Подписан закон, направленный на борьбу с фиктивными данными юридических лиц

Подписан закон, направленный на борьбу с фиктивными данными юридических лиц

Федеральный закон от 30.03.2015 N 67-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части обеспечения достоверности сведений, представляемых при государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»

  • Федеральным законом внесены поправки в Основы законодательства РФ о нотариате, в УК РФ, КоАП РФ, в федеральные законы «Об обществах с ограниченной ответственностью», «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».
  • Так, в частности, уточнены порядок установления личности гражданина, обратившегося за совершением нотариального действия, требования к документам, представляемым для совершения нотариального действия, установлены требования к нотариально оформляемому документу и порядок представления документов на государственную регистрацию юридического лица и индивидуального предпринимателя.
  • В Уголовном кодексе РФ установлена ответственность за представление в регистрирующий орган данных, повлекшее внесение в Единый государственный реестр юридических лиц (ЕГРЮЛ) сведений о подставных лицах, а также уточнено определение понятия «подставное лицо».
  • В Федеральном законе «Об обществах с ограниченной ответственностью», в частности, установлено обязательное подтверждение путем нотариального удостоверения факта принятия решения общим собранием участников общества об увеличении уставного капитала и состава участников общества, присутствовавших при принятии указанного решения.

Установлено, что в ЕГРЮЛ должны содержаться сведения о том, что юридическим лицом принято решение об изменении места нахождения.

Обязательному внесению в Единый федеральный реестр сведений о фактах деятельности юридических лиц теперь подлежит, в том числе запись о недостоверности содержащихся в ЕГРЮЛ сведений о юридическом лице.

Определен порядок проведения проверки достоверности сведений, включаемых или включенных в ЕГРЮЛ. Дополнены основания, при наличии которых допускается отказ в государственной регистрации юридического лица.

Увеличен до 1 года срок давности привлечения к ответственности за административные правонарушения в сфере государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

Также установлена административная ответственность за повторное совершение административного правонарушения, выразившегося в непредставлении или представлении недостоверных сведений о юридическом лице или об индивидуальном предпринимателе в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, в случаях, если такое представление предусмотрено законом.

  1. Федеральный закон вступает в силу со дня его официального опубликования, за исключением отдельных положений.
  2. Перейти в текст документа »
  3. Больше документов и разъяснений по коронавирусу и антикризисным мерам — в системе КонсультантПлюс.
  4. Зарегистрируйся и получи пробный доступ

Дата публикации на сайте: 31.03.2015

Поделиться ссылкой:

Подписан закон, направленный на борьбу с фиктивными данными юридических лиц

предпринимательская днятельность

ответственность за нарушения правил регистрации юр.лиц и ИП, закон, направленный на борьбу с фиктивными юр.лицами

Written by: Андрей Ларин

Вводится ответственность за представление фиктивных данных юр.лицами

Внесены изменения в российское законодательство, которые обеспечат представление достоверных сведений, при гос. регистрации ИП и юр. лиц. Данный федеральный закон был подписан президентом РФ.

Документом регламентируются: основание и процедура осуществление проверки подлинной информации, принимаемых и принятых в единый государственный реестр юр. лиц. При наличии причин для осуществления проверки установлена возможность отсрочить дату гос. регистрации, не более чем на один месяц.

Также предусмотрена возможность занесения в ЕГРЮЛ отметки о недостоверности сведений о юридическом лице, которые содержаться в реестре, если это обстоятельство обнаружено после внесении сведений в него.

Законом установлены:

  • отдельные категории лиц, в отношении которых установлены значительные нарушения законодательства, приняты дополнительные основания для отказа в гос. регистрации;
  • дополнительные особенности гос. регистрации при ликвидации организации. К примеру: устанавливается запрет на гос. регистрацию при ликвидации организации до окончания судебного разбирательства по иску к нему, а также до завершения налоговой проверки (выездной) в отношении юр. лица, которое находится в процессе ликвидации;
  • процесс занесения в ЕГРЮЛ сведений о принятии решения об изменении места нахождения, предваряющая регистрацию изменения места нахождения.

За нарушение в области регистрации законодательством усилена административная ответственность. Конкретизирован термин подставного лица, предусмотренный УК РФ. Кроме этого, составы преступлений в виде незаконного образования юр. лица, а также использования документов для незаконного образования юридического лица распространены на все случаи занесения в ЕГРЮЛ сведений о подставных лицах.

Также вводится специальный вид нотариального действия, по просьбе заявителя нотариус может предъявить документы в регистрирующий орган, что позволяет упорядочить информационное сотрудничество между регистрирующим органом и нотариусами.

Так же установлены дополнительные виды сделок они направленны на отчуждение, установление залога доли или части доли в уставном капитале ООО, которые необходимо удостоверять нотариально.

Помимо этого, нотариусу дается право применять средства видеосъемки для фиксации совершения нотариального действия.

  • Поскольку очень часто доходы образуются через большое количество подставных фирм – однодневок, образованных для преступных целей принятый закон осложнит реализацию мошеннических схем недобросовестными предпринимателями, уверены законодатели.
  • Федеральный закон от 30 марта 2015 г № 67-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части обеспечения достоверности сведений, представляемых при государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» вступает в силу со дня его официального опубликования (закон опубликован 31 марта 2015), исключение составляют отдельные нормы, для которых определен иной срок.
  • Ссылки по теме:

Фнс рассказала, как будут выявлять фиктивных контрагентов и доначислять налоги

23 марта 2021

1674

Налоговая служба выпустила письмо, посвященное практике применения положений новой статьи 54.

1 НК РФ, которая содержит положения, направленные на борьбу с уклонением от уплаты налогов с использованием фиктивных компаний и операций.

Документ адресован нижестоящим налоговым органам, которые должны учитывать соответствующие рекомендации как при выявлении злоупотреблений со стороны налогоплательщиков, так и при доначислении налогов.

Признаки искажения налоговых обязательств 

Первым делом налоговая служба обращает внимание на то, что доначисления со ссылкой на ст. 54.1 НК РФ можно проводить не только в случае выявления фиктивных контрагентов. Эти положения действуют при любом искажении налогового обязательства, в т. ч.

при дроблении бизнеса, сокрытии объектов налогообложения, искусственном создании условий для применения специального налогового режима и т. п.

В качестве примера приводится неотражение эксплуатируемых объектов недвижимости в составе основных средств под предлогом недостроя или искажение данных о производимой продукции с целью вывести ее из категории подакцизной.

Отдельный блок нарушений, как указывается в письме, составляют попытки уклониться от применения специальных положений НК РФ об учете доходов или расходов. К примеру, искусственное увеличение капитализации с целью учета процентов по контролируемой задолженности.

Подпадают под действие ст. 54.1 НК РФ и полностью фиктивные операции – те, которые в реальности не совершались, а отражены исключительно на бумаге. Как отмечается в письме, выявление такого факта уже само по себе дает ИФНС основания снять расходы и вычеты.

Что касается операций, имевших место в действительности, но данные о которых искажены, необходимо проводить дополнительные мероприятия. В частности, устанавливать, действительно ли контрагент или привлеченные им субподрядчики выполняли все обязательства по договору.

Основная цель здесь – выявление так называемых технических компаний, которые существуют только на бумаге и включаются в цепочку для получения налоговой выгоды. Такие технические компании нужны исключительно для оформления от их имени документов, поясняется в письме.

Они не осуществляют деятельность в своем интересе и на свой риск, не обладают необходимыми активами и не выполняют реальных функций.

О злоупотреблениях, указывается в письме, могут говорить факты обналичивания денег налогоплательщиком, его аффилированными или подконтрольными лицами, а также факты использования таких средств на нужды компании, ее учредителей или должностных лиц, а также их родственников.

И вообще, отмечается в документе, финансовые потоки по техническим компаниям в большинстве случаев носят замкнутый характер и характеризуются полным или частичным возвратом денег налогоплательщику или связанным с ним лицам.

На эту же чашу весов ложатся сведения об использовании одних IP-адресов, обнаружении печатей и документации контрагента на территории (в помещении) налогоплательщика. 

Инструменты, используемые налоговиками, для выявления нарушений

Для выявления подобных злоупотреблений ФНС рекомендует инспекторам использовать весь имеющийся у них арсенал средств.

В частности, следует проводить опросы и допросы всех лиц, участвующих в заключении и исполнении сделок, осмотры территорий и документов, а также сопоставление их результатов с указанными в документах объемами поставок, инвентаризацию имущества, анализ и восстановление товарного баланса и складского учета, истребование информации и выемки документов.

Основная цель этих мероприятий – не только доказать, что для исполнения сделки были привлечены фиктивные контрагенты, но и доказать, что налогоплательщик не мог не знать о таком привлечении. Только этот факт сам по себе, как отмечают авторы письма, позволяет доначислять налоги на основании ст. 54.1 НК РФ. 

Как ФНС рекомендует проверять контрагентов?

Читайте также:  Законодательный запрет на предоставление данных о владельцах недвижимости

Отдельный раздел в комментируемом письме посвящен правилам проверки контрагента перед заключением сделки.

Инспекторам рекомендуется уточнять, известны ли налогоплательщику основные данные о стороне сделки – где она находится, кто ее возглавляет, с кем конкретно, как и где проводились переговоры, откуда получена информация о контрагенте, проводилась ли преддоговорная проверка по открытым источникам и т. д. Также следует оценивать и сами договоры – насколько детально прописаны их условия, как они соотносятся с рыночными, установлена ли ответственность за нарушение, предпринимались ли реальные меры по защите нарушенных прав и проч. А в части исполнения сделки ФНС России рекомендует обращать внимание на факты использования неденежных способов оплаты (на перевод долга, уступку права требования), особенно если сами такие требования нельзя назвать ликвидными.

При этом ФНС напоминает: требования к проверке контрагента объективно не могут быть одинаковыми по всем сделкам. Очевидно, что при разовых закупках МПЗ они будут ниже, чем при заключении долгосрочных договоров или при приобретении дорогостоящего актива. 

Разрывы по НДС и снятие расходов по прибыли

Не обошли стороной авторы документа и работу с разрывами по НДС. Здесь рекомендации следующие. Снимать вычеты у налогоплательщика, контрагент которого не заплатил налог в бюджет, можно, только если установлено, что налогоплательщик знал о таких нарушениях и извлекал из них выгоду.

Одним из критериев такой выгоды, указывается в письме, является установление заниженной цены по договору.

А факт осведомленности налогоплательщика о нарушениях контрагента может вытекать из взаимозависимости или иной подконтрольности, а равно из совершения заранее согласованных действий, направленных на неуплату налога.

Что же касается техники доначислений при выявлении злоупотреблений, то тут рекомендации следующие. Вычеты и расходы, которые заявлены по совершенным с привлечением фиктивных компаний операциям, снимаются в полном размере.

При этом налогоплательщик вправе претендовать на учет соответствующих сумм на основе реального характера операций. Но для этого ему придется, что называется, раскрыть карты перед ИФНС и предоставить данные о том, кто и на каких условиях в действительности выполнял соответствующие действия вместо фиктивного контрагента.

Без таких документов ни вычеты, ни расходы ИФНС определять расчетным методом не будет. Единственное исключение представляет собой ситуация, когда факт несения расходов очевиден и не может вызывать споров.

В таком случае инспекторам рекомендуется применять расчетный метод, даже если налогоплательщик не предоставил соответствующие документы. Однако вычетов по НДС это не касается. Их расчетным методом ИФНС определять не будет ни при каких обстоятельствах.

Источник:
ИС 1С:ИТС

Фнс разъяснила правила борьбы с фиктивными операциями: анализ письма о статье 54.1 нк

Споры о том, как именно применять правила ст. 54.1 Налогового кодекса РФ не угасают с момента ее появления в 2017 году.

За это время ФНС и Минфин России уже неоднократно высказывали свое мнение, как должны применяться новые антизлоупотребительные правила. Однако большое количество споров и противоречивая судебная практика постоянно поднимали данный вопрос на первые строчки повестки дня.

В своем новом письме ФНС России в очередной раз постаралась поставить все точки над «i».

В общественном доступе появился текст письма ФНС по вопросу применения ст. 54.1 Налогового кодекса РФ. Ни номера, ни даты письма в настоящий момент достоверно неизвестно, однако письмо подписано.

Напомним, что целью правил статьи 54.1 НК РФ была борьба с размыванием налоговой базы путем использования «фирм-однодневок» и оффшорных компаний. При этом предполагалось, что негативный эффект данной нормы не затронет добросовестных налогоплательщиков.

В самом общем виде смысл правил ст. 54.1 НК РФ заключается в том, что налоговый орган вправе отказать в вычетах НДС или признании расходов по налогу на прибыль в случае, если будут выявлены факты «искажения сведений» о бизнес-процессах (мнимые и притворные сделки).

Однако уже первый опыт применения данных правил показал, что концептуально в действиях налоговых органов ничего не изменилось, а в некоторых вопросах произошло ужесточение позиции.

Доказательственная база по-прежнему собиралась исходя из критериев, заложенных Высшим Арбитражным Судом РФ в 2006 году в пленуме № 53 по вопросам необоснованной налоговой выгоды. В связи с этим возникал логичный вопрос: является ли ст. 54.1 НК РФ новой или это всего лишь нормативное закрепление тех правил, которые были сформулированы ВАС РФ более 10 лет назад?

Ситуация усугублялась тем, что налоговые претензии в большинстве своем продолжали предъявлять не организаторам налоговых схем, а тем, у кого в цепочке контрагентов больше всего денег для взыскания их в бюджет.

Кроме того, с развитием системы АСК НДС начинали возникать ситуации, когда налоговые органы в «добровольно-принудительном» порядке понуждают одного из контрагентов обнулить свою декларацию по НДС, после чего приходили к другому контрагенту и, ссылаясь на возникший разрыв по НДС, требовали отказаться от налоговых вычетов.

Наконец, ситуация обострилась нерешенностью проблемы «налоговой реконструкции». По ранее действовавшим правилам налоговый орган, установив фиктивные бизнес-операции, должен был рассчитать налоговые обязанности налогоплательщика исходя из их действительного экономического смысла.

Однако после принятии ст. 54.1 НК РФ налоговые органы начали формировать позицию о том, что такой обязанности у них теперь нет.

Это приводило к тому, что расходы по налогу на прибыль снимались в полном объеме несмотря на то, что расходы были налогоплательщиком в действительности понесены, хоть даже и в меньшем размере.

  • В своем новом письме ФНС России сформировало несколько интересных позиций.
  • Так, из письма ФНС следует, что доброкачественная сделка должна соответствовать четырем признакам:
  • должна быть исполнена
  • исполнение осуществлено надлежащим лицом
  • отсутствует искажения операций
  • имеется деловая цель.

По наиболее принципиальному для налоговых споров вопросу о налоговой реконструкции (установлении действительных налоговых обязательств) сформулирована следующая позиция: такое право у налогоплательщиков есть.

При этом как минимум в одном случае такое право действует в безусловном порядке — в ситуации с дроблением бизнеса налоговые органы должны учесть все расходы, вычеты по НДС и налоги, уплаченные на специальных налоговых режимах.

В остальных случаях право на реконструкцию появляется при условии выполнения обязательного требования — налогоплательщик должен раскрыть налоговым органам все обстоятельства сделок с лицом, фактически исполнившим сделку и представить документы, подтверждающие параметры операций с данным лицом. Что это должны быть за обстоятельства и какова должна быть глубина погружения в них у конкретного налогоплательщика в письме не разъясняется.

Также остается открытым вопрос и о том, как добросовестный налогоплательщик может получить такие документы, если он не является организатором налоговой схемы.

Данный вопрос особенно актуален, если документы необходимо будет получать по сделкам контрагентов 2, 3 и т.д. звена.

Исходя из смысла письма, во всех этих случаях налогоплательщик будет признаваться не раскрывшим обстоятельства спорных операций и, как следствие, право на реконструкцию у него будет отсутствовать.

Более правильным было бы обязать налоговые органы устанавливать, кто именно является бенефициаром схемы и только если таким бенефициаром является проверяемый налогоплательщик, возлагать на него бремя доказывания.

Не ясно, почему налоговые органы устраняются от поиска реального бенефициара налоговой схемы.

Например, в ситуации, когда более сильная сторона (производитель товаров) навязывает налогоплательщику конкретного поставщика (своего дистрибьютора) с признаками фирмы-однодневки.

В письме указывается, что в определенных случаях реконструкция обязательств может осуществляться даже по НДС, а по налогу на прибыль применяться расчетный способ определения налоговых обязанностей. Однако это возможно, только если отсутствует спор о факте осуществления расходов, а лицо фактически исполнившее обязательство достоверно установлено. При этом налогоплательщик должен быть способен подтвердить действительные параметры спорной операции.

Достаточно детально в письме описано, какие именно факты могут свидетельствовать о наличии умысла налогоплательщика на установление отношений с «техническими» компаниями, а также о способах их подтверждения со стороны налоговых органов.

В письме ФНС используется термин «обстоятельства, характеризующие выбор контрагента». При ближайшем рассмотрении становится ясно, что это не что иное как «должная осмотрительность», которая известна уже давно по правовым позициям ВАС РФ. После принятия ст. 54.

1 НК РФ формирование досье по каждому контрагенту начало сходить на нет и велись обсуждения об отсутствии в этом смысла.

Получается, что теперь компаниям снова следует начинать формировать качественное досье на контрагентов, поскольку от этого будет зависеть возможность реконструкции налоговых обязательств.

Письмо содержит множество положений, требующих осмысления и то, каким образом оно повлияет на подход к налогообложению спорных операций, покажет время. Мы будем следить за развитием правоприменительной практики по данному направлению и постараемся держать Вас в курсе.

Источник — Аудиторско-консалтинговая компания Crowe CRS

  • МАСТЕР-КЛАСС. Требования от ИФНС: как ответить, чтобы не доначислили?
Читайте также:  Опасные заблуждения о договорах.

Подписан закон, направленный на защиту предпринимателей от необоснованного уголовного преследования

  • Федеральный закон принят Государственной
    Думой 18 декабря 2018 года, одобрен Советом Федерации 21 декабря 2018 года.
  • Справка Государственно-правового управления
  • Федеральный закон
    направлен на дальнейшее формирование благоприятного делового климата в стране,
    а также на создание дополнительных гарантий защиты предпринимателей от необоснованного уголовного преследования.
  • В соответствии с Федеральным законом расширен перечень преступлений, предусмотренный частью
    второй статьи 761 Уголовного кодекса Российской Федерации и частью
    третьей статьи 281 Уголовно-процессуального кодекса Российской
    Федерации, уголовные дела по которым подлежат прекращению при условии
    возмещения ущерба, причинённого гражданину, организации или государству в результате совершения преступления.
  • В этот перечень включены мошенничество,
    сопряжённое с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере
    предпринимательской деятельности, и такие преступления небольшой тяжести, как
    мошенничество в иных сферах, присвоение авторства (плагиат), нарушение изобретательских
    и патентных прав, присвоение или растрата, причинение имущественного ущерба
    путём обмана или злоупотребления доверием.
  • Федеральным законом
    примечание к статье 1451 «Невыплата заработной платы, пенсий,
    стипендий, пособий и иных выплат» Уголовного кодекса Российской Федерации
    дополняется пунктом, согласно которому лицо, впервые совершившее
    соответствующее преступление, освобождается от уголовной ответственности, если
    в полном объёме погасило образовавшуюся задолженность и выплатило денежную
    компенсацию.

Кроме того,
Федеральным законом расширен перечень уголовных дел частно-публичного
обвинения, предусмотренный статьёй 20 Уголовно-процессуального кодекса
Российской Федерации. В этот перечень включены уголовные дела о преступлениях,
которые, как правило, затрагивают интересы только потерпевших, не причиняя
ущерба интересам третьих лиц и государству (например, уголовные дела о необоснованном отказе в приёме на работу или необоснованном увольнении лица,
достигшего предпенсионного возраста, о незаконном получении кредита, о злостном
уклонении от погашения кредиторской задолженности, о незаконном использовании
средств индивидуализации товаров и другие).

В соответствии с Федеральным законом запрет на применение меры пресечения в виде заключения под
стражу, установленный частью первой1 статьи 108
Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, распространён на лиц,
подозреваемых или обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного
статьёй 201 «Злоупотребление полномочиями» Уголовного кодекса
Российской Федерации, если это деяние совершено в сфере предпринимательской
деятельности.

Кроме того, в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации вводится норма, согласно
которой при производстве следственных действий по уголовным делам о преступлениях, совершённых в сфере предпринимательской деятельности,
запрещается необоснованное применение мер, способных привести к приостановлению
законной деятельности юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, в том числе не допускается изъятие электронных носителей информации.

При этом
Кодекс дополняется статьёй 1641, определяющей исключительные случаи,
при которых изъятие электронных носителей информации допускается. Этой статьёй
также предусматривается порядок изъятия электронных носителей информации и копирования
информации, содержащейся на изымаемых электронных носителях.

Как ФНС будет бороться с уклонением от налогов в 2021 году

Статья 54.1 НК РФ называется «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов». По мнению ФНС, её основная цель — противодействовать налоговым злоупотреблениям и получению необоснованной налоговой выгоды за счёт уклонения от уплаты налогов.

Такими злоупотреблениями могут быть незаконные уменьшения как налоговой базы, так и суммы самого налога. Но причина всегда в том, что налогоплательщик исказил сведения о фактах хозяйственной жизни или объектах налогообложения. Такое искажение может быть трёх видов:

  1. Скрыли реальные операции. Например, не отразили в составе основных средств фактически используемую недвижимость, в частности под предлогом «недостроя».
  2. Отразили ложные показатели по реальным операциям. Например, исказили данные о производимой продукции, чтобы сделать её неподакцизной, или параметры деятельности, чтобы снизить показатель потенциально возможного дохода. Дробление бизнеса тоже попадает в эту группу.
  3. Отразили фиктивные операции, которых не было на самом деле. Здесь речь в том числе об использовании фиктивных контрагентов, о которых мы поговорим ниже.

Посмотрите на свою компанию глазами налоговой и оцените вероятность выездной проверки

Попробовать

Для каждого вида злоупотреблений в письме есть правила, по которым налоговики должны доначислять налоги.

Так, фиктивные операции вообще не будут учитывать в целях налогообложения. Все расходы и вычеты по ним «снимут» в полном размере. В остальных случаях инспекторы должны выявить истинный экономический смысл операции и доначислить налоги так, как если бы налогоплательщик не допускал нарушений.

Как выявляют сделки с фиктивными контрагентами

Одно из основных условий, которое даёт налогоплательщику право учесть расходы и использовать вычеты — исполнение обязательств по сделке надлежащим лицом (п. 2 ст. 54.1 НК РФ). Это означает, что обязательства должна выполнять сторона договора или лицо, на которое эта обязанность возложена.

Цель этого положения — борьба с использованием документов, составленных от лица фиктивных контрагентов. Это компании, которые работают только «на бумаге», не ведут деятельности и не выполняют в сделке реальных функций, а нужны только для оформления от их имени соответствующих документов. В письме такие компании называют «техническими».

Чтобы квалифицировать сделку как фиктивную и доначислить по ней налоги, инспекторы доказывают, что контрагент относится к «техническим» компаниям, а налогоплательщик должен был знать об этом, но не проявил должной осмотрительности.

Доказывают, что контрагент — техническая компания

Налоговики должны сами доказать, что документы составлены не реальным, а техническим контрагентом.

В письме отмечают, что для этого не хватит заключения эксперта-почерковеда о том, что документы подписаны неустановленными лицами, или протокола допроса тех, кто их подписал.

Чтобы закрепить факт участия в сделке «технической» компании, нужно найти сразу несколько косвенных доказательств:

  • нет признаков, которые подтверждали бы реальную экономическую деятельность контрагента: отсутствует персонал, сайт, информация о деятельности компании и т.п.;
  • нет условий для исполнения обязательств: персонала, основных средств, активов, складских помещений, транспортных средств, обязательных разрешений и лицензий и т.п.;
  • «техническое» лицо не могло осуществить операцию с учётом времени, места нахождения и объёма необходимых ресурсов;
  • расходы по счёту не соответствуют виду деятельности, по которому совершены спорные операции;
  • поведение участников сделки при заключении договора и принятии исполнения по нему отличалось от общепринятого;
  • документооборот по сделке был нетипичным, а документы заполнены с недочетами или не полностью, в них есть ошибки, которые связаны с формальным подходом (в т. ч. их составлением до операции) и тем, что стороны не планируют как-то защищать свои права (обращаться в суд, подавать претензии и т.п.);
  • в договорах есть условия, отличающиеся от обычных, например, длительные отсрочки платежа, санкции, размер которых намного меньше или больше ущерба от нарушения;
  • цены по договору существенно ниже или выше рыночных;
  • нет документов, которые должны быть исходя из характера исполнения, например, при договоре строительного подряда отсутствует акт о передаче подрядчику стройплощадки;
  • нет оплаты;
  • в расчётах использованы неликвидные активы: небанковские вексели, права требования к третьему лицу и пр.;
  • не приняты меры по защите нарушенных права — отсутствуют претензии, заявления об отказе от договора, обращения в суд;
  • обналичивание денег и их использование на нужды налогоплательщика, его учредителей, должностных или иначе связанных с ним лиц;
  • деньги, перечисленные «техническому» контрагенту, возвращаются налогоплательщику или связанным с ним лицам;
  • печати и документация контрагента на территории налогоплательщика.

По мнению ФНС, у налоговых органов есть все полномочия, чтобы выявить эти обстоятельства. Нужно лишь правильно их использовать и получать от всех участников договора пояснения.

При этом налоговикам рекомендовано не ограничиваться формальным набором вопросов, а детально выяснять полномочия, функциональные и должностные обязанности каждого опрашиваемого.

И во всех нюансах изучать обстоятельства сделки.

Помимо этого, инспекторам «на местах» рекомендовано проводить осмотры территорий и помещений, а также использовать своё право проводить инвентаризацию имущества и применять её результаты для анализа и воссоздания полного баланса предприятия (товарного баланса, складского учёта и т.п.).

Доказывают, что налогоплательщик не проявил осмотрительность

Если участие «технического» контрагента доказано, инспекторы должны подтвердить, что налогоплательщик не мог не знать о характере деятельности контрагента и хотел уклониться от налогов. 

Основное доказательство в таком случае — прямой контакт налогоплательщика с исполнителем по сделке. Например, переговоры и деловая переписка с обсуждением условий сделки, обеспечения, гарантий. Если такого контакта не было, налоговики проверят, проявил ли налогоплательщик должную осмотрительность, когда выбирал контрагента и заключал договор.

ИФНС вправе проводить доначисления, если установлены следующие факты:

  • налогоплательщик не знал о фактическом местонахождении контрагента, его производственных, складских и иных площадей;
  • налогоплательщик не пытался получить информацию о контрагенте: у него нет копий документов, подтверждающих направление запросов;
  • налогоплательщик не анализировал открытые данные о контрагенте;
  • у налогоплательщика нет информации о том, как и почему был выбран контрагент, заключена сделка;
  • нет реального взаимодействия с руководителем, должностными лицами, ответственными сотрудниками контрагента при обсуждении условий и подписании договора;
  • отсутствуют документы, подтверждающие полномочия участников сделки со стороны контрагента;
  • у налогоплательщика нет информации о том, как он узнал о существовании контрагента (реклама в СМИ, сайт, рекомендации).

Доначисляют налоги

Когда налоговики доказали, что в сделке участвовал фиктивный контрагент, а налогоплательщик не мог не знать об этом, они вправе доначислить налоги. 

Как правило, саму сделку налоговая не оспаривает — товар получен, работы выполнены, услуги оказаны, но все это делала не «техническая» компания, а кто-то другой.

В таком случае все расходы и вычеты по фиктивному контрагенту снимают и заменяют на таковые по реальному исполнителю. Но только при условии, что налогоплательщик сам предоставит информацию о фактическом контрагенте и все документы.

Иначе ни вычеты, ни расходы расчётным путем ИФНС определять не будет. 

Единственное исключение — когда сам факт расходов налоговая тоже не оспаривает. В этом случае инспекция применит расчётный способ, но только в отношении налога на доходы (налог на прибыль, НДФЛ, УСН, ЕСХН). Вычеты по НДС и в этом случае будут сняты полностью.

Деловая цель и дробление бизнеса

Ещё одно условие, которое должно выполняться для учёта расходов и применения вычетов: целью операции не должна быть только налоговая выгода.

Читайте также:  Как компенсировать материальные затраты на судебное заседание

Проверять это предлагают с помощью «экспресс-теста». Его будут проводить по каждой отдельной операции в совокупности сделок, которые все вместе привели к достижению деловой цели.

Тут налоговикам надо будет ответить на вопрос, совершил бы налогоплательщик эту операцию, если бы не было остальных сделок, и не была ли её основной целью налоговая выгода.

При этом невыгодность сделки для налогоплательщика саму по себе нельзя приравнять к отсутствию деловой цели.

Если результат «экспресс-теста» отрицательный, то налоговой нужно будет дополнительно доказать, что конечная деловая цель могла быть достигнута без спорной операции.

Все эти положения применяются и к дроблению бизнеса, которое можно назвать частным случаем операций без деловой цели с элементами «технических» компаний. Дополнительные критерии, которые позволяют ИФНС установить, что речь идёт о дроблении:

  • одни и те же работники и ресурсы;
  • тесное взаимодействие всех участников схемы;
  • разные, но неразрывно связанные направления деятельности, которые составляют единый производственный процесс для достижения общего результата.

При доначислении налогов в связи с дроблением налоговикам рекомендовано выявлять действительные налоговые обязательства налогоплательщика. Это значит, что будут учитываться не только вменяемые ему доходы, но и соответствующие расходы, вычеты по НДС, а также суммы уже уплаченных налогов.

Переквалификация сделок

Авторы письма отдельно остановились на переквалификации сделок и операций. ФНС предостерегает инспекторов «на местах» от подмены понятий.

То, что аналогичный результат можно было получить с помощью других сделок или операций — не основание для переквалификации, даже если есть налоговая экономия (п. 3 ст. 54.1 НК РФ). По мнению ФНС, налогоплательщики вправе сами выбрать способ достижения результата с учётом налоговых последствий. Главное, чтобы у этого способа был экономический смысл и не было признаков искусственности.

Чем опасны фиктивные сделки

Читать

НДС-разрывы

ФНС обращает внимание инспекторов на то, что нельзя снимать вычеты только из-за того, что контрагент не заплатил налоги. Это возможно, только если получится доказать, что налогоплательщик знал о нарушениях, допущенных контрагентом, и получил от этого выгоду.

Сверяйте счета-фактуры с контрагентами и находите расхождения до налоговой

Попробовать бесплатно

При этом знать о таких нарушениях налогоплательщик может не только при взаимозависимости и иной подконтрольности. Аналогичные выводы инспекторы сделают и если выявят, что стороны согласовали эти действия и намеренно допустили разрыв.

Алексей Крайнев, налоговый юрист

Подписан закон, уточняющий ключевые термины, связанные с иностранными инвестициями

Президент РФ Владимир Путин подписал закон от 31 мая № 122-ФЗ, которым уточняются ключевые понятия, связанные с иностранными инвестициями.

Так, законом уточняется понятие «иностранный инвестор», из которого исключены иностранные юридические лица или организации, не являющиеся юридическими лицами, находящимися под прямым или косвенным контролем (контролируемыми) юридических лиц или граждан Российской Федерации. Кроме того, исключено понятие иностранных граждан, имеющих гражданство РФ.

Вместе с тем закон определил понятие «контролируемое лицо», которым выступает иностранное юридическое лицо или организация, не являющаяся юридическим лицом, находящиеся под контролем гражданина РФ и (или) российского юридического лица – контролирующего лица, которое имеет определенные признаки. Также вводятся понятия «контроль» и «контролирующее лицо».

 

Кроме того, законом изменено понятие «иностранная инвестиция», которая определена как самостоятельное и непосредственное вложение иностранным инвестором своих средств.

В целях исключения влияния нового определения «иностранный инвестор» на осуществление контроля над иностранными инвестициями в хозяйствующие общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства, установлено, что в Законе о порядке осуществления иностранных инвестиций данный термин остается в предыдущей редакции. Это же относится к Закону о недрах.   

Кроме того, скорректировано положение Закона о приватизации государственного и муниципального имущества.

Уточняется, что его покупателями не могут быть юридические лица, местом регистрации которых является государство или территория, включенные в утверждаемый Минфином РФ перечень государств и территорий, предоставляющих льготный налоговый режим налогообложения и (или) не предусматривающих раскрытия и предоставления информации при проведении финансовых операций и которые не осуществляют раскрытия и предоставления информации о своих выгодоприобретателях, бенефициарных владельцах и контролирующих лицах.

Авторы проекта закона отмечали, что основными его целями являются создание действенного механизма пресечения получения российскими юридическими лицами и гражданами необоснованных преимуществ, предусмотренных для иностранных инвесторов, а также совершенствование норм инвестиционного законодательства.

Руководитель практик разрешения споров и международного арбитража ART DE LEX Артур Зурабян в комментарии указал, что законодательство России об иностранных инвестициях было принято сравнительно давно и долгое время не подвергалось корректировкам в части ключевых категорий. Он пояснил, что зачастую конструкция «иностранного инвестора» использовалась недобросовестными участниками оборота для получения необоснованных налоговых и иных преимуществ. 

«То есть российский субъект права, используя подконтрольную ему иностранную компанию (преимущественно в офшорных юрисдикциях), заводил через нее в качестве “иностранных инвестиций” собственные денежные средства, зачастую при этом ранее выведенные этим же российским субъектом. Классический пример такой ситуации – дело ЮКОСа, по которому было смоделировано несколько таких “инвесторов”, пытавшихся потом защитить свои “инвестиции” в третейских судах», – указал Артур Зурабян.

Он отметил, что государственный суд такое третейское решение отменил (так называемое дело о 50 миллиардах), сославшись в том числе на то, что никакого иностранного инвестора в этой ситуации в действительности не было. Само это решение третейского суда было отменено в июне 2016 г.

«Соответственно, как следует из изменений, понятие иностранного инвестора конкретизировано таким образом, чтобы исключить злоупотребления российских граждан и организаций путем прикрытия офшорами.

При этом понятия “контроль”, “контролируемое лицо” и “контролирующее лицо”, вводимые в закон, аналогичны одноименным понятиям, успешно используемым в корпоративном законодательстве, что видится вполне логичным», – отметил эксперт. 

Артур Зурабян указал, что уточнение понятия «иностранная инвестиция», по мнению авторов документа, позволит исключить случаи осуществления инвестиционной деятельности через трастовые и иные доверительные институты, однако не очевидно, почему такие виды инвестирования рассматриваются в качестве «нежелательных».

«Очевидно, что зачастую трасты используются для обхода ограничений, но такой институт служит определенной учредителем траста цели, а не конкретным лицам, при этом она вполне может соответствовать интересам, защищаемым российским законодательством», – добавил он. 

Эксперт пояснил, что закон направлен в первую очередь не столько на устранение каких-либо недостатков или лакун в праве, сколько на развитие экономики и достижение более четкого понимания реальной ситуации с инвестированием в экономику РФ. «Вместе с тем нерешенным останется вопрос о том, как определять контролирующее лицо в тех случаях, когда речь идет об офшорах, учрежденных в странах, не раскрывающих в принципе информации о бенефициарах», – заключил Артур Зурабян.

Юрист корпоративной практики VEGAS LEX Никита Толкачев пояснил, что в целом новый федеральный закон, уточняющий понятие иностранного инвестора, вписывается в тренд развития законодательства, заданный не так давно произошедшими изменениями в налоговом законодательстве в рамках деофшоризации (например, введение норм о контролируемых иностранных компаниях). 

Эксперт отметил, что предлагаемый в законе механизм направлен на дестимулирование использования российскими гражданами и юридическими лицами при инвестировании на территории Российской Федерации подконтрольных иностранных структур и юридических лиц. «На первый взгляд, предлагаемый механизм будет способствовать деофшоризации российской экономики, однако он также может негативно повлиять непосредственно на размер инвестиций, привлекаемых в РФ», – указал юрист. 

Он пояснил, что зачастую использование российскими гражданами и юридическими лицами иностранных компаний для инвестирования в Российскую Федерацию было обусловлено гарантиями защиты инвестиций. Данные гарантии были предоставлены иностранным инвесторам Законом об иностранных инвестициях в Российской Федерации.

«В результате вносимых в законодательство изменений они будут утрачены.

Кроме того, негативно на инвестиционную привлекательность экономики может повлиять и внесение изменений в понятие “иностранная инвестиция”: исключено осуществление иностранных инвестиций через трасты и иные доверительные институты», – отметил Никита Толкачев.

Юрист положительно оценил изменения, вносимые в Закон о порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства, поскольку введение нового термина «иностранные инвесторы, не предоставляющие информацию» позволяет избежать общего запрета офшорным компаниям осуществлять инвестиции в стратегические направления деятельности. «Теперь у офшорных компаний, зарегистрированных в юрисдикциях, которые предусматривают льготный режим налогообложения или не предусматривают раскрытия информации, а также включены в специальный перечень Минфина, есть возможность добровольно предоставить информацию о своих выгодоприобретателях, бенефициарах и контролирующих лицах и затем осуществлять инвестирование на общих началах», – заключил Никита Толкачев.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *