В Несвиже 23 марта будут судить клетчанку за комментарий в социальной сети


Светлане Пономаревой 65 лет, она живет в городке Клецк. Уголовное дело Светланы будет рассматриваться в Несвижском районном суде 23 марта. Пенсионерку будут судить по статье 369 УК РБ за комментарий «Застрелись, с…а» в Facebook.

Суд будет открытым, все желающие могут прийти поддержать Светлану.

Следствие расценивает этот комментарий как умышленное публичное оскорбление ОМОНа Федорова в социальной сети с целью подорвать его авторитет и авторитет милиции.

Светлана свободно говорит по-белорусски и некоторое время работала в местной адвокатуре.

- Вся моя жизнь связана с Клецким районом, - рассказала Светлана Пономарева. - Она окончила сельскую белорусскоязычную школу, медицинское училище, какое-то время даже работала медсестрой. Затем она вернулась домой и девять лет проработала в местном поселковом исполнительном комитете. После окончания Московской государственной юридической академии работала нотариусом, юрисконсультом, двенадцать лет была юристом, а последние семь лет до выхода на пенсию работала регистратором недвижимости в Агентстве государственной регистрации и земельного кадастра.

- Политикой интересовались?

- Да. В 2004 году она даже баллотировалась в Национальное собрание по Несвижскому избирательному округу (Клецкий и Несвижский районы) от Объединенной гражданской партии. Наша команда провела хорошую кампанию, и, учитывая, что меня знали в обоих округах, был бы даже шанс на победу, если бы голоса были подсчитаны честно. Но, конечно, как мы полагаем… Так что я получила 16,5% голосов. В тех областях, где были принципиальные наблюдатели, победа была за мной.

 - На фотографиях в социальных сетях часто можно увидеть вас рядом со многими домашними животными. Вы приобрели этих друзей с наступлением пенсионного возраста?


- У меня всегда были домашние животные. А в пенсионном возрасте здоровье стало ухудшаться, и сфера занятости сузилась. Занимаюсь хозяйством, организовала стихийный приют для бездомных кошек, которых безответственные хозяева выбрасывают на улицу. У меня их около 15: одни в доме, некоторые в сарае, на чердаке. С ними надо делить пенсию, примерно половина идет на их питание и лечение. Еще у меня в вольере живет собака Юки. В 2014 году, когда ему было 11 месяцев, волонтеры привезли его Минской области.

- Вы отлично говорите по-белорусски. Как ты вернулись к родному языку?

- Я никогда не покидала его. Школа, которую я окончила в начале 1970-х, была настоящей белорусскоязычной. Учителя разговаривали друг с другом и в перерывах только на родном языке, даже те, кто преподавал русский язык и литературу. Кстати, вот видео на YouTube, на котором бывшая директор нашей школы (к сожалению, школа уже закрыта) думает о себе и своем родном языке.

В моей семье и в нашем селе в те годы говорили на белорусском языке, почти на литературном. Моя мама работала в колхозе бухгалтером по начислению заработной платы, и отчетность велась на белорусском языке. Она часто брала работу домой, особенно в дни заработной платы, и меня, в детстве, привлекали, чтобы помочь ей: написать имена сотрудников в ведомостях. А у отца было хорошее чувство юмора, он знал наизусть «Новую землю» Якуба Коласа и многое другое. Он любил природу и все живое, чему научил меня. Без него не начиналась не одна вечеринка в деревне. Они сказали: «Если Толя не придет, значит партия не партия». И он везде брал меня с собой. К сожалению, он рано умер: мне тогда было всего 12 лет, а ему 56. Он прошел всю войну от начала до конца, участвовал в Маньчжурской операции. Я постоянно говорю на родном языке: в магазинах, в аптеке, среди знакомых. Кстати, когда я говорю по-белорусски, мне пытаются ответить. Среди обычных людей негатива почти не ощущается.

- Почему, несмотря на возраст и проблемы со здоровьем, не смогли жить вне политики?

- Было очень сложно оставаться в стороне от того, что происходит в моей стране. Слежу за новостями в негосударственных СМИ, в социальных сетях, делюсь комментариями, в которых выражаю свое отношение к происходящему.

- Как вы узнали, что против вас возбуждено уголовное дело?

- Утром 12 ноября 2020 года я покормила своих животных у себя во дворе. Их любимое лакомство - куриные головы, которые я рублю топором на специальной площадке, стоящей у меня во дворе. Услышав лай собаки, я вышла к воротам, машинально держа в руке топор. Во двор вошли шестеро мужчин в медицинских масках. Увидев меня, они убежали со двора. Я последовала за ними и спросила: «Ребята, вы заблудились?» В ответ я услышала: «Нам нужна Светлана Пономарева».

Я говорю: «Я Светлана Пономарева, что вам нужно?» Ребята из-за ворот: «Нам нужно поговорить». Я отвечаю: «Давай, поговорим». Слышала в ответ: «Снимите топор». Я засмеялась и сказала: «Неужели шестеро здоровых молодых людей испугались старухи с топором?»

Убрала топор, предложила пройти во двор. Во дворе они предложили впустить их в квартиру. Потом двое из них показали мне удостоверения Минского областного управления особой безопасности МВД. Двое - сотрудники нашего райотдела, взяли, видимо, для смелости - боялись, что в одиночку не справятся со старой женщиной? И двое парней - очевидцы, учащиеся местного сельскохозяйственного лицея. Минчане предъявили мне решение осмотреть жилую площадь, а также изъять устройство, с помощью которого я выхожу в Интернет. Решение санкционировано прокурором Минской области.

- Милиция объяснила причину?

- Причиной этого якобы стал мой комментарий в Facebook 26 октября 2020 года среди 112 комментариев под постом Анны Бондаренко с изображением молодого человека в летней одежде у реки и пометкой о том, что он ОМОН и что он амбициозен, злобен, завистлив.

Приписываемый мне комментарий был следующим: «Застрелись, С…а »

Я предупредила правохранителей, что разрешение только на осмотр и проводить обыск не имеют право. Справедливости ради добавлю, что они действительно просто ходили по квартире и фотографировали комнаты. Но телефон был конфискован на основании постановления прокуратуры.

В конце декабря 2020 года меня вызвали в Клецкий районный отдел Следственного комитета, где 31 декабря, накануне моего 65-летия, я почти целый день провела под допросом. По окончании допроса следователь вынес постановление о признании меня подозреваемым по статье 369 УК.

- Пришлось изменить спокойную жизнь и снова стать юристом, на этот раз для защиты себя. Что вы сделали?

- Во-первых, я очень внимательно стала изучать представленные мне документы и подала ходатайство на лингвистическую экспертизу, так как предыдущая проводилась с нарушениями. А именно: я не была вовремя ознакомлена с решением о ее назначении, в связи с чем не могла реализовать свои права - отводить отвод эксперта, добавлять свои вопросы к решению эксперта и т. д.

Кроме того, я попросила, чтобы экспертизу проводил эксперт с большим опытом работы, так как предыдущую экспертизу проводил, так сказать, вчерашний выпускник филологического факультета. Хочу отметить, что я поняла, что при нынешней системе добиться справедливости невозможно, однако необходимо отражать такие действия. Когда я начала писать свои замечания и ходатайства, в кабинете собрались начальник отдела, заместитель и следователь.

Между нами произошел диалог:

- Светлана Анатольевна! Что вы? Мы так и до 24 часов ночи не распрощаемся!

- Ребята, я никуда не тороплюсь. Если вы уже пригласили меня сюда 31 декабря, да еще накануне юбилея, я решила встретить Новый год в компании таких красивых молодых людей. Когда еще такое счастье выпадет в моем возрасте!

Поскольку моя просьба была законной и обоснованной, ее пришлось удовлетворить. Понятно, что для меня ничего не изменилось с появлением новой экспертизы, которая, кстати, проводилась в центральном аппарате, потому что, по словам следователя, в райотделе некому было это делать. Хочу отметить, что прочитав несколько заключений лингвистических экспертиз по другим делам, у меня сложилось впечатление, что все они одинаково подготовлены и похожи на заготовки, которые вставляются только оскорбительные слова из комментариев. И выводы везде одни и те же.

- Свидетели нашли оскорбления?

- Общаясь с сотрудниками, которые посетили меня 12 ноября, я поняла, что оскорбительные комментарии сначала ищут сотрудники отдела, потом находят сотрудников, которых оскорбили, и требуют от них написать заявления для возбуждения уголовного дела, а также повестки в суд, заявления о взыскании компенсации морального вреда. И, конечно же, все «оскорбленные» пишут, что собранную компенсацию или ее часть они передадут на благотворительность.

- Есть ли у следователей доказательства вашей вины перед судом?

«Я не признал себя виновным по предъявленным мне обвинениям». Не уверен, что это мой комментарий, а не подделка. Современные компьютерные технологии позволяют подделать все, что угодно. Пост уже давно удален, взглянув на него невозможно подтвердить или опровергнуть это. При проведении аж двух проверок телефона, взятого у меня с санкции прокурора, я не смог найти этот комментарий.

Кроме того, 1 марта на мой телефон с новой сим-картой с таким же номером пришло сообщение из Клецкого районного суда, содержание которого заключалось в том, что гражданин Терешко Дмитрий Владимирович должен явиться в суд для получения решения о назначении ему уголовного дела для рассмотрения. Я позвонила в суд, чтобы узнать, почему на мой номер пришло сообщение от имени другого человека. В суде мне сказали, что этот номер телефона упоминался в уголовном деле Дмитрия Терешки. Сейчас сижу и думаю, по какому уголовному делу я еще могу быть «причастна».

Что касается самого комментария, вне зависимости от автора, хочу отметить, что как бывший юрист, имея опыт работы в подобных делах, считаю, что в нем нет ничего оскорбительного. Слово «с..a» в этом выражении, скорее всего, использовалось в переносном смысле как выразительное средство для усиления степени выражения. Не более того. Хочу добавить, что официальной информации (ссылки на официальный сайт МВД, фотографии Федорова в форме, информация о том, что он участвовал в разгоне и избиении мирных демонстрантов и т. д.) на момент публикации не было . Таким образом, это лишнее подтверждение того, что нет оснований связывать комментарий с исполнением Федоровым своих обязанностей и квалифицировать действия по статье 369 Уголовного кодекса Республики Беларусь. Преступления этой категории совершаются только умышленно. И утверждать, что я совершила это преступление с намерением, среди прочего, подорвать авторитет органы внутренних дел, как указано в постановлении о предъявлении мне обвинения и признании меня обвиняемой, - это нонсенс!

- Почему ваше уголовное дело будет рассматривать не Клецкий районный суд (по месту жительства), а Несвижский суд?

- Мое дело будет рассматриваться 23 марта в Несвижском районном суде. Я считаю, что судьи Клецкого районного суда отказались его рассматривать, потому что знали меня лично. И, конечно же, для них это возможность не участвовать в нынешних политических приговорах.

- Эта ситуация повлияла на ваше здоровье?

- Понятно, что эта ситуация с возбужденным против меня уголовным делом не поправила меня. Тем более что у меня хроническое заболевание и преклонный возраст. Ко мне были применены меры пресечения в виде подписки о невыезде, было принято решение о запрете выезда за пределы страны, которое было передано в Департамент по гражданству и миграции. Вот такой я злой преступник!

интервью переведено с белорусского языка на русский, оригинал можно прочесть тут.


Фото из социальной сети Светланы Понамаревой.

Социальные сети Светланы:
Одноклассники
Фейсбук
Вконтакте



Поделись новостью в социальной сети, мы стараемся для жителей Несвижа:

Добавлено: 22-03-2021, 14:23
0
1 954

Похожие публикации


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Перейти на главную страницу сайта

Наверх