Сторона злоупотребляет преюдицией. как этому противостоять

Понятие «преюдиция» пришло к нам из правовой системы Древнего Рима. Тогда этим термином обозначали то суждение, которое относится к предыдущему судебному решению. В современном законодательстве особенно значение этого слова не изменилось.

Преюдиция – это значит, что информация, которая установлена в одном судебном производстве уголовного или гражданского дела считается доказанной для судов остальных инстанций.

Например: в суде было доказано, что некий гражданин Б украл у гражданина Д 100 000 рублей. Виновного отправили в колонию, а еще обязали вернуть украденное.

Но, так как похищенная сумма была нужна гражданину Д для уплаты ипотеки, и он этот платеж просрочил по причине кражи у него денег, был еще подан иск в суд о возмещении материального ущерба.

В новом судебном производстве уже не нужно доказывать вину гражданина Б, поскольку данный факт уже был установлен в предыдущем суде.

Но, в судебном производстве могут быть исключения. А какие расскажем дальше.

Уголовное производство

Понятие преюдиции и ее использование в уголовном судопроизводстве регулируется статьей 90 УПК РФ. Согласно ей: информация, которая была установлена и признана законной решением суда, признается истинной без дополнительной проверки прокурорами, судьями других судебных инстанций и следователями. Из этого правила есть два исключения:

  1. Приговоры по делам, которые рассматривались в упрощенном порядке, не учитываются при рассмотрении других дел, даже если действующие лица не изменились. То есть остались те же подозреваемые, обвиняемые, пострадавшие, свидетели.
  2. Если обвиняемый не принимал участие в судебном заседании нельзя однозначно утверждать о его вине только на основании судебных актов.

Сторона злоупотребляет преюдицией. Как этому противостоять

Феномен административной преюдиции в уголовном праве

Звучит запутанно, но на самом деле все просто. Такое определение активно использовалось в советской системе правосудия. Из российского законодательства оно исчезло и снова начало применяться с 2009 года.

Суть этого феномена в следующем: если гражданин неоднократно совершает административный проступок его могут привлечь к уголовной ответственности.

Звучит вроде как жестко. Но, на самом деле это система, которая позволяет смягчить наказание за первые нарушения закона. Вместо того, чтобы человека сразу осудить по УК РФ, его неоднократно привлекают к ответственности по КоАП РФ. А если он не возьмётся за ум, то уже применят более жесткую меру наказания – уголовную.

Есть вопрос к юристу? Спросите прямо сейчас, позвоните и получите бесплатную консультацию от ведущих юристов вашего города. Мы ответим на ваши вопросы быстро и постараемся помочь именно с вашим конкретным случаем.

  • Телефон в Москве и Московской области: +7 (495) 266-02-45
  • Телефон в Санкт-Петербурге и Ленинградская области: +7 (812) 603-78-25
  • Бесплатная горячая линия по всей России: 8 (800) 301-39-20

Не всякий административный проступок может в итоге привести к уголовной ответственности. Феномен административной преюдиции в уголовном производстве касается только таких проступков:

  • нанесение легких телесных повреждений;
  • розничная продажа спиртных и слабоалкогольных напитков несовершеннолетним;
  • неуплата алиментов;
  • нарушение правил проведения митингов и шествий.

Относительно некоторых административных проступков, за которые сразу не привлекают к уголовной ответственности, среди юристов есть споры.

Сторона злоупотребляет преюдицией. Как этому противостоять

Преюдиция в гражданском и арбитражном судопроизводстве

В отличие от УПК РФ, статьи 90, в ГК РФ нет отдельной статьи относительно преюдиции. Но, это не значит, что данная норма там не используется.

В Гражданско-процессуальном кодексе за применение норм преюдиции отвечает статья 61, а в АПК РФ статья 69. Применяться она может только для предпринимателей и коммерческих организаций, а механизм точно такой же, как и в уголовном судопроизводстве.

Таким образом, механизм преюдиции используется в судебной системе для того, чтобы экономить время: не доказывать один и тот же факт по нескольку раз в разных судах. Но, важно и следить за правильностью использования преюдиции, потому что неверная трактовка понятия может привести к неправомерному осуждению человека.

Преюдиция в уголовном, гражданском и арбитражном процессах

Известно суждение, что незнание законов не освобождает от ответственности. Для россиян эти слова нередко приобретают зловещий смысл. В нашей стране за изменениями законов уследить нелегко.

Тем, кто начинает углубленно изучать право, неизбежно приходится сталкиваться со множеством сложных слов. Одно из таких – «преюдиция». Что это такое и как используется в судебной системе, расскажем ниже.

Что такое преюдиция

Понятие «преюдиция», наряду с большинством юридических терминов, пришло к нам из права древних римлян. Латинским словом «praejudicialis» именовалось то, что относится к предыдущему судебному решению. Схожее значение у этого слова и сейчас.

Преюдиция означает, что информация, которая установлена в одном решении суда (уголовного, гражданского, арбитражного) в отношении определенных событий или лиц, считается доказанной и для всех последующих судов.

Например, прошел суд по поводу кражи автомобиля, по итогам которого угонщика посадили в тюрьму на длительный срок. Затем владелец автомобиля может предъявить гражданский иск о возврате автомобиля или взыскании его стоимости с угонщика.

Если у бандита были подельники, которым он сбывал краденое, иск можно предъявить и им тоже. При этом доказывать, что машину угнал именно этот преступник или что он отдал автомобиль именно тем подельникам, уже не нужно.

Если эти сведения установлены в решении уголовного суда, они актуальны и для гражданского суда. И никакие доводы преступника суд не принимает.

Таков общий принцип преюдиции. Однако в каждом процессе есть свои особенности.

Преюдиция в уголовном судопроизводстве

Конкретного определения рассматриваемого принципа в российских законах не найти. Более того, сам термин упоминается только в Уголовно-процессуальном кодексе – в статье 90.

И именно в УПК РФ преюдиция имеет самое весомое значение – по причине тяжести проступков, за которые наступает наказание, и по причине точности, с которой следует наказать виновных и оправдать невинных.

Сторона злоупотребляет преюдицией. Как этому противостоять

Ст. 90 УПК РФ говорит о том, что информация о преступлении, установленная вступившим в законную силу решением уголовного суда (приговором) или решением другого суда (гражданского, арбитражного или административного), признается судьями, прокурорами, следователями истинной без дополнительной проверки.

Из этого правила есть два исключения:

  • на основе судебных актов нельзя делать вывод о вине гражданина, если он не участвовал в рассмотрении дел, по итогам которых и были вынесены приговоры или решения;
  • приговоры по делам, рассмотренным в упрощенном порядке (в которых обвиняемый признал вину и по которым исследование доказательств не проводилось), не учитываются при рассмотрении других дел, даже если в них фигурируют одни и те же обвиняемые.

Пример

В суде дело нескольких мошенников рассматривается в общем порядке, то есть подельники вину отрицают, представляют суду свои алиби, доказательства невиновности.

Но один из подельников решает признать вину и идет на сделку со следствием, чтобы смягчить себе приговор. По нему суд проходит в упрощенном порядке, то есть материалы следствия суд не изучает. Приговор вынесен, подельника посадили, но можно ли на основании такого «неполноценного» рассмотрения осудить и других, которые свою вину не признают?

Очевидно, что нельзя, ведь при осуждении подельника у суда не было возможности выслушать доказательства невиновности других подельников, досконально понять картину преступления. Иное решение закона открыло бы дорогу злоупотреблениям.

Чтобы сократить себе срок, бывалые уголовники начали бы оговаривать неугодных им граждан.

У последних не было бы даже теоретической возможности доказать свою невиновность, ведь вступивший в силу приговор уголовнику стал бы преюдициальным и для них.

Когда административное правонарушение становится уголовным

Отдельно стоит рассказать о феномене административной преюдиции в уголовном праве. Этот юридический прием активно использовался в советском праве. В первые годы становления современной России в законах его не было. Все изменилось в 2009 году.

Суть административной преюдиции в том, что в некоторых случаях граждан привлекают к уголовной ответственности при неоднократном совершении административного правонарушения.

Несмотря на кажущийся жесткий характер такого решения, прежде всего это режим смягчения уголовно-правовой ответственности.

Смягчение происходит путем перевода преступлений, не представляющих повышенной общественной опасности, в категорию административных правонарушений с последующим распространением на них уголовно-правовых положений об административной преюдиции.

Это значит, что за некоторые деяния при совершении первого проступка человека наказывают в административном порядке, а затем, если человек не одумается, уже в уголовном.

Административное наказание рассматривается как правовой метод противодействия не только мелким правонарушениям, но и преступлениям. Гражданин, совершивший небольшое нарушение и подвергнутый за это административному штрафу, тем самым предупреждается о возможном привлечении к уголовной ответственности, если совершит еще одно такое же нарушение.

Если первое наказание не возымело эффекта, второй раз наказывать подобным образом бессмысленно. Поэтому рецидивиста ждет уголовная ответственность, своей суровостью принуждающая к соблюдению уголовно-правовых и административно-правовых норм.

Внимание! Законопослушным гражданам, изредка превышающим скорость на автотрассах, пугаться не стоит. Не всякое административное деяние может привести к уголовному преследованию.

Административная преюдиция работает при неоднократном совершении таких деяний:

Читайте также:  Конференция для бизнеса «налоги-2018» в петербурге

У юристов возникают сомнения в эффективности применения административной преюдиции по некоторым делам. Наглядно проблему видно на примере побоев.

Если муж избил свою жену однажды, к нему применяют только административный штраф. Платится этот штраф, как правило, из семейного бюджета, то есть наказывается и пострадавшая сторона. При этом какой-либо изоляции правонарушителя не происходит, и в наложенном штрафе домашний тиран винит жену.

Чтобы избежать нового штрафа, женщины не пишут заявления на сожителей. И уголовная ответственность для последних не наступает. Последние, чувствуя безнаказанность, только увеличивают свою жестокость, что иногда приводит к летальным последствиям. Налицо порочный круг, разорвать который необходимо в ближайшем будущем.

Преюдиция на страже гражданского права

Хотя в гражданском праве определения преюдиции не найти, это не значит, что ее нет. Порядок правосудия по гражданским делам определяется в Гражданско-процессуальном кодексе для обычных граждан и в Арбитражно-процессуальном – для предпринимателей и коммерческих организаций.

В ГПК РФ за преюдицию в гражданском процессе отвечает статья 61, в АПК РФ преюдиции посвящена статья 69. Поскольку по существу два эти кодекса регулируют гражданские правоотношения, разницы нет и в преюдициальности.

Обстоятельства, которые не нужно доказывать заново, называются в гражданском праве преюдициальными фактами.

Как и в уголовном праве, в отношении лиц, которые не участвовали в деле, такие преюдициальные факты не действуют.

Поскольку состав лиц в гражданском и арбитражном процессах зачастую определяют сами участники, крайне важно проследить, чтобы к участию в деле были привлечены все заинтересованные лица.

Пример преюдиции в арбитражном процессе

Предприниматель закупал овощи у фермера, после чего отвозил и продавал их на завод для производства полуфабрикатов.

Однажды партия овощей оказался подгнившей, и завод обратился с иском к предпринимателю. Суд взыскал с предпринимателя стоимость гнилых овощей и убытки, при этом фермера к участию в деле не привлекли.

Теперь в убытках оказался сам предприниматель, который был вынужден пойти в суд.

В новом процессе предприниматель сослался на ранее принятое решение, по которому с него взыскали убытки.

На это судья ответил, что фермер в деле не участвовал, и факт поставки некачественных овощей нужно доказывать заново.

Но как это сделать, если овощи давно утилизированы, да и не вся документация сохранилась? В итоге незадачливый предприниматель проиграл суд к фермеру и убытки возместить не смог.

Важно! Если в суде вас объявляют виновником ущерба, произошедшего по вине другого гражданина, обязательно подавайте ходатайство о привлечении такого гражданина к участию в деле. Даже если суд не возложит убытки на виновника, он зафиксирует в решении факт убытков, и эта сумма будет обязательна для взыскания в новом производстве.

Если бы предприниматель в качестве третьего лица привлек фермера, дело закончилось бы для него лучше. После вынесения решения в пользу завода предприниматель «транслировал» бы свои убытки на реального виновника – фермера, поставившего некачественные овощи.

В новом деле судья не отклонил бы его ссылку на решение. Судьи позитивно относятся к преюдициальным фактам – они снимают с них ответственность и экономят время на рассмотрение доказательств, которые ранее уже изучил их коллега в гражданском или уголовном суде.

Поэтому использование преюдициальных фактов в гражданском судопроизводстве зависит от самих сторон.

Заключение

Истинное значение преюдиции раскрывается в том, чтобы экономить время судов и не допускать вынесения разных решений по одним и тем же обстоятельствам. Как видно из норм законодательства, регулирование вопроса вполне логичное.

Чтобы избежать злоупотреблений правами, нужно следить за критериями применения преюдиции, ведь при неправильном применении она ставит подсудимого по уголовному делу или ответчика по гражданскому иску в безвыходное положение.

Как оспорить преюдицию

Подборка наиболее важных документов по запросу Как оспорить преюдицию (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Как оспорить преюдицию

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Подборка судебных решений за 2020 год: Статья 69 «Основания освобождения от доказывания» АПК РФ(Юридическая компания «TAXOLOGY»)Налогоплательщик был привлечен к налоговой ответственности, уплатил суммы налога, пени, штрафа. Уголовное дело в отношении генерального директора налогоплательщика было прекращено в связи с невозможностью установить с помощью расчетного метода точный, а не примерный размер недоимки налогоплательщика. Налогоплательщик обратился в налоговый орган с заявлением о возврате сумм взысканной недоимки, однако в удовлетворении заявлений было отказано. В суде налогоплательщик ссылался на заключение эксперта, указавшего, что при прекращении уголовного дела сумму недоимки следует считать излишне уплаченной налогоплательщиком. Суд отказал в удовлетворении требований налогоплательщика, отметив, что ранее налогоплательщик уже оспаривал законность доначислений в суде и решение было принято в пользу налогового органа. Суд отметил, что в силу ч. 4 ст. 69 АПК РФ основанием для освобождения от доказывания является только вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу, постановление о прекращении уголовного дела таковым не является. При этом преюдициальное значение решения суда по налоговому спору об оспаривании доначислений следует из ч. 2 ст. 69 АПК РФ.

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Подборка судебных решений за 2019 год: Статья 60 «Восстановление положения, существовавшего до нарушения права на земельный участок, и пресечение действий, нарушающих право на земельный участок или создающих угрозу его нарушения» ЗК РФ(ООО юридическая фирма «ЮРИНФОРМ ВМ»)Руководствуясь статьей 60 Земельного кодекса РФ и установив, что договорные отношения в настоящее время между сторонами отсутствуют, ответчик использует земельный участок без законных оснований, апелляционный суд правомерно удовлетворил требование об обязании освободить и передать земельный участок по акту приема-передачи, обоснованно принимая во внимание обстоятельства, установленные в рамках других арбитражных дел, имеющих преюдициальное значение для настоящего спора, ответчику отказано в удовлетворении требований о признании недействительным отказа органа местного самоуправления от договора аренды земельного участка для использования под временные павильоны без устройства фундамента (рынка).

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Как оспорить преюдицию

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:«Преюдиция в гражданском и административном судопроизводстве»(Мацкевич П.Н.)

(«Статут», 2020)

В то же время преюдиция не только освобождает одну из сторон от доказывания обстоятельств, на которые эта сторона ссылается в обоснование своих требований или возражений, но и лишает другую сторону возможности эти обстоятельства оспорить.

Фактически применение преюдиции ставит одну из сторон в более выгодное положение в процессе доказывания, поэтому чрезвычайно важно, чтобы нормы о преюдиции в процессуальных кодексах были, с одной стороны, точными и недвусмысленными, а с другой — обеспечивали баланс интересов сторон, не допуская тех ситуаций, когда применение преюдиции в конкретном деле было бы явно несправедливым.

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Статья: Изменение конституционно-правового подхода к преюдиции?(Азаренок Н.В.)

(«Российская юстиция», 2019, N 7)

И наконец, крайней в хронологическом порядке является ситуация с гражданином И.И. Чернием, признанным приговором суда виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ.

В своей жалобе в КС РФ он оспаривал конституционность ст.

90 «Преюдиция» УПК РФ, полагая, что она позволяет суду, прокурору, следователю и дознавателю не принимать во внимание обстоятельства, установленные решением суда по гражданскому делу .

Нормативные акты: Как оспорить преюдицию

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2018 N 50″О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами»Указанные в мотивировочной части вступившего в законную силу решения суда обстоятельства, свидетельствующие о законности или незаконности оспоренного акта (например, дата, с которой оспоренный акт вступил в противоречие с нормативным правовым актом, имеющим большую юридическую силу, отсутствие у органа государственной власти компетенции по принятию оспоренного акта), имеют преюдициальное значение для неопределенного круга лиц при рассмотрении других дел, в том числе касающихся периода, предшествующего дню признания оспоренного акта недействующим (часть 2 статьи 64 КАС РФ, части 2, 3 статьи 69 АПК РФ).

Преюдиция — практические случаи игнорирования судами вступивших в законную силу приговоров

Мое и не только негодование вызвал приговор районного суда по уголовному делу по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 228.1 УК РФ. Хотя, казалось бы, что может быть более банальным на сегодняшний день по уголовном делам. Вся процесуальная сторона расследования и судебного следствия уже давно детально проработанна.

Тем не менее, я был очень удивлен тому факту, что одно и тоже деяние (в пределах изложенного состава) было квалифицированно по разному.

А теперь ближе к делу.

В производстве регионального управления  СУ СК  находилось уголовное дело по преступлению предусмотренному ч. 4 ст. 228.1 Ук РФ. Я защищал одного из обвиняемых. При этом, по мнению следователя СУ СК в совершении указанного преступления обвинялись шестеро лиц. Когда я приступил к защите, то подумал, что все пройдет в штатном режиме. Но я ошибался.

Читайте также:  Договор займа: пять изменений,о которых нужно уведомить ФНС

Суть дела в следующем. Шестеро молодых людей (средний возраст 21 год) решили сбывать наркотики путем закладок. Причем вменялось им совершение указанных преступлений (у некоторых фигурантов по два доказанных эпизода) орагнизованной группой. При этом, преступления (по мнению следствия) совершались по парам, т.е. в закладках учавствовало два человека.

В какой-то момент предварительного следстия из уголовного дела было выделенно уголовное дело в отношении одного фигуранта. Вызванно это было тем, что этот соучастник являлся несовершеннолетним. Все бы ничего, но тут меня удивило, что квалификация действий этого несовершеннолетнего производилась по ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, т.е.

группой лиц по предварительному сговору.

Вот тут я задался следующим вопросом: Эпизод с участием несовершеннолетнего вменяеться всей группе, но пятерым лицам тоже деяние квалифицируется по ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, а несовершеннолетнему по ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, как такое может быть? Не подумайте, я не наивный и опыта практической работы мне хватает, но все же, меня немного смутил такой подход следствия. 

Далее выделенное уголовное дело СУ СК направило через прокурора в суд, а в отношении остальных лиц передало по подследственности в региональное ГСУ. В суд дело напралялось по обвинительному заключению следователя ГСУ.

Двое фигурантов заключили (в самом начале расследования) соглашения о сотрудничестве и по ним уголовные дела были переданны в суд отдельно. Последними были переданны уголовные дела моего подзащитного и еще двоих обвиняемых.

И тут началось самое интересное.

К этому моменту уже вступил в законную силу приговор в отношении несовершеннолетнего и его действия квалифицировали следующим образом: суд первой инстанции по ч. 3 ст. 30 ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (покушение на сбыт, группой лиц), а апеляция изменила на оконченный состав ч. 3 ст. 228.1 УК РФ.

В нашем же уголовном деле происходило что-то удивительное. Первых двоих подсудимых осудили практически в течение месяца и квалифицировали их действия по ч. 4 ст. 288.1 УК РФ.

Мой подзащитный был в тандеме с названным выше несовершеннолетним, но его действия были квалифицированны судом первой инстанции  по ч. 3 ст. 30 ч. 4 ст. 228.1 УК РФ.

У остальных по этому эпизоду оканченный состав ч. 4 ст. 228.1 УК РФ.

Таким образом, по мнению судов шесть человек совершило преступление по сбыту наркотиков. Совершали они это преступление с распределением ролей и по два человека осуществляли закладку. Два организатора преступления.

Однако один районный суд пришел к выводу о том, что действия моего подзащитного содержат признак преступления  по ч. 3 ст. 30 ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, а другой суд в отношении несовершеннолетнего (мой подзащитный был в паре с несовершеннолетним) по ч. 3 ст. 228.1 УК РФ.

При вынесении пригавора в отношении моего подзащитного вступил в законную силу приговор в отношении несовершеннолетнго. ВОТ ОНА ТА САМАЯ «ПРЕЮДИЦИЯ».

Я приводил множество доводов о том, что квалификация неправильная и что в действиях моего подзащитного ( как и в действиях остальных) отсутствует состав  по  ч. 4 ст. 228.

1 УК РФ, в том числе и через ч. 3 ст. 30 УК РФ. Что уже вступил в законную силу приговор и, что его нужно учесть.

Одако, мои доводы (как и доводы коллег) остались только нашим мнением, а суд пришел обсолютно к другому выводу.

Вывод. Я тут недавно высказывал свое мнение по поводу того, что суды зачастую более подверженны влиянию вышестоящих судов и каких-то указаний на всевозможных совещаниях. Так вот, после того как районный суд вынес приговор противоположный позиции суда субъекта федераций, то не знаю и, что думать.

Таким образом, ждем апелляции и, к слову сказать, с представлением обратилась прокуратура, хотя в суде первой интсанции полагала квалификацию законной. По этой статье сроки от 10 лет, а суды и прокуратура так играют мнениями, что кажется, что эти преступления небольшой тяжести.  Ждем апелляции.

Несколько слов о преюдиции в уголовном процессе

Анастасия Орестовна Саморукова
14 Сентября 2016

  • статья опубликована в Адвокатской газете, но вдруг кому-то из коллег будет что сказать? (заголовок не мой )))
  • Анастасия Саморукова, адвокат Московской коллегии адвокатов «Правовой эксперт»
  • НЕ ПРЕОДОЛЕННАЯ ПРЕЮДИЦИАЛЬНОСТЬ
  • О преюдиции как возможном основании прекращения уголовного дела на предварительном слушании
  • Сегодня выдумать предлог нетрудно,
  • А завтра будет что предрешено
  • Омар Хайям

Слово «преюдиция» происходит от лат. praejudicio – «предрешение». В уголовно-процессуальном праве РФ под преюдицией понимается обязанность органов предварительного расследования, прокурора и суда при производстве уголовного дела признать без дополнительной проверки и повторного доказывания обстоятельства, ранее установленные вступившим в законную силу итоговым решением суда, принятым в рамках уголовного, гражданского, арбитражного или административного судопроизводства[1].

До 2009 г. ст. 90 Уголовно-процессуального кодекса РФ звучала так: «Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки, если эти обстоятельства не вызывают сомнений у суда. При этом такой приговор не может предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле».

Однако Федеральным законом от 29 декабря 2009 г. № 383-ФЗ редакция ст.

90 была существенно изменена: во-первых, преюдициальную силу получили не только «обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором», но и обстоятельства, установленные «иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства»; а во-вторых, суды, прокуроры, следователи, дознаватели в силу этой новеллы обязаны такие обстоятельства «признавать без дополнительной проверки». Это означает, что для преодоления преюдициальности итоговых судебных решений одного «несогласия» правоприменителя, как это предполагала предыдущая редакция ст. 90 УПК РФ, уже недостаточно.

Толкования статьи 90 УПК

Именно к такому выводу и пришел Конституционный Суд РФ в ходе проверки конституционности положений ст.

90 УПК РФ, указав, что данная статья не предполагает возможности при разрешении уголовного дела не принимать во внимание обстоятельства, установленные не отмененными решениями арбитражного суда по гражданскому делу, которые вступили в законную силу, пока они не опровергнуты стороной обвинения в надлежащей судебной процедуре (постановление КС РФ от 21 декабря 2011 г. № 30-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан В.Д. Власенко и Е.А. Власенко», далее – Постановление № 30-П).

Смысл толкований ст.

90 УПК РФ и комментариев к ней[2], начиная с программного применительно к данному вопросу Постановления № 30-П, сводится к следующему: установленный решением по гражданскому делу деликт не означает автоматически наличия состава преступления.

При этом органы следствия толкуют ее по-своему, а именно: доказанный решением по гражданскому делу факт правомерности действий лица не может предрешать его невиновность по уголовному делу, возбужденному в отношении тех же действий.

Такая трактовка ст. 90 УПК РФ позволяет органам предварительного расследования возбуждать уголовные дела по обстоятельствам, признанным правомерными решениями арбитражных и гражданских судов, фактически вопреки прямому указанию уголовно-процессуального закона, пренебрегая не только установленными разъяснениями КС РФ ст.

90 УПК РФ требованиями, но и положениями ст. 6 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г.

№ 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» об обязательности судебных решений для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц на всей территории РФ.

При этом усматривается некий порок логики в оценке органами предварительного расследования фактов, установленных итоговыми решениями судов: придерживаясь правила, что вступивший в законную силу приговор по другому уголовному делу создает преюдицию в отношении наличия или отсутствия самого факта деяния (что и понятно, поскольку в силу обвинительного уклона нашего уголовного судопроизводства такой подход очень упрощает работу следствия), установленный решением суда по гражданскому (арбитражному) делу факт они в расчет не принимают.

На деле это означает следующее: если приговором суда установлено, что (к примеру) факта мошенничества не было, то в дальнейшем (при отсутствии новых или вновь открывшихся обстоятельств) уголовное дело по факту мошенничества применительно к тому же объекту посягательства возбуждено не будет. Но при этом, если решением арбитражного суда или суда общей юрисдикции установлен факт правомерного перехода права собственности, органы предварительного расследования совершенно свободно возбуждают дело по факту мошенничества, не утруждая себя процедурой преодоления преюдиции таких решений (т.е. не оспаривая их в порядке главы 42 ГПК РФ или главы 37 АПК РФ). Сама ст. 90 УПК РФ не только не делает различия между юридической силой фактов, установленных итоговым решением уголовного или гражданского суда, но и дополнительно подчеркивает преюдициальную силу последних.

Читайте также:  Закон. Как считать использование застройщиком денежных средств дольщиков по целевому назначению

Такая позиция, например, сформулирована в обвинительном заключении по делу по обвинению В., Б., Л. и других в преступлениях, предусмотренных ч. 4 ст. 159, ч. 3. ст. 303 и ч. 3 ст.

210 УК РФ (дело находится в производстве у автора этой статьи): «…изготовление соответствующих подложных документов и представление их в суд являлось для членов преступного сообщества единственным способом для определения принадлежности права на землю в пользу .

В результате наличия указанных документов в материалах гражданских дел суды не могли разрешить спор о праве на земельные доли в пользу потерпевших, что послужило основанием для истолкования судом законодательства о земельной реформе, актов органов местного самоуправления области начала 1990-х годов в пользу участников сообщества, признания законной регистрации права собственности на вышеуказанный земельный участок на данное сельскохозяйственное предприятие.

  1. В результате вынесения решений по гражданским делам на основании указанных подложных документов, у одних и тех же судей районного суда сложилась общее представление об отсутствии каких-либо прав граждан на земельные доли, что повлекло формирование тем самым единообразной судебной практики в районе, в связи с чем фальсифицировать доказательства по каждому делу у обвиняемых не было необходимости.
  2. Следовательно, данные решения, несмотря на отсутствие ссылки на подложные документы, не могут вопреки доводам защиты иметь преюдициального значения».
  3. Разъяснения Конституционного Суда

Очевидно, что следствие, вместо того чтобы преодолеть преюдицию решений гражданских судов в установленном законом порядке, ищет предлоги, как бы этого преодоления изящней избежать или вовсе наличие преюдиции проигнорировать.

И это несмотря то что КС РФ однозначно указывает: «…до тех пор, пока в ходе уголовного процесса факт фальсификации доказательств и виновность лица в этом преступлении не будут установлены на основе не вызывающих сомнения обстоятельств, решение по делу должно толковаться в пользу собственника имущества, поскольку одним только предположением о фальсификации доказательств нельзя опровергнуть законность перехода права собственности. И даже подтверждения факта фальсификации доказательств может оказаться недостаточно для пересмотра решения по гражданскому делу, если другие установленные в гражданском процессе данные позволяют признать переход права собственности законным, несмотря на факт фальсификации» (п. 4.2 Постановления № 30-П).

При этом КС РФ особо подчеркивает недопустимость произвольного подхода следствия к фактам, установленным вступившим в законную силу решением суда, указывая, что сегодняшняя редакция ст. 90 УПК РФ (т.е. в ред. Федерального закона от 29 декабря 2009 г.

№ 383-ФЗ) не позволяет опровергать преюдицию судебного акта, принятого в порядке гражданского судопроизводства, «на основании одного лишь несогласия следователя, осуществляющего производство по уголовному делу, с выводами данного судебного акта» (как это имело место в соответствии со ст.

90 УПК РФ в прежней редакции), поскольку это привело бы к нарушению конституционного принципа презумпции невиновности и связанных с этим особенностей доказывания в уголовном процессе, в том числе позволило бы «игнорировать вытекающие из преюдиции обоснованные сомнения в виновности лица (если решение по гражданскому делу говорит в пользу его невиновности)» (п. 4.2 Постановления № 30-П).

И даже более того, отвечая на запрос председателя Следственного комитета Российской Федерации о разъяснении Постановления № 30-П, КС указал, что «в качестве единого способа опровержения (преодоления) преюдиции во всех видах судопроизводства должен признаваться пересмотр судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, к числу оснований которого относится установление приговором суда совершенных при рассмотрении ранее оконченного дела преступлений против правосудия, включая фальсификацию доказательств». Суд дополнительно подчеркнул, что содержащаяся в Постановлении № 30-П правовая позиция «о том, что преодоление в ходе производства по уголовным делам преюдициальной силы судебного решения, принятого в рамках гражданского судопроизводства, возможно на основании приговора суда, вынесенного в ходе производства по уголовному делу о преступлении против правосудия, затрагивающем юридическую силу и значение использованных при разрешении гражданского дела доказательств, лишь в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, выражена достаточно определенно и не нуждается в каком-либо дополнительном истолковании этого Постановления по существу».

  • Из всего сказанного с необходимостью следует вывод, что, разъясняя конституционно-правовой смысл ст. 90 УПК РФ, Конституционный Суд РФ устанавливает единственно возможный порядок преодоления преюдиции судебного решения, вынесенного по гражданскому делу:
  • 1) приговором суда по уголовному делу о преступлении против правосудия устанавливается наличие обстоятельств, которые могли повлиять на вынесение судом неправосудного решения по гражданскому делу о переходе права собственности;
  • 2) на основании такого приговора возобновляется производство по гражданскому делу по вновь открывшимся обстоятельствам;
  • 3) и только в случае изменения решения суда по гражданскому делу в порядке главы 42 ГПК или главы 37 АПК и при наличии признаков состава преступления в дальнейшем следствием может быть возбуждено уголовное дело по обстоятельствам, связанным с законностью этого перехода права собственности.

Но до момента опровержения в судебном порядке преюдициального факта следствие не может и не должно обращаться к вопросу, составлявшему предмет доказывания по гражданскому делу, т.е.

, например, не может быть возбуждено уголовное дело (а возбужденное дело должно быть прекращено) о мошенническом приобретении права на имущество при наличии установленного судебным решением факта законного приобретения права на это имущество. Поскольку, ввиду наличия не преодоленной в надлежащем порядке установленной ст.

90 УПК РФ преюдициальности решений судов общей юрисдикции и арбитражных судов, состав преступления по настоящему делу отсутствует, и порядок действий органов предварительного расследования в этом случае регламентирован п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Оставляя за скобками проблему исполняемости решений Конституционного Суда РФ в целом, которая уже давно стала предметом отдельной дискуссии[3], необходимо отметить, что органы следствия позволяют себе произвольное толкование как ст. 90 УПК РФ, так и позиции КС РФ по данному вопросу, необоснованно возбуждая уголовные дели или не прекращая существующие.

Верховный Суд РФ применяет данную норму именно в трактовке Конституционного Суда РФ, прекращая уголовное дело за отсутствием состава преступления (см., например, определение ВС РФ от 23 июля 2013 г.

№ 50-Д13-56), но для этого уголовное дело сначала должно быть рассмотрено по существу и далее должно попасть в порядке обжалования в Верховный Суд.

Это очень долгий срок, в течение которого граждане подвергаются незаконному уголовному преследованию.

В этой связи одним из вариантов решения данной проблемы видится следующее. В ч. 1 ст. 239 УПК РФ установлена обязанность суда прекратить уголовное дело или уголовное преследование лица на предварительном слушании.

Основанием для такого прекращения являются объективные и бесспорные, установленные надлежащим образом (федеральным законом, постановлением Государственной Думы, итоговыми решениями судов, актами гражданского состояния) юридические факты, не требующие дополнительной судебной проверки и рассмотрения дела по существу. Вот эти основания:

  1. – истечение сроков давности уголовного преследования;
  2. – смерть подозреваемого или обвиняемого (за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего);
  3. – отсутствие заявления потерпевшего (если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению);
  4. – декриминализация деяния;
  5. – амнистия;
  6. – наличие вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению;
  7. – наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого не отмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела;
  8. – отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях спецсубъектов;
  9. – отказ прокурора от обвинения.

Данный перечень является закрытым. Однако очевидно, что в силу обязательности исполнения на всей территории РФ вступившие в законную силу итоговые решения судов являются такими же бесспорными документами, надлежащим образом устанавливающими отраженные в них обстоятельства, не требующими дополнительной проверки и рассмотрения дела по существу (ст.

6 упомянутого Федерального конституционного закона № 1-ФКЗ).

Следовательно, такой юридический факт, как «наличие решения суда, имеющего преюдициальное значение по данному делу», отвечает всем признакам, которые установил законодатель для оснований прекращения уголовного дела и уголовного преследования на стадии предварительного слушания, поэтому представляется логичным включение такого основания в ч. 1 ст. 239 УПК РФ.

[1] См., например: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Отв. ред. В.М. Лебедев; рук. авт. кол. В.А. Давыдов. М.: Норма; ИНФРА-М, 2014.

[2] Там же. См. также: Рыжаков А.П. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / 9-е изд. перераб., подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2014.

[3] См., например: Интервью с Председателем Конституционного Суда РФ 15 июня 2009 г. (http://www.consultant.ru/law/interview/zorkin3/); Конституционному Суду указали на неисполнение решений // Коммерсантъ. 2016. 5 мая. № 77. С. 3; определение КС РФ от 12 мая 2016 г. «О разъяснении постановления КС РФ от 21 октября 2014 года № 25-П».

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *