Новый обзор верховного суда. четыре вывода по купле‑продаже, поставке и аренде

Новый обзор Верховного суда. Четыре вывода по купле‑продаже, поставке и аренде

25 ноября 2020 года Президиум ВС утвердил третий в этом году обзор судебной практики. В обзор вошли решения, связанные, в частности, с разрешением спорных вопросов:

  • По договорным отношениям;
  • По страховому возмещению;
  • В банкротстве;
  • По заключению госконтрактов;
  • По процессуальному законодательству.

О некоторых решениях высшей инстанции, которые вошли в обзор

Если посредник при купле-продаже оказался недобросовестным, это не говорит о недобросовестности покупателя.

К. заключил агентский договор для оказания услуг по продаже своего автомобиля по цене 3,2 млн руб. Агенты продали автомобиль гражданке С. по существенно более низкой цене — за 2,5 млн руб. Но деньги не передали бывшему владельцу автомобиля К..

В дальнейшем агенты-посредники были осуждены за мошенничество.

К. обратился в суд к агентам и С. о признании агентского договора и сделки купли-продажи автомобиля недействительной и возврате автомобиля. С. направила встречный иск о признании ее добросовестным покупателем.

Суды двух инстанций удовлетворили иск К. — они пришли к выводу, что автомобиль был продан помимо его воли. Во встречном иске С. было отказано.

ВС эти решения отменил:

  • Суд установил, что К. заключил агентский договор и в тот же день самостоятельно передал ключи и паспорт от автомобиля агентам;
  • Тот факт, что К. имеет денежные требования к агентам, которые не выполнили договор, не говорит о том, что автомобиль выбыл из его владения помимо его воли. Согласно приговору, целью преступления посредников был не автомобиль, а полученные от его продажи деньги;
  • С. указала, что перед покупкой автомобиля убедилась в том, что на нем нет никаких ограничений, впоследствии она смогла беспрепятственно поставить автомобиль на учет. С. также указала, что не могла знать о преступных намерениях агентов.
  • ВС направил дело на новое рассмотрение в апелляционный суд.
  • Определение № 5-КГ19-192
  • Если договор подряда не заключен, но работы выполнены, то заказчик должен их оплатить

Между обществом (заказчик) и К. (исполнитель) был заключен договор по реконструкции задания. К. выполнил работы, но оплату за них не получил.

Исполнитель обратился в суд с иском к заказчику об оплате работ, компенсации морального вреда.

Суды двух инстанций отказали в удовлетворении иска — договор между истцом и ответчиком был заключен, но виды и объемы работ не согласованы, смета не составлена. Актов сдачи-приемки работ также не было. Кроме того, заказчик представил документы, подтверждающие , что договоры на выполнение строительных работ были заключены с другими компаниями.

ВС решения отменил:

  • Если стороны не согласовали какое-либо существенное условие, но затем его выполнили, то они не вправе ссылаться не незаключенность договора;
  • «незаключенность договора подряда не освобождает заказчика от оплаты фактически выполненных подрядчиком и принятых заказчиком работ, имеющих для последнего потребительскую ценность»;
  • акты приемки работ не являются единственным доказательством того, что работы выполнены;
  • К. указал, что договоры с другими компаниями на выполнение строительных работ заказчик заключил уже после того, как он начал вести ремонтные работы на объекте.
  1. ВС направил дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.
  2. Определение № 77-КГ19-17
  3. Новый обзор Верховного суда. Четыре вывода по купле‑продаже, поставке и аренде
  4. Неустойку за выплату страховки по ОСАГО нужно считать правильно

25.07.18 Ж. обратился в страховую о возмещении убытков, причиненных автомобилю в результате ДТП. Страховая направила его на станцию ТО для ремонта. СТО после осмотра автомобиля предложила Ж. доплатить за ремонт. Ж. отказался и попросил СТО или провести ремонт или выдать мотивированный отказ.

Поскольку ремонт не был согласован сторонами, Ж. обратился с претензией в страховую. 25.09.18 г. страховая выплатила Ж. возмещение.

Ж. обратился в суд с иском к страховой о выплате неустойки, т.к. по его мнению она нарушила отведенный законом срок для выплаты страхового возмещения.

Суд первой инстанции удовлетворил иск частично, снизив размер неустойки. И взыскал ее с 28.09.18 (истечение срока для удовлетворения претензии).

Апелляция не согласилась с решением суда в части размера неустойки и периода ее расчета. Апелляция пришла к выводу, что период для расчета неустойки необходимо считать с 15.08.18 по 25.09.18. Также, суд пришел к выводу об отсутствии оснований для снижения неустойки.

ВС пришел к выводу, что апелляция ошиблась при расчете неустойки:

  • Страховая при выдаче направления на ремонт не согласовала стоимость восстановительного ремонта со станцией ТО;
  • Апелляционный суд правильно указал период расчета неустойки, т.к. истец направил заявление о компенсации убытков 25.07.18, а страховая должна была выполнить обязанность по выплате возмещения до 15.08.18.;
  • Но расчет неустойки судом апелляционной инстанции сделан ошибочно: суд исходил только из суммы утраты товарной стоимости без учета страховой суммы в размере стоимости восстановительного ремонта поврежденного автомобиля.
  • Дело направлено на новое рассмотрение в апелляционный суд.
  • Определение № 32-КГ19-28
  • Размер компенсации морального вреда должен быть обоснован

Во время выполнения производственных обязанностей произошла авария и погиб работник. Его мать обратилась в суд к работодателю с иском о возмещении морального вреда в размере 1 млн руб.

Как установил Ростехнадзор, работодатель нарушил правила охраны труда и ТБ.

Суд первой инстанции снизил размер компенсации в три раза — до 300 тыс. руб. Как установил суд, во время аварии работник вместо того, чтобы покинуть место аварии, наоборот попытался спасти оборудование. Получив удар током, он погиб. Суд пришел к выводу, что поскольку работник сам нарушил правила безопасности, то компенсация должна быть ниже. Апелляционный суд согласился с решением.

Но ВС признал данное решение неправильным:

  • Работник нарушил правила безопасности, пытаясь спасти оборудование, принадлежащее работодателю. Таким образом, он исполнял свои обязанности, закрепленный в ст. 21 ТК РФ.
  • Суд первой инстанции, снижая размер компенсации, не обосновал, почему сумма в 300 тыс. руб. является достаточной. Суд не учел, что размер компенсации определяется, исходя из «установленных при разбирательстве дела характера и степени понесенных истцом физических или нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями истца, и иных заслуживающих внимания обстоятельств дела». При этом, актом было установлена вина работодателя в несоблюдении правил охраны труда и ТБ.
  1. Таким образом, вывод суда первой инстанции о размере компенсации не мотивирован, апелляция эти нарушения не устранила.
  2. Определение № 53-КГ19-6
  3. Новый обзор Верховного суда. Четыре вывода по купле‑продаже, поставке и аренде
  4. Суд не может лишить адвоката права высказывать в прениях свое мнение о допустимости доказательств

Во время прений сторон при рассмотрении уголовного дела суд неоднократно прерывал адвоката обвиняемого, когда он высказывал мнение о недопустимости представленных доказательств. Затем суд лишил адвоката права участвовать в прениях.

ВС отменила приговор суда, т.к. суд нарушил нормы УПК. Судебная коллегия указала:

  • Суд не вправе ограничивать время прений. Суд вправе останавливать участвующих в прениях лиц, если они касаются не имеющих отношения к делу обстоятельств, или недопустимых доказательств.
  • Защитник, выступая в прениях, имеет право дать оценку всем представленным доказательствам. Это является также и его обязанностью. В силу ч. 1 ст. 248 УПК РФ «защитник подсудимого излагает суду свое мнение по существу обвинения и его доказанности, об обстоятельствах, смягчающих наказание подсудимого или оправдывающих его, о мере наказания, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства».
  • ВС отменил приговор по делу, дело передал в суд первой инстанции на новое рассмотрение на стадии судебного разбирательства.
  • Определение № 18-АПУ19-29
  • Источник

Пост написан пользователем Создайте свой блог, выскажитесь и станьте суперзвездой «Клерка» Создать блог

Арендные споры: новые разъяснения Верховного Суда РФ

Новый обзор Верховного суда. Четыре вывода по купле‑продаже, поставке и аренде Верховный Суд РФ опубликовал Обзор судебной практики за первое полугодие 2020 года № 2 (утв. Президиумом ВС РФ от 22.07.2020), в котором рассмотрел спорные вопросы, касающиеся в том числе и арендных правоотношений. Рассказываем о том, как поменялась практика разрешения арендных споров.

Продление договора аренды

В соответствии с п. 2 ст. 621 ГК РФ, если арендатор продолжает пользоваться имуществом после истечения срока договора при отсутствии возражений со стороны арендодателя, договор считается возобновленным на неопределенный срок.

При этом арендатор, продолжающий пользоваться имуществом, не несет перед арендодателем никакой материальной ответственности за несвоевременный возврат имущества.

Вместе с тем, до сих пор ряд арбитражных судов признают такие договоры прекратившими свое действие, а действия арендаторов – незаконными, взыскивая с них пени, штрафы и неустойки. В частности, в праве на продление арендных договоров суды отказывают в следующих случаях:

  • при установлении в тексте договора срока его действия;
  • при установлении в договоре условия об обязательном возврате имущества по истечении срока действия договора;
  • при наличии в договоре условия о неустойке за несвоевременный возврат имущества по окончании срока действия договора.

Новый обзор Верховного суда. Четыре вывода по купле‑продаже, поставке и аренде

ВС РФ пояснил, что согласие арендодателя на продолжение арендных отношений в случае отсутствия своевременных возражений с его стороны всегда предполагается.

Соответственно, если никаких возражений от арендодателя не поступает, арендатор является стороной действующего договора. Поэтому к нему не могут быть применены установленные договором меры ответственности за нарушение обязанности по возврату имущества в связи с окончанием срока договора.

От договора, возобновившегося на неопределенный срок, арендодатель может отказаться в порядке, предусмотренном ст. 699 ГК РФ. Само же по себе установление срока договора и условия о неустойке за несвоевременный возврат имущества по окончании этого срока не означает, что договор не может быть продлен на неопределенный срок.

Не означает это и того, что арендатор обязан уплачивать арендодателю какую-либо неустойку и штраф за несвоевременный возврат имущества.

Если по истечении срока договора имущество продолжает использоваться арендатором и арендодатель прямо не требует его возврата, то арендатор обязан уплачивать только саму арендную плату. Причем в изначально оговоренном размере.

Прекращение арендных правоотношений

  • Обратная ситуация наблюдается в случаях, когда арендаторам пытаются «навязать» продление арендных правоотношений при прекращении использования ранее арендованного имущества.
  • Основанием для подобного «продления» договоров и взыскания арендной платы в этих случаях выступает отсутствие актов возврата (передачи) арендованного имущества, которые якобы в обязательном порядке должны оформляться после прекращения срока договоров.
  • Причем многие арбитражные суды встают именно на сторону арендодателей, взыскивая с арендаторов плату по сути за не используемое ими имущество.

По мнению судов, если арендатор не представляет акт возврата имущества арендодателю, составление которого требуется по условиям договора, то арендованная вещь остается в распоряжении арендатора. Ею продолжают пользоваться и, следовательно, должны вносить соответствующую арендную плату.

Сам же факт освобождения арендатором помещений без расторжения договора и без возврата арендодателю имущества по акту приема-передачи не может служить основанием для освобождения от внесения арендной платы.

ВС РФ признал подобную практику противоречащей нормам ГК РФ (определение ВС РФ № 310-ЭС19-26908).

Суд пояснил, что отсутствие актов приема-передачи не является безусловным доказательством того, что арендатор продолжает пользоваться имуществом после прекращения срока действия договора. Не свидетельствует отсутствие этих актов и о возобновлении договоров аренды на неопределенный срок.

Дело в том, что п. 2 ст. 621 ГК РФ связывает возобновление прекратившего действие договора аренды исключительно с продолжением использования арендатором данного имущества, но не с фактом составления акта приема- передачи.

Читайте также:  Поставщик не передал документы на товар. Можно ли не платить

Стороны могут письменно и не составлять данный акт, попросту вернув имущество арендодателю по устной договоренности. Однако это не является основанием для взыскания с арендатора платы за неиспользуемое имущество.

Аренда муниципальных участков

Много споров в последнее время возникает и по поводу продления договоров аренды государственных и муниципальных земельных участков.

Новый обзор Верховного суда. Четыре вывода по купле‑продаже, поставке и аренде

Данное правило действует с 1 марта 2015 года, и многие суды сейчас отказывают арендаторам в автоматическом продлении договоров аренды, заключенных до указанной даты, по правилам ст. 621 ГК РФ.

  1. Это приводит к тому, что добросовестные арендаторы, вынужденные участвовать в торгах в целях перезаключения арендных договоров, могут лишиться земельных участков, которые они арендуют уже много лет.
  2. ВС РФ решил поддержать таких арендаторов и признал данную практику разрешения споров незаконной (определение ВС РФ № 308-ЭС19-19368).
  3. Суд указал, что до 1 марта 2015 года законодательством не был установлен запрет на возможность возобновления на неопределенный срок договоров аренды публичных земельных участков, при заключении которых не требовалось проведения торгов.

Договоры могут быть возобновлены на неопределенный срок, если были заключены до вступления в силу закона, требующего обязательного проведения торгов (ст. 422 ГК РФ).

Поэтому если арендатор продолжает пользоваться муниципальным участком после истечения срока договора при отсутствии возражений со стороны арендодателя, договор считается возобновленным на тех же условиях на неопределенный срок.

В новом обзоре вс разъяснил судам, когда можно завышать цены в договорах купли-продажи

Новый обзор Верховного суда. Четыре вывода по купле‑продаже, поставке и аренде supcourt.ru

Верховный суд РФ представил третий в 2019 году обзор судебной практики, утвержденный Президиумом ВС 27 ноября 2019 года. В документе анализируется практика президиума и судебных коллегий ВС, а также даются разъяснения по вопросам, возникающим при рассмотрении дел.

В разделе, посвященном разрешению споров, возникающих из договорных отношений, ВС отметил, что завышение цены договора купли-продажи само по себе не свидетельствует о недобросовестности продавца, об обмане или о злоупотреблении с его стороны. В качестве примера приводится дело по иску о признании договора недействительным и применении последствий недействительности сделки.

Заявительница просила взыскать  уплаченные по договору 2 млн рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами, а также расходы по оплате услуг представителя и государственной пошлины.

Судом установлено, что 2 декабря 2016 года между сторонами был заключен договор купли-продажи оборудования.

По его условиям, продавец обязался передать в собственность покупателю 4 швейных машинки, парогенератор, портновский манекен, вешало напольное и настенное, 2 стеллажа, раскройный и гладильный столы. Всего 12 предметов.

После того как сделка состоялась, покупатель оценил приобретенное оборудование. По представленному им в суде отчету, на 2 декабря 2016 года общая стоимость имущества составляла 73 600 руб.

Впрочем, основную ценность покупки представляли не упомянутые предметы, а помещение в подвале торгового комплекса, используемое в качестве ателье. Оно находилось у продавца в субаренде.

  В конце января 2017 года договорные отношения на помещение были прекращены, после чего истцу поступило требование о его освобождении. Именно это и послужило главной причиной подачи данного иска.

Разрешая спор, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что из буквального толкования условий договора с учетом значения выражений «переходит от продавца к покупателю», «передача прав на ателье», «право собственности на ателье», «ответчик обязуется передать истцу ателье» следует, что предметом договора является передача права собственности от продавца к покупателю не только на оборудование, но и на помещение. Вместе с тем судом установлено, что продавец правом собственности на этот объект недвижимости не обладал, а лишь являлся его арендатором.

Как указал суд, ответчик является стороной договора, подписал его лично. Соответственно, не мог не знать, что гарантированно не сможет исполнить его условия о передаче в собственность покупателя помещения ателье.

Указанные действия продавца подтверждают наличие в них умысла сообщить истцу недостоверную информацию об условиях сделки с целью ее заключения, что соответствует определению обмана применительно к положениям ст. 179 ГК РФ.

Принимая решение по данному спору, суд также указал, что со стороны ответчика имело место недобросовестное поведение при заключении договора купли-продажи, а потому с учетом установленных судом фактических обстоятельств имелись основания для признания указанного договора недействительным по основаниям, предусмотренным ст. 10 и п. 2 ст. 168 ГК РФ. Данную позицию поддержал суд апелляционной инстанции. Однако судебная коллегия по гражданским делам ВС признала выводы судебных инстанций ошибочными.

Согласно выводам, если положения договора могут иметь несколько значений либо не позволяют достоверно установить значение отдельных положений, суды обязаны выявить действительную и реальную волю сторон.

Основным способом ее установления являются показания сторон или их представителей по условиям договора и обстоятельствам дела.

  При этом суд обязан учитывать в совокупности все собранные по делу доказательства.

В данном случае, исходя из буквального содержания договора, его предметом является набор оборудования, именуемого также «ателье», на что в своих объяснениях в суде указывала сама истец.

В тексте договора отсутствует указание о переходе права собственности на нежилое помещение, расположенное в торговом центре. Напротив, из содержания договора явно следует, что помещение продавцом арендуется до 1 февраля 2017 года и будет находиться у покупателя в субаренде.

После этого покупатель самостоятельно должен заключить договор аренды с собственником. Обо всех обстоятельствах, связанных с правами на помещение, покупатель мог и должен был знать, поскольку это прямо указано в заключенном сторонами договоре.

При этом доводы о завышенной цене сами по себе не являются основанием для вывода о недобросовестности продавца, об обмане или злоупотреблении, поскольку покупатель была осведомлена о том, что именно покупает и за какую цену.

Кроме того, предметом договора являлись не отдельные предметы оборудования, а их комплект. Ценность объекта купли-продажи, как указывала ответчик, заключается именно в продаже уже готового бизнеса — ателье с функциональным оборудованием, накопленной клиентской базой, которая позволяет осуществлять предпринимательскую деятельность по пошиву, ремонту одежды под заказ.

При этом оборудование передается в арендованном помещении, деятельность ателье разрекламирована предыдущим собственником оборудования и имела спрос. На таких условиях истец согласилась заключить договор купли-продажи оборудования по указанной в нем цене, а не по цене отдельно взятых предметов.

Вины же ответчика в том, что покупателю не удалось и дальше арендовать помещения, судом не установлено.

Обзор: "Новый обзор практики Верховного Суда РФ: 20 выводов коллегии по экономическим спорам" (КонсультантПлюс, 2018)

НОВЫЙ ОБЗОР ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ:

20 ВЫВОДОВ КОЛЛЕГИИ ПО ЭКОНОМИЧЕСКИМ СПОРАМ

28 марта Президиум ВС РФ утвердил первый в этом году обзор практики. Расскажем обо всех позициях экономической коллегии: кого они касаются и в чем их суть. Выводы скомпонованы по потенциальной аудитории. Это поможет быстро отобрать наиболее интересные именно для вас.

Всем компаниям:

— возбуждение дела о банкротстве. Компанию, которая задолжала оплату судебных расходов, могут потребовать признать банкротом. ВС РФ разрешил включать эти долги в расчет суммы просроченных обязательств (п. 12 Обзора);- купля-продажа нежилых помещений. Если участок под помещениями выделить нельзя, покупатель становится долевым собственником земли под всем зданием и плательщиком земельного налога (п. 15 Обзора);- перевод долга. Нельзя взыскать исполненное с прежнего должника, если при переводе долга он полностью выбыл из основного обязательства (п. 19 Обзора);- проценты по ст. 395 ГК РФ. Суд не вправе отказать во взыскании процентов из-за того, что есть законная или договорная неустойка. Суд взыскивает проценты в пределах суммы неустойки. Вывод сделан на примере неустойки за нарушения оплаты ЖКУ (п. 22 Обзора).- техприсоединение к электросетям. Заказчики данных услуг вправе в любой момент немотивированно отказаться от договора на основании ст. 782 ГК РФ (п. 23 Обзора);- операции, освобожденные от НДС. Если в счете-фактуре оказалась выделена сумма НДС, покупатель вправе принять ее к вычету (п. 25 Обзора);- срок давности привлечения к административной ответственности. Начало срока, которое приходится на нерабочий день, контрольный орган не вправе сдвигать на ближайший рабочий день (п. 30 Обзора).

Участникам дел о банкротстве юрлиц:

— залоговые кредиторы. Продать заложенное и незаложенное имущество единым лотом можно только с согласия залоговых кредиторов (п. 13 Обзора);- залогодержатель имеет приоритет перед другими кредиторами в получении выручки от аренды предмета залога, только если договор залога заключен не ранее 1 июля 2014 г. (п. 20 Обзора);- доказывать факт отсутствия предмета залога в натуре должны оппоненты залогодержателя, если последний привел достаточно серьезные доказательства основания возникновения залога, например выписку из ЕГРН (п. 21 Обзора);- реструктуризация активов должника. Проводить процедуру замещения активов в отношении социально значимых объектов должника нельзя: это обход закона. Данные объекты подлежат продаже на торгах в форме конкурса с особыми условиями (п. 14 Обзора);Застройщикам. Аренда публичной земли. Продлить аренду без торгов для достройки здания не получится, если к моменту окончания договора объект незавершенного строительства на участке не появился (п. 16 Обзора).Владельцам участков на праве постоянного (бессрочного) пользования. Размер ставки за пользование участком. Если владельцы участков на ПБП вовремя не переоформили это право, они должны платить за пользование участком по общим ставкам (п. 17 Обзора).Владельцам объектов коммунальной инфраструктуры. За пользование участками, на которых расположены объекты электро-, газо-, тепло-, водоснабжения и водоотведения нужно платить по федеральным ставкам, даже если участок находится в собственности региона или муниципалитета (п. 18 Обзора).Компаниям-монополистам. Злоупотребление доминирующим положением. Понятие «неопределенный круг потребителей» означает множественность потребителей, а не то, что нельзя установить их точное число в тот или иной момент (п. 24 Обзора).Импортерам и изготовителям транспортных средств. Утилизационный сбор. В расчет максимальной технически допустимой массы самоходной машины не включается ее грузоподъемность (п. 26 Обзора).

Читайте также:  Телефон не исправен. Что я могу потребовать с продавца

Участникам ВЭД:

— таможенная декларация. Если товар задекларирован полностью, то за недостоверные сведения о его качественных характеристиках должны штрафовать по ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ, а не по ч. 1 той же статьи (п. 27 Обзора);- регистрация экспортно-импортных контрактов. Не нужно сообщать в уполномоченный банк об изменении названия организационно-правовой формы, связанном с требованиями ГК РФ (замена ЗАО на АО или ОАО на ПАО). Вывод сделан в отношении отмененных паспортов сделок, но вполне применим и для новой процедуры постановки контрактов на учет (п. 29 Обзора).Торговым сетям. Продажа продовольственных товаров. Компанию не должны штрафовать за неразмещение на сайте информации для поставщиков на основании ч. 1 ст. 14.41 КоАП РФ (п. 28 Обзора).Медорганизациям, ТФОМС. Нецелевое использование средств, выделенных фондом. Лица, окончившие одногодичные и двухгодичные курсы медсестер, имеют право на стимулирующие выплаты в рамках мероприятий по повышению доступности амбулаторной медицинской помощи (п. 31 Обзора).

Открыть полный текст документа

Коронавирус и договоры: мнение Верховного Суда

Коронавирус — форс-мажор?
А если форс-мажор, то можно не платить?
Можно ли отказаться от договора в связи с изменением обстоятельств?
Из-за нерабочих дней срок исполнения обязательств переносится?

Основной вопрос, который возникает у бизнеса в текущей ситуации, — является ли коронавирус обстоятельством непреодолимой силы, или форс-мажором.

Форс-мажор — это всегда чрезвычайные и непредотвратимые события (ст. 401 ГК РФ).

При этом чрезвычайность означает, что обстоятельства исключительные и выходят за рамки обычных в конкретных условиях. А говорить о непредотвратимости можно, если ни один участник гражданского оборота, ведущий такую же деятельность, не может этих обстоятельств избежать (Постановление Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7, далее — Постановление № 7).  

Поэтому отсутствие денег не форс-мажор: есть ли они, напрямую зависит от предпринимателя. Если контрагент нарушает обязательства или недобросовестно действуют представители самой компании, это тоже нельзя назвать форс-мажором  (п. 8 Постановления № 7).

Но коронавирус внёс в это толкование свои коррективы. В Обзоре Президиума ВС РФ от 21.04.2020 № 1 (далее — Обзор № 1), кроме чрезвычайности и неотвратимости, значится ещё одна характеристика форс-мажора — относительность. Одно и то же обстоятельство для одних может быть форс-мажором, для других — нет.

А значит, обстоятельством непреодолимой силы может быть и отсутствие денег — если это следствие ограничений, введённых из-за пандемии.

Столовая лишилась выручки, потому что была принудительно закрыта из-за коронавируса. В этой ситуации никакой разумный и осмотрительный предприниматель не избежал бы финансовых потерь. А значит, отсутствие денег не зависит в данном случае от воли организации, а вызвано ограничительными мерами, которые ввело государство для борьбы с пандемией.

Выводы Верховного Суда:

  1. Сам по себе коронавирус не может считаться форс-мажором для всех без исключения.
  2. Решая, стал ли вирус обстоятельством непреодолимой силы, нужно учитывать, чем занимается компания, как работает в условиях ограничительных мер, в чём суть обязательства и когда компания должна его исполнить.
  3. Учитывается также, насколько разумно и добросовестно ведёт себя должник.

Доказывать форс-мажор должен должник. Для этого можно использовать официальные документы:

  • заключения и свидетельства уполномоченных органов и организаций, которые подтверждают обстоятельства непреодолимой силы, — например свидетельства Торгово-промышленной палаты;
  • нормативные акты субъектов РФ, в которых говорится о форс-мажорном характере пандемии (например, п. 20.1 Указа мэра Москвы от 05.03.2020 № 12-УМ).

Кроме того, нужно будет доказать причинно-следственную связь между ограничительным мероприятием и неисполнением обязательства по договору. 

В регионе запретили проводить массовые мероприятия, поэтому у ИП, который организует командообразующие выезды, мизерная выручка за II квартал. Из-за этого предприниматель не может оплатить поставленное ему верёвочное снаряжение. 

В регион запретили въезжать транспорту из других областей, кроме машин экстренных служб. Из-за этого производитель фермерского оборудования не смог вовремя собрать заказ: в регионе не было нужных комплектующих, а привезти их из соседнего региона не было возможности.

А если форс-мажор, то можно не платить?

Предположим, факт форс-мажора подтвердился или кредитор его не оспаривает. Значит ли это, что должник освобождается от обязательств по сделке и может не платить по кредиту или не поставлять товары? Верховный Суд говорит: нет (п. 9 Постановления № 7).

Форс-мажор означает лишь, что должник не должен платить пени и штрафы за нарушение сроков, которые зафиксированы в договоре. Нельзя взыскать с должника и убытки, если они возникли из-за того, что он заплатил или поставил товар невовремя (п. 3 ст. 401 и п. 2 ст. 405 ГК РФ).

Производитель ламп для маникюрных салонов не может заплатить своему поставщику вовремя, потому что салоны закрыты и новые лампы никто не заказывает. В договоре с поставщиком прописано, что за каждый день просрочки начисляется пеня, но из-за форс-мажора они не начисляются. 

Что касается самого обязательства, нужно проверять, можно ли его исполнить, когда форс-мажор прекратится. А если можно, то будет ли кредитор по-прежнему в этом заинтересован.

Кредитор вправе вообще отказаться от договора, если вызванная форс-мажором просрочка сводит на нет всю выгоду от договора (Постановление № 7).

Сделать это можно в любой момент, в том числе не дожидаясь окончания форс-мажора.

Компания сдаёт в аренду насосное оборудование. Из-за пандемии арендатор приостановил работы и не платит по договору. Арендодатель вправе потребовать оборудование обратно. Но когда пандемия кончится, арендатор должен будет заплатить за время, пока оборудование было у него.

Можно ли отказаться от договора в связи с изменением обстоятельств? 

Кроме форс-мажора, есть ещё один механизм, который позволяет избежать ответственности за неисполнение обязательств по договору. Это существенное изменение обстоятельств.

Любая из сторон вправе отказаться от договора, если появились обстоятельства, которые стороны не могли предвидеть при заключении договора, а если бы могли, то не заключали бы сделку или заключили бы её на других условиях (ст. 451 ГК РФ).

Ситуация с COVID-19 под это определение подпадает идеально. Предвидеть масштаб карантинных мер было невозможно даже в феврале 2020 года, не говоря уж про более ранние периоды.

А если бы стороны знали о таких мерах, то внесли бы в договор новые условия или вообще не заключали бы его.

Верховный Суд подтвердил этот  вывод и признал: расторгать договоры из-за коронавируса можно (вопрос 8 Обзора № 1).

Основной сценарий в такой ситуации — именно расторжение, а не изменение договора. Изменить условия договора можно только в исключительных обстоятельствах: 

  • если расторжение договора противоречит общественным интересам;
  • если ущерб от расторжения договора значительно превысит затраты на его исполнение в изменившихся условиях.

Но из этого правила есть исключения. Они могут быть установлены в самом договоре или в специальных законах. 

Договор аренды нежилого помещения заключён до того, как были приняты ограничительные меры. Из-за коронавируса арендатор не может платить по договору. Основной сценарий для таких ситуаций — изменение, а не расторжение договора (ст. 19 Федерального закона от 01.04.2020 № 98-ФЗ). 

Арендатор может требовать изменить договор: внести условие по отсрочке или рассрочке платежа или снизить плату за период, когда арендатор не мог использовать помещение (Обзор № 1).

Из-за нерабочих дней срок исполнения обязательств переносится?

Судьи считают, что переносить срок выполнения обязательств на первый рабочий день  (ст. 193 ГК РФ) можно только из-за выходных и нерабочих праздничных дней по ТК РФ.

Нерабочие дни, которые объявил президент, — это санитарно-эпидемиологические меры. Их нельзя считать нерабочими в том смысле, который придаётся этому термину в ст. 193 ГК РФ. 

А значит, если дедлайн по договору приходится на эти «карантинные» нерабочие дни, оснований для переноса сроков нет (вопрос 5 Обзора № 1).

Такой вывод основан на двух обстоятельствах, говорится в Обзоре.

  • Нерабочие дни по указам — не всеобщие. Могла ли компания продолжать работу, зависело от отрасли и региона.
  • Если бы сроки по всем обязательствам сдвинулись, это бы затормозило исполнение всех без исключения гражданских обязательств на долгий период, а власти в этом не заинтересованы.

Течение сроков исковой давности с 30 марта по 12 мая не прерывается и не приостанавливается автоматически. Каждый случай нужно рассматривать отдельно — с учётом ограничений в регионе (вопросы 5 и 6 Обзора № 1). При этом суды должны выяснять, насколько эти меры мешали компании обратиться в суд в установленный срок.

Если последний день срока давности приходится на нерабочий период, он тоже не переносится (вопросы 5 и 6 Обзора № 1).

Алексей Крайнев, налоговый юрист

ВС: Покупатель обязан вернуть бракованную автоцистерну продавцу после возврата последним уплаченных за нее денег

18 августа Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ вынесла Определение № 309-ЭС20-9064 по спору о расторжении договора поставки (купли-продажи) автоцистерны между юрлицами ввиду существенных недостатков транспортного средства.

Выявленные у автоцистерны недостатки стали причиной отмены госрегистрации

В 2015 г. ООО «РенБизнесАвто» изготовило автоцистерну для пищевых жидкостей, выдав ее собственнику ООО «Торговый дом “Авто”» паспорт транспортного средства на основании одобрения сертифицирующим органом типа автомобиля.

Уже в следующем месяце собственник продал автоцистерну обществу «Вектор», которое, в свою очередь, реализовало ее ООО «Производственно-коммерческая фирма “Савойя”» за 3,4 млн руб.

по договорам поставки (купли-продажи). В январе 2017 г. новый владелец автоцистерны зарегистрировал ее в ГИБДД, о чем была сделана пометка в паспорте транспортного средства (далее – ПТС).

Таким образом, ООО «Савойя» стало эксплуатировать автоцистерну.

Впоследствии сертифицирующий орган отменил ранее выданные одобрения типов ТС по причине несоответствия этих одобрений требованиям технического регламента Таможенного союза о безопасности колесных ТС.

В связи с этим МВД России инициировало проверку ранее зарегистрированного транспорта в ГИБДД, по итогам которой было выявлено, что ПТС на автоцистерну оформлен в нарушение указанного техрегламента в силу того, что на ней был установлен двигатель иной марки. В результате госавтоинспекция Астраханской области аннулировала регистрацию автоцистерны на основании п.

51 Правил регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним ввиду представления документов и (или) сведений, не соответствующих требованиям законодательства РФ, а также содержащих недостоверную информацию.

Читайте также:  Земельные споры. споры в отношении земельных участков, разрешение земельных споров

Апелляция и кассация поддержали доводы истца

Общество «Савойя» направила обществу «Вектор» претензию, в которой со ссылкой на п. 2 ст. ГК РФ потребовала возвратить уплаченную за автоцистерну денежную сумму.

Поскольку получатель претензии не исполнил требования контрагента в срок, последний обратился в арбитражный суд с иском о расторжении ранее заключенных с ответчиком договоров и взыскании с него соответствующей денежной суммы. В обоснование требований истец сослался на ст.

209, 218, 454, 496, 450, 475 ГК РФ и указал на существенное нарушение ответчиком требований к качеству товара.

Суд отказал в удовлетворении исковых требований, указав, что при приемке товара в декабре 2016 г. и вплоть до апреля 2018 г. истец не заявлял о каких-либо недостатках ТС.

Первая инстанция также отметила, что заявленный истцом недостаток автомобиля (прекращение госрегистрации) не является неустранимым и не связан с ненадлежащим исполнением обязательств ответчиком.

Суд добавил, что ответчик готов за свой счет устранить недостатки ТС и совершить все необходимые действия для восстановления госрегистрации.

Впоследствии апелляция отменила решение первой инстанции и удовлетворила иск, а окружной суд поддержал ее постановление.

Обе инстанции сочли, что ответчик не выполнил обязанность по фактической передаче покупателю товара с относящимися к нему документами и не проявил той степени заботливости и осмотрительности, которая позволила бы избежать продажи ТС без надлежащего таможенного оформления.

Как пояснили суды, ответчик не доказал, что надлежащее исполнение им своих обязательств оказалось невозможным вследствие обстоятельств непреодолимой силы. Они также указали на отсутствие требований ответчика об уменьшении подлежащей возврату истцу денежной суммы ввиду длительного использования автоцистерны и непредставление им расчета стоимости износа.

ВС обязал покупателя вернуть ТС продавцу после получения денег

В кассационной жалобе в Верховный Суд ООО «Вектор» обжаловало судебные акты апелляции и кассации.

Изучив материалы дела № А76-4808/2019, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС указала, что первая и апелляционная инстанции правильно установили, что спор между сторонами договора купли-продажи (поставки) возник из-за применения последствий поставки (передачи) товара ненадлежащего качества. Соответственно, обе инстанции правильно определили в качестве предмета доказывания наличие или отсутствие существенных нарушений требования к качеству товара со стороны продавца.

Высшая инстанция отметила, что о своей готовности устранить недостатки ТС продавец заявил спустя полгода после предъявления иска покупателем и, соответственно, спустя более 12 месяцев после прекращения госрегистрации ТС истца.

С учетом общего требования разумности и добросовестности при осуществлении гражданских прав и указания закона на незамедлительность замены продавцом-поставщиком товара ненадлежащего качества во избежание предъявления покупателем иска по п. 2 ст.

475 ГК Судебная коллегия сочла, что допущенное ответчиком промедление исключает возможность его освобождения от неблагоприятных имущественных последствий, связанных с поставкой товара ненадлежащего качества (включая возврат покупателю уплаченной за товар денежной суммы).

Следовательно, апелляция и кассация обоснованно не признали возражения ответчика достаточными для отказа в иске, поэтому в этой части их судебные акты изменению не подлежат.

В то же время, подчеркнул Суд, обе инстанции не учли, что удовлетворение требования о расторжении договора поставки и возврате уплаченной за товар денежной суммы не должно влечь неосновательного приобретения или сбережения имущества на стороне покупателя или продавца, т.е.

нарушать эквивалентность осуществленных ими при исполнении расторгнутого договора встречных имущественных предоставлений.

Следовательно, суд должен одновременно рассмотреть вопрос о возврате продавцу переданного покупателю имущества независимо от предъявления соответствующего требования продавцом

«В свою очередь продавец, имеющий право на возврат переданного покупателю имущества при расторжении договора поставки, вправе потребовать от покупателя возмещения стоимости износа имущества за время его использования последним, противопоставив соответствующее возражение требованию о возврате покупной цены.

Учитывая неразрывную взаимосвязь и взаимозависимость требований о возврате покупной цены, возвращении поставленного имущества в натуре и возмещения убытков, понесенных покупателем в связи с расторжением договора, судебная коллегия исходит из целесообразности разрешения судом вопросов о судьбе имущества и об убытках одновременно с рассмотрением спора о расторжении договора в связи с поставкой товара ненадлежащего качества, что предопределяет необходимость постановки судом соответствующих вопросов на разрешение сторон. В настоящем споре общество “Савойя” не воспользовалось своим правом на предъявление убытков, связанных с невозможностью использования транспортного после прекращения Госавтоинспекцией его государственной регистрации», – отмечается в определении.

ВС добавил, что продавец, представив в материалы дела отчет об оценке рыночной стоимости автоцистерны, отказался от требования учесть ее износ при разрешении вопроса о возврате покупной цены, на что сослался суд апелляционной инстанции. Таким образом, обжалуемые судебные акты в части взыскания с продавца 3,4 млн руб.

, уплаченных покупателем автоцистерны, также не подлежат изменению. В связи с этим Верховный Суд изменил постановления апелляции и кассации, дополнив обязанностью покупателя возвратить ответчику автоцистерну в течение 5 рабочих дней с момента получения денежных средств, но не ранее 20 августа 2020 г.

, путем предоставления ответчику доступа к ТС для самовывоза.

Эксперты прокомментировали выводы Суд

В комментарии «АГ» адвокат АП г.

Москвы Алина Емельянова отметила, что в рассматриваемом случае госрегистрация ТС была прекращена в результате несоответствия представленных изготовителем при сертификации автоцистерны документов требованиям законодательства.

«Да, на момент передачи ТС допущенные нарушения не были и не могли быть известны продавцу, однако положения ст. 476 ГК не освобождают его от ответственности в случае неосведомленности о недостатках товара до его передачи покупателю», – пояснила она.

По мнению адвоката, для покупателя не имеет значения тот факт, что недостатки автомобиля возникли по вине изготовителя. «Взаимные обязательства возникли между продавцом и покупателем, поэтому последний правомерно предъявил требования к первому.

При этом продавец не лишен права обратиться с соответствующим иском к изготовителю. Следует согласиться с позицией ВС о праве покупателя потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы.

Несоответствие представленных изготовителем при сертификации ТС документов требованиям законодательства и в результате прекращение госрегистрации возможно отнести к существенному нарушению требований к качеству товара.

Кроме того, как следует из установленных судами фактов, продавец не обеспечил незамедлительную замену товара, а о готовности устранить недостатки сообщил после начала рассмотрения дела в суде (т.е. явно за пределами разумного срока для урегулирования спора)», – подчеркнула эксперт.

Алина Емельянова назвала важным вывод о том, может ли суд по собственной инициативе решить вопрос о возврате встречного предоставления по договору купли-продажи в случае его расторжения при условии, что стороны не заявляли соответствующее требование.

«Полагаю, с точки зрения процессуальной экономии это возможно, в связи с чем следует поддержать вывод о необходимости возврата ТС продавцу в силу эквивалентного характера встречных предоставлений по договору купли-продажи.

Однако, полагаю, что в таком случае Судебная коллегия ВС вышла за пределы полномочий, предусмотренных п. 5 ч. 1 ст. 291.14 АПК РФ, согласно которому возможность изменения судебного акта обусловливается ошибками нижестоящих судов в применении норм материального права, а таких ошибок допущено не было.

Дело, таким образом, следовало направить на новое рассмотрение в соответствующей части в нижестоящий арбитражный суд», – резюмировала адвокат.

Юрист юридической фирмы ART DE LEX Максим Волков полагает, что причиной передачи кассационной жалобы в ВС явилась не необходимость проверки выводов нижестоящих инстанций о наличии (отсутствии) оснований для удовлетворения иска ввиду того, что ответчику не было известно о несоответствии оформленного ПТС на автоцистерну требованиям ТР ТС 018/2011, а то обстоятельство, что суды не рассмотрели вопрос о возврате предмета договора поставки (купли-продажи) при его расторжении.

«Таким образом, обосновывающий изменение судебных актов вывод, изложенный в определении, касается толкования положений ГК в части необходимости сохранения эквивалентности встречных предоставлений при рассмотрении судами требования о расторжении договора. Считаю, что такая правовая позиция является бесспорной, а изменение судебных актов кассационной и апелляционной инстанций совершено с целью исправления допущенной ими ординарной ошибки», – отметил он.

По мнению эксперта, последовательной также представляется практика по вопросу правомерности расторжения договора поставки в случае выявленного впоследствии несоответствия ПТС требованиям регламента, когда оформление автомобиля осуществлял не продавец по договору, а, например, производитель ТС (определения ВС от 30 декабря 2019 г. № 303-ЭС19-24079 по делу № А04-8509/2018; от 3 октября 2019 г. № 305-ЭС19-16424 по делу № А40-249591/2018).

«Расторжение договора в данном деле не является чрезмерной мерой ответственности поставщика (ответчика) по следующим причинам. Во-первых, суды не исключили возможность исправления нарушения ответчиком, если такие действия были совершены своевременно и без злоупотребления правом, что имело место в этом случае.

Во-вторых, покупатель в случае расторжения договора поставки обязан вернуть ТС поставщику. В-третьих, поставщик имеет право на уменьшение договорной цены с учетом износа ТС, однако ответчик отказался от такого требования.

В-четвертых, поставщик не лишен права предъявить аналогичные требования, а также требования о взыскании убытков заводу-изготовителю или иному лицу, у которого было приобретено ТС», – пояснил Максим Волков.

Он добавил, что избранный судами подход сохраняет баланс интересов сторон хозяйственных отношений и не возлагает чрезмерное бремя на поставщика, который не проявил должной степени заботливости и осмотрительности, позволившей бы избежать продажи автоцистерны без надлежащего таможенного оформления.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *