Глава Конституционного суда РФ предложил образовать судебные округа отличные от границ субъектов

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Именем Российской Федерации

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 24 декабря 2012 г. N 32-П

  • ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ
  • ОТДЕЛЬНЫХ ПОЛОЖЕНИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫХ ЗАКОНОВ «ОБ ОБЩИХ
  • ПРИНЦИПАХ ОРГАНИЗАЦИИ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫХ (ПРЕДСТАВИТЕЛЬНЫХ)
  • И ИСПОЛНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ СУБЪЕКТОВ
  • РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» И «ОБ ОСНОВНЫХ ГАРАНТИЯХ
  • ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ ПРАВ И ПРАВА НА УЧАСТИЕ В РЕФЕРЕНДУМЕ
  • ГРАЖДАН РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» В СВЯЗИ С ЗАПРОСОМ
  • ГРУППЫ ДЕПУТАТОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

с участием представителя обратившейся в Конституционный Суд Российской Федерации группы депутатов Государственной Думы — депутата Государственной Думы В.Г. Соловьева, полномочного представителя Государственной Думы в Конституционном Суде Российской Федерации Д.Ф.

Вяткина, представителя Совета Федерации — председателя комитета Совета Федерации по конституционному законодательству, правовым и судебным вопросам, развитию гражданского общества А.А.

Клишаса, полномочного представителя Президента Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации М.В. Кротова,

рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности отдельных положений федеральных законов «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации».Поводом к рассмотрению дела явился запрос группы депутатов Государственной Думы. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации оспариваемые в запросе законоположения.

Заслушав сообщение судьи-докладчика Н.С. Бондаря, объяснения представителей сторон, выступления приглашенных в заседание представителей: от Министерства юстиции Российской Федерации — М.А. Мельниковой, от Генерального прокурора Российской Федерации — Т.А. Васильевой, от Центральной избирательной комиссии Российской Федерации — М.В. Гришиной, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации

установил:

Конституционный Суд РФ напомнил о правовой определенности

Принцип формальной определенности закона является одной из основополагающих конституционных ценностей, смысл которой заключается в том, что участник правоотношений при применении того или иного нормативного акта должен не только однозначно понимать норму права, но и предвидеть последствия своего поведения. Конституционный Суд РФ неоднократно указывал законодателю на необходимость соблюдать принцип правовой определенности, однако в силу объективных причин избавить весь законодательный массив от нарушения этого принципа – задача практически недостижимая.

Нарушен ли режим?

С правовой неопределенностью закона столкнулся и наш доверитель. При проведении проверки соблюдения иностранными гражданами режима пребывания на территории РФ (микрорайон Кучино городского округа Балашиха) ему вменили состав правонарушения, предусмотренный ч. 3 ст. 18.8 КоАП РФ.

Нарушение указанного режима заключалось в том, что он находился без разрешительных документов на территории с регламентированным посещением, то есть в местности, на которой иностранное лицо может находиться только при наличии у него специального документально подтвержденного разрешения.

Следует обратить внимание на то, что действующее законодательство не содержит положений, которые уточняли бы, где иностранный гражданин может получить такое разрешение, в каком порядке и что является основанием для его получения. Нашему доверителю, в соответствии с санкцией ч. 3 ст. 18 КоАП РФ, был назначен административный штраф в размере 5000 руб.

с административным выдворением за пределы территории РФ. Перечень территорий с регламентированным посещением для иностранных граждан утвержден Постановлением Правительства РФ от 4 июля 1992 г. № 470. В п. 13 названы районы Московской области.

Стоит отметить, что данный пункт Перечня с момента издания нормативного акта не изменялся, несмотря на то, что либо некоторых населенных пунктов уже не существует, либо они сменили свое название. «Район …, ограниченный линией» – именно так обозначаются территории, на которых запрещено находиться иностранным гражданам без специального разрешения.

Для наглядности  приводим выдержку из постановления: «часть района Мытищинского, ограниченная с юга Московской кольцевой автодорогой и линией совхоз Нагорное – Бородино – Волково – Перловка». В идеале, прочитав данную норму, мы должны четко понять, где иностранному гражданину нельзя находиться без специального разрешения, а где можно. Однако, согласитесь, сделать это весьма затруднительно.

Необходим лицензионный договор

Во исполнение указанного постановления Комитету по геодезии и картографии Министерства экологии и природных ресурсов РФ (правопреемник – Росреестр) было поручено издать в необходимом количестве административные карты территории РФ и Московской области с отображением территорий с регламентированным посещением для иностранных граждан.

Задавшись целью узнать судьбу таких карт и изучить их содержание, мы в интересах доверителя направили запрос в Росреестр, который в своем ответе указал, что для ознакомления с административными картами необходимо заключить лицензионный договор, поскольку таковые являются объектами авторских прав, а также уплатить вознаграждение.

Таким образом, единственной возможностью понять, где и как проходят территории с регламентированным посещением, является заключение лицензионного договора.

Ради эксперимента мы попробовали, используя карту Московской области и следуя территориальным обозначениям, содержащимся в Перечне территорий с регламентированным посещением, самостоятельно изобразить такие территории, однако получилось это только применительно к Одинцовскому району, поскольку в других районах многие указатели, названные в Перечне, либо вовсе отсутствуют на современной карте, как, например, Перловка Мытищинского района, либо являются устаревшими, как, например, совхоз Нагорное.   Соединяя населенные пункты между собой, мы использовали прямые линии, а потому есть вероятность того, что некоторые территории, не попавшие внутрь трапеции, в частности д. Крюково, п. ВНИИССОК Одинцовского района, являются территориями с регламентированным посещением. Более точно ответить на этот вопрос можно, только обратившись к административным картам, хранящимся в Росреестре. Усмотрев в таком положении дел несоблюдение принципа правовой определенности закона, мы обратились с жалобой в Конституционный Суд РФ.  

Перечень не содержит точного обозначения территорий

В своей жалобе мы просили признать п. 1 ст. 11 Федерального закона от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», ч. 3 ст. 18.8 КоАП РФ, п.

13 Перечня территорий РФ с регламентированным посещением для иностранных граждан не соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой они, не позволяя с необходимой точностью определить границы территорий с регламентированным посещением для иностранных граждан и затрудняя тем самым исполнение такими гражданами правил передвижения в Российской Федерации, допускают привлечение их к административной ответственности за нарушение режима пребывания на соответствующей территории. По заключению судьи К.В. Арановского, проводившего предварительное изучение нашей жалобы, несмотря на то, что физические лица не поименованы в перечне лиц, обладающих правом на обращение в Конституционный Суд РФ с запросом о проверке конституционности нормативных актов Правительства РФ, жалоба нашего доверителя является допустимой, поскольку имеется прямая нормативная связь постановления Правительства РФ с оспариваемым в том числе Федеральным законом от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ и указанные акты подлежат применению в неразрывном единстве. Конституционный Суд РФ в своем определении обратил внимание на то, что любые ограничения прав и свобод человека и гражданина, о которых говорится в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, в том числе касающиеся правового режима пребывания на территории РФ иностранных граждан, должны быть конституционно обоснованы и ясно установлены, чтобы обеспечить не только правовую определенность в регламентации обязательных условий пребывания таких лиц в России, но и предсказуемость ответственности за нарушение такого режима. По поводу оспариваемого постановления Правительства РФ, устанавливающего Перечень территорий с регламентированным посещением, Конституционный Суд РФ указал, что данный Перечень действительно не содержит точного обозначения территорий, а потому не позволяет участникам правоотношений реально представить, пребывание в какой конкретно местности требует получения специального разрешения. Но в силу того, что нашему доверителю вменялось нахождение в микрорайоне Кучино городского округа Балашиха, наименование которого включено в Перечень («часть района Балашихинского, ограниченная с запада линией Никольское – Трубецкое – Балашиха – Кучино – Томилино (за исключением Горьковского шоссе)»), то это, по мнению Конституционного Суда РФ, давало возможность иностранному лицу отнести такую территорию к территории с регламентированным посещением независимо от проведенных по ним границ и от их изображения на карте, а потому предполагаемое заявителем нарушение конституционных прав нельзя связать непосредственно с недоступностью картографической информации или с неясностью обозначения территории на карте и на местности.

Значимость выводов Конституционного Суда РФ

Считаем, что определение КС РФ, вынесенное по делу нашего доверителя, является очень важным в силу следующего.

Читайте также:  Новая редакция ГК РФ уже требует изменений?

Во-первых, Конституционный Суд РФ признал то обстоятельство, что Перечень территорий с регламентированным посещением, утвержденный постановлением Правительства РФ, не обладает достаточной правовой определенностью и может повлечь за собой при определенных условиях наступление непредсказуемой для иностранного гражданина административной ответственности, что является недопустимым с точки зрения принципа формальной определенности закона. Во-вторых, Конституционный Суд РФ, комментируя довод заявителя о недоступности картографической информации, признал такой факт, однако при этом указал на вступивший 1 января 2017 г. в законную силу Федеральный закон от 30 декабря 2015 г. № 431-ФЗ «О геодезии, картографии и пространственных данных и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», который предусматривает не только установление требований в отношении картографических работ и их результатов, но и меры по информационному обеспечению в области геодезии и картографии. По мнению судей КС РФ, новый закон дает иностранным гражданам надежду на внесение большей точности в описание территорий с регламентированным посещением и на доступность карт. В-третьих, Конституционный Суд РФ дал понять, что в случае если иностранному гражданину будет вменяться административное правонарушение в виде нахождения на территории с регламентированным посещением, но при этом такая территория не будет конкретно поименована в Перечне (например, лицу будет вменяться правонарушение, связанное с пересечением линий), то такое лицо будет иметь большие шансы в КС РФ.

Закончить свою статью хотелось бы словами великого цивилиста Иосифа Алексеевича Покровского, который писал: «Одно из первых и самых существенных требований, которые предъявляются к праву развивающейся человеческой личностью, является требование определенности правовых норм. Всякая неясность в этом отношении противоречит самому понятию правопорядка и ставит человека в весьма затруднительное положение: неизвестно, что исполнять и к чему приспособляться… Логически это право на определенность правовых норм есть одно из самых неотъемлемых прав человеческой личности…»

Стать автором Как нам улучшить контент «АГ»?

Конституционные (уставные) суды субъектов РФ: быть или не быть?

В данной статье анализируются вопросы целесообразности и актуальности учреждения конституционных (уставных) судов в субъектах Российской Федерации, а также приводятся различные причины отсутствия или наличия конституционных (уставных) судов в том или ином субъекте Российской Федерации. В результате обосновывается необходимость существования и функционирования конституционных (уставных) судов.

  • Ключевые слова: конституционное право, конституционный процесс, Конституционный Суд РФ, конституционные (уставные) суды, субъекты РФ
  • Всегда везде для всех да будет правый суд
  • Корнель Пьер, французский драматург

Споры о целесообразности учреждения уставных судов в субъектах РФ уже много лет ведутся во многих областях РФ.

Сторонники каждой из точек зрения поочередно приводят свои убедительные доводы и аргументы.

Однако прежде чем детально рассмотреть эту проблему, стоит обратиться к законодательству Российской Федерации, чтобы установить, что представляет собой исследуемый в работе правовой институт.

Согласно статье 27 ФКЗ «О судебной системе», конституционный (уставный) суд субъекта Российской Федерации может создаваться субъектом Российской Федерации для рассмотрения вопросов соответствия законов субъекта Российской Федерации, нормативных правовых актов органов государственной власти субъекта и органов местного самоуправления Российской Федерации конституции (уставу) субъекта Российской Федерации, а также для толкования конституции (устава) субъекта Российской Федерации. [10] Важно отметить, что на сегодняшний день не существует единого нормативного правового акта, строго устанавливающего положения о компетенции, формировании, полномочиях и других вопросах, относительно данного суда. Вместо этого каждый субъект Российской Федерации принимает свой собственный закон о конституционном или уставном суде субъекта РФ. Примером таких нормативных актов могут служить Закон Республики Татарстан «О Конституционном суде Республики Татарстан» [9], Закон Республики Марий Эл «О Конституционном суде Республики Марий Эл» [8], Закон Санкт-Петербурга «Об Уставном суде Санкт-Петербурга» [6] или Закон Свердловской области «Об Уставном Суде Свердловской области» [7]. В подобных законах каждый субъект самостоятельно регламентирует организацию и функционирование конституционного (уставного) суда субъекта, и потому в различных субъектах порядок создания судов может отличаться. Например, согласно статье 6 части 1 Закона Свердловской области «Об Уставном Суде Свердловской области», Уставный Суд состоит из пяти судей, назначаемых на должности Законодательным Собранием Свердловской области по представлению Губернатора Свердловской области. В то же время Закон Республики Татарстан «О Конституционном суде Республики Татарстан» устанавливает в статье 4, что Конституционный суд Республики Татарстан состоит из шести судей, избираемых Государственным Советом Республики Татарстан.

На данный момент конституционные (уставные) суды существуют в 18 субъектах Российской Федерации (в том числе в 14 республиках — Адыгея, Башкортостан, Бурятия, Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Карелия, Коми, Марий Эл, Саха, Северная Осетия-Алания, Татарстан, Тыва, Чеченская Республика, трех областях — Иркутской, Калининградской, Свердловской и городе федерального значения Санкт-Петербурге). Последний из них был учрежден в Иркутской области и начнет работать летом текущего года. В остальных же субъектах активно ведутся дискуссии о целесообразности создания аналогичного органа.

Основные доводы в пользу создания подобного суда сводятся к следующим аспектам. Во-первых, уставной суд действует исключительно в рамках законодательства субъекта. Подобный суд необходим ввиду своей уникальности. Даже мировые судьи, не входящие в систему федеральных судов, руководствуются в своей работе федеральным законодательством.

Следующий довод напрямую связывается с предыдущим. Учреждение уставных судов позволит гражданам оспаривать те акты законодательных органов субъекта или муниципальных органов, которые, нарушая их права и свободы, противоречат именно Уставу субъекта.

В определении Конституционного Суда Российской Федерации N 174-О по жалобе гражданина Киринского С. Ф. Конституционный Суд Российской Федерации указал, что проверка конституционности таких нормативных актов как уставы муниципальных образований, не отнесена к его компетенции [4]. Поэтому жалоба С. Ф.

 Киринского в части, касающейся проверки конституционности положений Устава города Самары и решения Самарской губернской Думы о его регистрации, не может быть принята к рассмотрению ввиду неподведомственности поставленного вопроса Конституционному Суду Российской Федерации.

Подобное решение было вынесено Конституционным Судом и по жалобе гражданина М. Я. Ковалева, оспаривавшего конституционность Устава муниципального образования «Город Тихорецк». [5]

Также немаловажно и то, что уставные суды могут способствовать не только лучшему пониманию существующих нормативных актов благодаря полномочиям в области толкования, но и способны стимулировать дальнейшее развитие нормативной базы региона, что в свою очередь крайне важно для развития всей правовой системы страны в целом.

На данный момент наиболее активно поддерживают идею создания уставного суда во Владимирской, Белгородской, Кировской и ряде других областей.

В Кировской области по данному вопросу даже был проведен Межрегиональный круглый стол «Уставной суд Кировской области: проблемы и перспективы создания», на котором заместитель председателя Кировского областного суда И. В.

 Леденских отметил, что создание конституционных (уставных судов) субъектов Российской Федерации является показателем зрелости их политической системы [2].

Однако нельзя игнорировать и обратный процесс. Так, с 1 марта 2014 года ликвидирован Уставной Суд Челябинской области.

С данной инициативой выступил исполняющий обязанности губернатора Челябинской области (нынешний губернатор Челябинской области) Борис Александрович Дубровский.

Основной причиной глава региона назвал невозможность содержания коллегии из пяти судей, которое составляло около 40 млн рублей в год [11].

Подобная ситуация произошла и в Самарской области, где осенью 2014 года был ликвидирован Уставной Суд Самарской области. Председатель Самарской Губернской Думы Виктор Федорович Сазонов заявил, что это никак не отразится на состоянии правового поля губернии, так как за восемь лет его существования в нем не было рассмотрено ни одного дела [1].

Исходя из вышеописанных ситуаций можно сделать вывод, что у противников создания уставных судов в субъектах Российской Федерации есть два основных аргумента. Первая проблема заключается в том, что финансирование данного органа происходит исключительно из бюджета субъекта, а далеко не каждый регион может позволить себе его содержание.

Вторая проблема кроется в неуверенности властей относительно его загруженности. Опыт суда в Самарской области показывает, что данный орган может быть и вовсе не востребован со стороны граждан, и стоит ли тогда вкладывать средства в его создание.

Но в то же время опыт многих других судов, будь то вышеупомянутые Уставной Суд Свердловской области, Уставной суд Санкт-Петербурга или Конституционный Суд Республики Татарстан, показывает, что данные суды не остаются без работы — всего на их рассмотрении было несколько сотен дел.

Важно отметить и то, что официально озвучиваемые причины ликвидации уставных судов зачастую являются лишь предлогами к этому. Так, озвученная г-ном Дубровским сумма содержания Уставного Суда Челябинской области (сорок млн рублей) была им несколько завышена.

Так, в 2013 году на содержание Уставного суда был потрачен двадцать один миллион рублей из 437 миллионов, выделенных на всю судебную систему Челябинской области.

Для сравнения: на функционирование Законодательного Собрания Челябинской области было израсходовано 239 миллионов рублей, из них 101 миллион на содержание депутатов [3].

Сократив затраты на содержание Законодательного Собрания менее чем на 10 %, можно было при желании получить недостающие средства, необходимые для содержания суда. В чем же тогда кроется истинная причина? Ряд юристов полагает, что она заключается в конфликте Законодательного Собрания субъекта с Уставным Судом Челябинской области.

Читайте также:  Компания вправе взыскать судебные расходы, даже если не была стороной в споре по кас

Все началось с постановления Уставного Суда от 12.02 2013 о признании судом некоторых положений Закона Челябинской области «О транспортном налоге» не соответствующими Уставу Челябинской области.

Тогда шла речь об отмене налоговой льготы для определенной категории пенсионеров, в чем Уставной Суд усмотрел отказ Челябинской области от взятых ею на себя обязательств по обеспечению условий для социальной поддержки населения. После этого Законодательное Собрание обратилось в Конституционный Суд РФ с запросом о соответствии Конституции России Закона Челябинской области «О транспортном налоге». Рассмотрев дело, Конституционный Суд России пришел к выводу о соответствии оспариваемых положений Конституции Российской Федерации.

Получив подтверждение своей правоты по вопросу лишения пенсионеров налоговой льготы, законодатель Челябинской области пошел дальше и ликвидировал суд, исключив саму возможность проверки его актов на соответствие Уставу.

В этой ситуации мы видим, что сама возможность конфликта между законодательным и судебным органом — вполне объяснимое положение дел. Более того, это свидетельство фактического, функционирования принципа разделения властей.

Но фактическое упразднение одной ветвью власти другой — явный признак «узурпации» власти и антидемократического режима управления.

Что касается вопроса о загруженности конституционного или уставного суда в регионе, то низкая востребованность со стороны граждан может являться результатом недостаточной осведомленности граждан о существовании и деятельности данного органа. В этом случае органам государственной власти субъекта РФ следует с бóльшим вниманием относиться к информационному обеспечению подобных органов.

Ввиду всего вышесказанного, я нахожу учреждение конституционных и уставных судов в субъектах целесообразным и актуальным на настоящий момент.

На федеральном уровне уже давно существует такой орган, который устанавливает соответствие принимаемых законов и актов Конституции Российской Федерации, это Конституционный Суд Российской Федерации.

Но не стоит забывать о том, что Россия — федеративное государство, поэтому субъекты нуждаются в аналогичном органе, суде, который не допускал бы своеволия законодательных органов субъектов, проверяя соответствие их решений, актов Уставу или Конституции субъекта. Таким органом и должен стать конституционный (уставной) суд субъекта.

Подводя итоги, хочется вспомнить высказывание советского историка и педагога Константина Кушнера — «Законодателям закон не писан». Необходимо создавать суды, которые напоминали бы законодателю любого региона нашей огромной страны, что все его действия должны быть подчинены закону, не только Основному закону государства, но и закону его субъекта.

Литература:

1.                  Губернская дума одобрила законопроект о ликвидации Уставного суда Самарской области // ВолгаНьюс. — 2014 [электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://www.vninform.ru/319508/article/gubernskaya-duma-odobrila-zakonoproekt-o-likvidacii-ustavnogo-suda-samarskoj-oblasti.html (дата обращения: 17.03. 2015).

2.                  Межрегиональный круглый стол «Уставный Суд Кировской области: проблемы и перспективы создания» / Е. М. Заболотских // Журнал конституционного правосудия. — 2010. — N 1. — С. 28–31.

3.                  «Об областном бюджете на 2013 год и на плановый период 2014 и 2015 годов»: Закон Челябинской области от 25.12 2012 // Южноуральская панорама. — 2012. — № 198.

4.                  Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Киринского Сергея Федоровича на нарушение его конституционных прав рядом нормативных правовых актов Самарской области: определение Конституц. Суда Рос. Федерации от 22.10.1999 N 174-О // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс»: [Электронный ресурс] / Компания «Консультант Плюс».

5.                  Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Ковалева М. Я. на нарушение его конституционных прав уставом муниципального образования и решениями судов общей юрисдикции: определение Конституц. Суда Рос. Федерации от 18 июля 2006г № 338-О // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс»: [Электронный ресурс] / Компания «Консультант Плюс».

6.                  Об Уставном суде Санкт-Петербурга»: закон Санкт-Петербурга от 05.06.2000 № 241–21 // Вестник Законодательного Собрания Санкт-Петербурга. — 2000. — № 9

7.                  «Об Уставном Суде Свердловской области»: Закон Свердловской области от 6 мая 1997 № 29-ОЗ // Собрание Законодательства Свердловской области. — 1997. — № 5 (1997). — ст 930.

Боголюбов Л.Н. Право. 11 класс. Профильный уровень

Глава VII.ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО

§ 29. Конституционное судопроизводство

Если Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации поспорит с Президентом Российской Федерации, какой орган будет разрешать такой спор? Может ли подросток обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации?

Вы уже знакомились с производством в судах общей и арбитражной юрисдикции по гражданским и уголовным делам. В этом параграфе речь пойдет о производстве в Конституционном Суде Российской Федерации.

ПОНЯТИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

Конституционным судопроизводством принято называть деятельность органов конституционной юстиции по рассмотрению и разрешению дел, отнесенных к компетенции названных органов конституциями и уставами.

Напомним, что в Российской Федерации существует два самостоятельных вида органов конституционной юстиции: Конституционный Суд Российской Федерации, правовой статус которого определен Конституцией Российской Федерации (ст. 125) и Федеральным конституционным законом «О Конституционном Суде Российской Федерации» от 21 июля 1994 г.

, и конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации, правовой статус этих органов определяется конституцией (уставом) соответствующего субъекта Российской Федерации и его законами.

Поскольку каждый из органов конституционной юстиции имеет свой объект охраны и свою законодательную базу для деятельности – соответствующую конституцию или устав, эти органы не объединены в отличие от остальных судов в единую систему и, как следствие, решение конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации не может быть обжаловано в Конституционный Суд Российской Федерации. Каждый из органов конституционной юстиции, таким образом, осуществляет судопроизводство независимо на основании соответствующих конституций и уставов, а также принятых самими органами конституционной юстиции (либо законодательными (представительными) органами государственной власти субъектов Российской Федерации) регламентами, подробно регулирующими детали конституционного судопроизводства. Регламент Конституционного Суда Российской Федерации принят 1 марта 1995 г. на его пленарном заседании.

Конституционный Суд Российской Федерации состоит из 19 судей, назначаемых Советом Федерации Федерального Собрания по представлению Президента Российской Федерации. Количественный состав конституционных (уставных) судов субъектов Федерации устанавливается региональными законами, равно как и порядок их избрания (назначения).

КОМПЕТЕНЦИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

  • В соответствии со статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» Конституционный Суд
  • – федеральных законов, нормативных актов Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации;
  • – конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти Российской Федерации и совместному ведению органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации;
  • – договоров между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, договоров между органами государственной власти субъектов Российской Федерации;
  • – не вступивших в силу международных договоров Российской Федерации.
  • Кроме того, Конституционный Суд Российской Федерации разрешает споры о компетенции:
  • – между федеральными органами государственной власти;
  • – между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации;
  • – между высшими государственными органами субъектов Российской Федерации.
  • Конституционный Суд Российской Федерации по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, в порядке, установленном федеральным законом.
  • Конституционный Суд Российской Федерации, единственный орган государственной власти в Российской Федерации, дает толкование Конституции Российской Федерации.
  • Акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу; не соответствующие Конституции Российской Федерации международные договоры Российской Федерации не подлежат введению в действие и применению.
  • И наконец, в случаях, когда против Президента Российской Федерации выдвинуто обвинение в государственной измене или совершении тяжкого преступления, Конституционный Суд Российской Федерации по запросу Совета Федерации дает заключение о соблюдении установленного порядка такого выдвижения.

Важной особенностью компетенции Конституционного Суда Российской Федерации является то обстоятельство, что этот орган решает только вопросы права, т.е. рассматривая вопрос о соответствии закона или иного акта Конституции (т.е.

конституционность акта), Суд определяет его соответствие по форме и содержанию, по субъекту и процедуре принятия, по компетенции органа, принявшего акт, и т.п.

Суд не исследует фактических обстоятельств и не рассматривает, как часто думают, политических вопросов, хотя многие его решения имеют не только юридическое, но и политическое значение.

ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

Согласно статье 5 Федерального конституционного закона о Конституционном Суде, основными принципами деятельности этого Суда являются независимость, коллегиальность, гласность, состязательность и равноправие сторон.

Напомним, что подробнее об этих принципах говорилось на уроках гражданского и уголовного процесса. Однако один из этих, уже знакомых вам, принципов – принцип коллегиальности приобрел в Конституционном Суде Российской Федерации иную форму.

Дело в том, что существует всего два состава Суда, которые предусмотрены законом: пленум – совместное заседание всех судей Конституционного Суда Российской Федерации и палата – заседание членов одной из двух существующих палат.

В пленарном заседании Конституционный Суд разрешает самые сложные и важные дела, например только в этом составе Суд может дать толкование Конституции Российской Федерации. В заседаниях палат рассматривается основное число дел.

А это немало – в среднем в год в Конституционный Суд Российской Федерации обращается около 15 тыс. заявителей.

Некоторые обращения будут признаны недопустимыми (о чем поговорим чуть ниже), другие будут приняты к производству и затем рассмотрены Судом – таких окажется около 500, некоторые будут прекращены в связи с различными обстоятельствами, некоторые будут удовлетворены, а в удовлетворении некоторых будет отказано. Всего с момента своего возрождения в 1995 г. Конституционный Суд Российской Федерации рассмотрел более 125 тыс. обращений.

Читайте также:  Должник и кредитор

ПРАВО НА ОБРАЩЕНИЕ В КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РФ

Кто и по каким вопросам вправе обращаться в Конституционный Суд РФ – вопрос столь значимый, что специально оговаривается в высшем законе страны – Конституции.

В статье 125 Конституции Российской Федерации право обращения в Конституционный Суд предоставляется в зависимости от характера вопроса, подлежащего разрешению.

Так, о соответствии Конституции законов или иных актов, принятых органами власти Федерации и регионов, о разграничении полномочий между этими органами вправе обращаться высшие органы власти Федерации и регионов; по вопросу толкования Конституции Российской Федерации – высшие органы законодательной и исполнительной власти Федерации и органы законодательной власти регионов. Споры о компетенции между федеральными органами власти, между высшими органами субъектов Российской Федерации и т.п. Конституционный Суд рассматривает по обращению этих высших органов.

Граждане и суды имеют право обращаться в Конституционный Суд Российской Федерации для проверки конституционности только закона, уже примененного или подлежащего применению в конкретном деле, причем граждане – только в том случае, если применение ревизуемого закона нарушает их конституционные права и свободы. Иными словами, в данном случае будет осуществлен конкретный контроль применительно к обстоятельствам конкретного дела конкретного гражданина.

Так, Октябрьский районный суд Мурманска обратился в Конституционный Суд Российской Федерации в связи с находящимся в его производстве заявлением И.А. Ильке- вича, которого избил неизвестный гражданин.

Напомним, что дела о нанесении побоев, не причинивших вреда здоровью, а также об умышленном причинении легкого вреда здоровью (ст. 115, 116 УК РФ) относятся к так называемым делам частного обвинения, которые рассматриваются в суде по заявлению пострадавшего (ст. 20 УПК РФ).

Г-н Ильке- вич обратился в суд, но не смог назвать обвиняемого. Судья заявление вернул.

Илькевич обратился в прокуратуру, но прокурор сослался на часть 4 статьи 20 УПК, в соответствии с которой прокуратура начинает уголовное преследование по таким делам только в том случае, если потерпевший по болезни, возрасту либо иным причинам не в состоянии сам защищать свои права и законные интересы.

А г-н Илькевич здоров, дееспособен, работает, и поэтому прокуратура его делом заниматься не может. Мурманский районный суд счел, что такие положения УПК фактически оставляют гражданина беззащитным и нарушают конституционные права г-на Илькевича и соответствующие обязанности государства защищать права и свободы гражданина.

Конституционный Суд Российской Федерации, рассмотрев дело, 27 июня 2005 г. признал приведенные выше положения УПК в той части, в какой они не обязывают прокурора, следователя, дознавателя принять по заявлению пострадавшего меры по установлению личности виновного и привлечения его к ответственности в определенном законом порядке не соответствующими статьям 18, 21 (ч. 1), 45, 46 (ч. 1), 118 (ч. 1) Конституции Российской Федерации.

СТАДИИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

Конституционное судопроизводство очень отличается от производства в судах общей и арбитражной юрисдикции.

Это связано с особенностями и сложностью дел, рассматриваемых этим Судом, с одной стороны, а с другой – с особенностями субъектов – участников процесса – Президент, Правительство, Государственная Дума, Совет Федерации и т.п.

Очевидно, что все эти субъекты вынуждены действовать в Суде через своих представителей, но ведь практически все эти органы государственной власти коллегиальны, выявить их мнение можно только на заседаниях. И наконец, необходимо учитывать, что Конституционный Суд – специализированный суд, т.е.

его компетенция неуниверсальна и, как было показано выше, весьма сложна. Эти обстоятельства и привели к более жесткому и непривычному регулированию двух институтов: института допустимости и приемлемости обращения и института представительства в Конституционном Суде. Однако рассмотрим все по порядку.

• Обращение в Конституционный Суд должно по форме, структуре и содержанию соответствовать требованиям закона о Конституционном Суде, содержащем как общие требования (ст. 36, 37, 39 закона), так и требования применительно к обращениям по каждой категории дел. К обращению обязательно должен быть приложен ряд документов (ст. 38).

Имея в виду сказанное, следует подумать, прежде чем идти в Конституционный Суд самостоятельно; может быть, стоит воспользоваться услугами юриста, причем не просто юриста, а кандидата или доктора юридических наук, ведь только такой юрист сможет в дальнейшем осуществлять представительство дела в Конституционном Суде (таково требование закона).

• Далее происходит предварительное рассмотрение обращения. Первичное изучение обращений осуществляет Секретариат Суда и в случае несоответствия требованиям закона возвращает их заявителю. Основаниями для возврата являются: 1) явная неподведомственность; 2) несоответствие формы; 3) подача несоответствующим органом или лицом; 4) неуплата государственной пошлины.

В случае, если обращение составлено правильно, наступает второй этап рассматриваемой стадии – предварительное рассмотрение обращения судьями

Почему конституционные (уставные) суды действуют не во всех субъектах Российской Федерации?

В 17 субъектах Федерации осуществляется конституционное (уставное) правосудие. В 35 регионах конституционные (уставные) суды предусмотрены законодательством, но не действуют.

К таковым относится и Кировская область: в статье 62 Устава Кировской области закрепляется, что правосудие в области осуществляется в том числе и Уставным судом Кировской области, но в действительности он не создан.

Проблемам конституционного (уставного) правосудия в субъектах РФ был посвящен межрегиональный круглый стол, который проходил 7 декабря 2009 г. в г. Кирове[3].

И это несмотря на то, что работа таких судов доказала их социальную необходимость и востребованность.

Это подтверждается тем, что основная задача конституционных (уставных) судов субъектов РФ — приведение местных законов и разных нормативных правовых актов в соответствие с конституцией (уставом) субъекта.

Поэтому такие суды способствуют, с одной стороны, укреплению законности, а с другой — совершенствуют правовую систему субъекта потому, что разрешают юридические коллизии и конфликты.

Дискуссионным является вопрос: нужны ли вообще конституционные (уставные) суды?

По мнению М.А. Митюкова, главный вопрос о целесообразности создания в субъектах РФ конституционных (уставных) судов решен давно.

Еще 6 мая 1991 года, на третьей сессии Верховного Совета РСФСР, при обсуждении проекта Закона о Конституционном Суде РСФСР прямо было заявлено, что в республиках должны быть свои конституционные суды, решающие вопрос о защите конституционного строя.

Эта мысль прозвучала и в ходе Конституционного совещания в виде попытки включить в статью 125 Конституции РФ последней частью норму, косвенно обозначающую то, что в субъектах РФ существуют конституционные (уставные) суды[4].

Не вызывает сомнений, что выборочный подход к организации и деятельности конституционных (уставных) судов в субъектах Российской Федерации нарушает один из важнейших конституционных принципов о равенстве всех перед судом, в том числе независимо от места жительства.

Поэтому граждане, проживающие в субъектах РФ, где созданы и функционируют конституционные (уставные) суды оказываются в более выгодном правовом положении. Они, во-первых, могут на месте защитить свои права и свободы, во-вторых, получают более широкие возможности судебной защиты своих прав и свобод: вначале в региональном конституционном суде, а затем в Конституционном Суде РФ.

Органы конституционной юстиции субъектов помогают решать местной власти многие задачи, особенно в сфере защиты прав и свобод человека. Практика показывает, что и на региональном уровне большинство решений конституционных судов связано именно с их правозащитной функцией.

Наконец, конституционные (уставные) суды субъектов много делают для согласования федерального и регионального законодательства, а значит, способствуют формирования единого правового пространства и тем самым укрепляют государственность.

Конституционный (уставный) суд субъекта РФ можно назвать гарантом социально-территориального равноправия людей. Так, как известно, что нормативные акты местного самоуправления зачастую противоречат конституционным требованиям, но при этом их рассмотрение к компетенции Конституционного Суда РФ не относится.

Таким образом, проблема образования конституционных (уставных) судов субъектов РФ имеет принципиально важное значение не только для развития отечественной судебной системы, но и для развития Российской Федерации как единого и целостного федеративного государства.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *