурсные заявки ЗАО «РосТрансСтрой» корректировались самим государственным заказчиком, а их оценка проводилась таким образом, чтобы обеспечить победу ЗАО «РосТрансСтрой». Заявки добросовестных участников торгов отклонялись необоснованно.

15% от сумм госконтрактов «РосТрансСтрой» должен был перечислять компаниям, подконтрольным чиновникам Росграницы. Деньги перечислялись по фиктивным договорам.

К инымкоррупционным схемам, встречаемым в госзакупках, можно отнести, например, искусственное создание оснований для проведения госзакупки на неконкурентной основе.

В одном из дел было установлено, что определение подрядчика затягивалось госзаказчиком и другими участниками антиконкурентного соглашения более года, что позволило провести закупку у единственного поставщика, которым оказалась компания, вступившая в сговор с госзаказчиком. При этом основание для проведения закупки на неконкурентной основе – срыв сроков необходимости проведения работ – был специально для этого случая закреплён в положении о закупках госзаказчика.

Следует также отметить схему недобросовестного использования различий между разными формами проведения торгов – конкурсом и аукционом, например.

Проведение конкурса предполагает оценку его участников как с точки зрения ценовых критериев (кто предлагает лучшую цену), так и с точки зрения критериев неценовых (кто предлагает лучшие условия исполнения контракта).

Выставление оценок по неценовым критериям при отсутствии однозначных критериев такой оценки может превратиться в инструмент реализации антиконкурентного и коррупционного сговора участника торгов с госзаказчиком.

Именно с этим столкнулась ФАС России при проведении расследования в отношении Федерального агентства по обустройству государственной границы и компании «РосТрансСтрой», которая предлагала одну из самых высоких цен выполнения работ, но, тем не менее, признавалась победителем торгов. Для того чтобы уравнять компанию «РосТрансСтрой» с другими, добросовестными участниками торгов и обеспечить её победу, конкурсная комиссия госзаказчика присваивала ей более высокие баллы по неценовому критерию качества работ и квалификации.

Рассмотренные примеры свидетельствуют о тех негативных последствиях, которые приносит коррупция в сфере госзакупок.

Главное негативное последствие – увеличение бюджетных расходов в связи с отсутствием реальной конкуренции на торгах.

Как чиновник, контролирующий решения госзаказчика, так и вступившая с ним в сговор компания заинтересованы в заключении по результатам торгов контракта по наиболее выгодной для этой компании цене.

Для чиновника это в большинстве случаев означает бо́льшую сумму отката, для компании – получение большей прибыли.

В условиях же реальной конкуренции на торгах бюджет тратит меньше средств, экономит их, что позволяет расходовать их на иные нужды, например, на исполнение социальных обязательств государства.

К другому негативному последствию коррупционных проявлений при проведении торгов можно отнести вытеснение с рынков добросовестных компаний. Ведение бизнеса не должно связываться с наличием «связей» с заказчиками.

Победителем торгов должна признаваться компания, которая может качественнее и дешевле исполнить госконтракт. В этом случае у бизнеса будет стимул к развитию.

И наоборот, такого стимула у компании не будет, если она «купила» нужного чиновника.

  • Роль конкурентного ведомства в борьбе с коррупцией на торгах сводится к следующему:
  • —        выявление фактов антиконкурентных соглашений на торгах, являющихся одной из форм коррупционных проявлений;
  • —        расследование и рассмотрение дел по выявленным фактам антиконкурентных соглашений, установление причастных юридических и физических лиц;
  • —        привлечение к административной ответственности юридических и физических лиц, виновных в нарушении антимонопольного законодательства на торгах;
  • —        передача информации о совершённых коррупционных преступлениях в правоохранительные органы с целью возбуждения уголовного дела и привлечения виновных физических лиц к ответственности.
  • Коррупционные практики должны решительно пресекаться как непосредственно правоохранительными органами, так и антимонопольной службой, обладающей методиками расследования случаев сговоров, когда они обеспечиваются связями с чиновниками.
  • Библиографический список:
  1. Многоликая коррупция: Выявление уязвимых мест на уровне секторов экономики и государственного управления / под ред. Эдгардо Кампоса и Санджая Прадхана; пер. с англ. – М. : Альпина Паблишер, 2014. – 551 с.
  2. Коррупция: природа, проявления, противодействие. Монография / отв. ред. Т. Я. Хабриева. – М. : Юриспруденция, 2015. 688 с.
  3. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (ред. от 6 июля 2016 г.)
  4. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ (ред. от 6 июля 2016 г.).
  5. Федеральный закон от 26 июля 2006 г. (ред. от 3 июля 2016 г.) № 135-ФЗ «О защите конкуренции».
  6. Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. (ред. от 3 июля 2016 г.) № 273-ФЗ «О противодействии коррупции».

[1] Такое противоправное поведение именуют деловой коррупцией, корпоративной коррупцией или коррупцией в частном секторе [2, с. 486].

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *