Прокуратуре нужно взяться за бенефициаров зао спгэс

Прокуратуре нужно взяться за бенефициаров ЗАО СПГЭСНа протяжении двух десятков лет для решения большинства вопросов электроснабжения более трети жителей Саратова и порядка 20 тысяч предприятий обращались к услугам ЗАО «СПГЭС». Это предприятие на правах аренды, управляет имущественным комплексом, ранее находившимся в полном распоряжении города Саратова и его властей. Компания имеет статус гарантирующего поставщика и годовую выручку более трех с половиной миллиардов рублей. Позиции поставщика на местном рынке казались незыблемыми, но как гром среди ясного неба прозвучала информация о том, что должностные лица из топ-менеджмента поставщика находятся под подозрением в совершении хищения порядка 2000 квадратным метров городской собственности.

Пока дело заведено по экономической статье мошенничество. И пользуясь довольно лаконичной официальной информацией в ряде СМИ история разошлась, как противостояние прокуратуры и контрразведки с одной стороны и энергетиков с другой.

Но если подобная подача типична для правоохранителей, так как предвосхищать свои следственные, а тем более оперативные действия им даже по должности не положено, то для СМИ и телеграмм каналов подобная «скромность» граничит с фейком. Когда называя одних участников незаконной схемы акулы пера пытаются вывести из-под удара других вероятных фигурантов – чиновников. И эту недоработку пора ряда журналистов стоило бы развенчать.

Прокуратуре нужно взяться за бенефициаров ЗАО СПГЭС

фото: Telegram (канал наш Человек в ЧК), писал прямо о конфликте с семьей и кланом экс-мэра. В то время, как большинство коллег сосредоточилось на видимой части спора забывая о самой важной части этой истории:

Прокуратуре нужно взяться за бенефициаров ЗАО СПГЭС

фото: https://newssearch.yandex.ru

Как стало известно редакции «SM-NEWS» в Саратове, пока достоянием общественности стала лишь верхушка айсберга.

Но сами налаженные схемы уходят глубоко в недра не только поставщика электричества для нужд саратовцев, но и вполне возможно в кулуары власти, например, в мэрию Саратова или городское БТИ, без ведома подобных организаций ни один арендатор не сумел бы вывести вопрос перевода городской собственности в частную на столь широкие рельсы.

Впрочем, настала пора рассказать о действиях ЗАО «СПГЭС» и выбранной схеме по оформлению недвижимость, принадлежащую МО «Город Саратов», городу подробнее, тем более, что ее законность вызывает множество вопросов?

Не только энергетики, но и …

Итак, на основании договора долгосрочной аренды до 2043 года именно ЗАО «СПГЭС» пользуется городской собственностью МО «Город Саратов».

А именно недвижимыми активами зданиями и землей, которые напрямую необходимы для прямой деятельности компании – поставок электричества в квартиры саратовцев, а также в офисы и производства частных компаний.

При этом в процессе эксплуатации часть зданий ветшает, и разрушается их приходится ремонтировать или даже перестраивать. Для того, чтобы продолжать эффективно использовать для осуществления деятельности компании.

И судя по документам, ЗАО «СПГЭС» так и делало, возводило на арендованной земле новые строения, взамен утраченных или обветшавших. Далее совместно с МУП «Городское бюро технической инвентаризации» (к слову, это учреждение городского подчинения) готовятся акты о том, что ЗАО построило на арендованных у муниципалитета земельных участках строения и данные строения были осмотрены.

На основании таких актов оформляется право собственности ЗАО на возведенное имущество. При этом, не надо быть специалистом строителем, чтобы понять – эти строения не были построены ЗАО в последние несколько лет. Недвижимость была возведена намного ранее задолго до этого и принадлежала городу.

Максимум, на ней навели внешний лоск в рамках ремонта, который едва ли выходит за пределы понятия «содержания жилья».

Не это ли свидетельство, что подписи в актах с БТИ были фиктивные? Но от этого сами акты не перестают быть настоящими и использоваться для оформления имущества в собственность компании. Но представить подобную масштабную самодеятельность рядовых работников вряд ли возможно.

Поэтому весьма вероятно, что без участия хотя бы части руководства БТИ подобные акты изготовить было невозможно. Вопросы вызывает и позиция Росреестра, когда тот ставит на учет здания по адресам, по которым уже ранее значились строения, принадлежащие муниципалитету.

Конечно, перед глазами регистраторов новые планы тех инвентаризации, но это не значит, что нужно игнорировать интересы Саратова.

При этом есть сведения, что добычей проверяющих стали документы с вырванными листами, в частности о правах МО «Город Саратов» на недвижимое имущество, которое затем перешло в собственность сетевой компании. Не это ли свидетельство, что некие интересанты пытались замести следы своих операций по завладению недвижимостью? Впрочем, сделать это окончательно им это пока не удалось.

Исчезающая недвижимость

Судьбу выбывшей городской собственности куда наряднее можно проследить на конкретных примерах. Один из таких – участок на улице Магистральная дом №1. На этой земле фактически было расположено сразу три административных здания.

Все они активно использовались сначала городскими электросетями Саратова, а затем арендатором ЗАО «СПГЭС». Последнему в пользование имущество перешло по договорам аренды от 9 июля 1998 года и 18 марта 2002 года.

Основанием стало постановление саратовской администрации от 25 февраля 1998 года.

По заключенному договору арендатор получил землю вместе со зданиями в долгосрочную аренду до 2043 года.

Однако уже в 2007 году ЗАО «СПГЭС» в 2007 году направило в Управление Росреестра по Саратовской области заявление о государственной регистрации права собственности на эти строения.

В качестве основания указывалось, что объекты якобы построены компанией в период аренды земельного участка. В качестве подтверждения использовался акт осмотра вновь построенного здания, осуществленный представителями Бюро техинвентаризации.

Прокуратуре нужно взяться за бенефициаров ЗАО СПГЭС

фото: saratov.bezformata.com

И как ни странно, но заявление компании было удовлетворено. А здания были оформлены в качестве собственности ЗАО «СПГЭС». Но на этом история не заканчивается. После этого, уже в 2015 году, ЗАО «СПГЭС» обратилось в администрацию МО «Город Саратов» с заявлением о получении в собственность непосредственно земельного участка.

Так как ЗАО «СПГЭС» формально являлось собственником строений на участке, компания имела преимущественное право его приобретения. В итоге 29 сентября 2015 между ЗАО «СПГЭС» и администрацией МО «Город Саратов» был заключен договор купли-продажи.

Примечательна и сумма, за которую ушел ценный актив – обозначенная в контракте стоимость земельного участка составила за 15% от его кадастровой стоимости, составлявшей около 850 тыс. рублей.

Прокуратуре нужно взяться за бенефициаров ЗАО СПГЭС

фото: imenno.ru покойный экс-мэр Олег Грищенко

Круг возможных фигурантов данной схемы весьма обширен.

Это может могут быть сотрудники ЗАО «СПГЭС», в том числе и его бессменный на протяжении 10 лет руководитель Сергей Козин, Дмитрий Грищенко (сын покойного экс-мера Олега Грищенко), руководитель правового управления компании Светлана Андреева. Не стоит списывать со счетов и руководство городского БТИ в лице директора Владимира Малькова и юриста Дмитрия Кузьмина из Саратовского КУИ.

Но вероятно центральной фигурой этой схемы мог быть сам глава администрации МО «Город Саратов» Олег Грищенко.

Так как период его нахождения у руля руководства городом, администрация Саратова проиграла порядка 150 судебных процессов в результате которых городское имущество было передано в частные руки.

И представляется, что в ряде судов юристы мэрии занимали весьма пассивную позицию, просто не отстаивая полноценно интересы города, а наоборот позволяя имуществу муниципалитета утекать в частные руки.

Действуя по подобным схемам покойный мэр, а теперь его родственники могли заполучить имущество огромные активы. Например, помимо зданий и земли на улице Магистральной. Объекты имущества по улице Меловой. А пользоваться этими активами и извлекать из них прибыль могут уже его потомки, например, один из руководителей сетевой компании родной сын Дмитрий.

Источник

Депутат городской думы от ПАРТИИ ДЕЛА Олег Комаров подал запрос в прокуратуру о деятельности ЗАО «Саратовского предприятия городских электрических сетей»

Прокуратуре нужно взяться за бенефициаров ЗАО СПГЭС Прокуратуре нужно взяться за бенефициаров ЗАО СПГЭС Прокуратуре нужно взяться за бенефициаров ЗАО СПГЭС Прокуратуре нужно взяться за бенефициаров ЗАО СПГЭС

Как поясняет ведомство, в нарушение требований законодательства, в Сводном реестре муниципальной казны и в Реестре муниципальной собственности МО «Город Саратов» отсутствуют данные об имуществе, переданном городским КУИ в аренду ЗАО СПГЭС по договору аренды, подписанному 18 марта 2002 года. «Документы, подтверждающие учет объектов нежилого фонда, находящихся в аренде ЗАО Саратовское предприятие городских электросетей, в Сводном реестре объектов муниципальной казны, а также осуществление Комитетом мероприятий, направленных на выявление фактического наличия указанного имущества, проведение инвентаризации, отсутствуют», — говорится в ответе депутату за подписью зампрокурора города Михальчука.

Нынешний глава Саратова Михаил Исаев получил прокурорское представление об устранении нарушений по факту непринятия мер. Однако меры эти, по-хорошему, должны были быть приняты уже давным-давно — любым из предшественников Исаева.

Если верить словам чиновников, инвентаризация имущества все-таки шла, правда, ни шатко ни валко. На заседании гордумы в октябре 2020 года глава КУИ Светлана Чеконова заявила, что процесс завершен на 60% и на оставшиеся 40% требуется потратить еще 30 млн рублей. Правда, этот процент и эта сумма фигурируют в отчетах мэрии не первый год.

Читайте также:  Банкротство физических лиц – первые итоги

О привилегированном положении ЗАО СПГЭС говорилось много раз. Компания пользуется городским электрохозяйством в режиме максимального благоприятствования, а арендные ставки — предельно низкими. Выручающая в год больше 3 млрд рублей компания платит городу за сетевое хозяйство 25,3 млн рублей в год.

Год назад СПГЭС угодило под уголовное дело по части 2 пункт «б» статьи 165 УК РФ — причинение имущественного ущерба собственнику в особо крупном размере путем обмана или злоупотребления доверием. Заводилось оно по инициативе прокуратуры Саратовской области из-за того, что ЗАО не вовремя перечислило 173,2 млн рублей в ПАО «Россети Волга».

В ходе прокурорской проверки выяснилось, что так и неизвестно, чем конкретно СПГЭС пользуется, начиная с 2002 года, и за что платит в городскую казну. В аренду муниципальные подстанции и сети брались на 43 года. Всего 14 672 объекта на сумму 370,3 млн рублей, в том числе 1314 объектов недвижимости на 148,4 млн. Инвентаризация этой матчасти, как говорится в данных прокурорской проверки, не закончена до сих пор. Из содержания договора аренды, который изучала прокуратура, и других документов ЗАО, оказалось невозможным определить, что именно перешло в распоряжение СПГЭС по этому договору. Расходы на аренду имущества определяются исходя из величины амортизации, налога на имущества и других обязательных платежей, которые вносит арендатор. Основы ценообразования в области регулируемых тарифов в электроэнергетики, как они установлены постановлением правительства РФ от 29 декабря 2011 года № 1178, разрешают определять и пересматривать тарифы на передачу электричества тому поставщику, который отвечает критериям территориальной сетевой организации.

«Таким образом, у ЗАО СПГЭС отсутствуют законные основания для использования имущества, определенного в договоре аренды от 18.03.2002 № 152/5, для целей тарифного регулирования», — заключает прокуратура.

Как следствие, региональный комитет по тарифам необоснованно учел расходы на аренду имущества при определении тарифов, а капиталовложения в него — как источник финансирования инвестиционной программы. Претензии к СПГЭС есть не только у прокуратуры. В прошлом году свою лепту в распутывание этого клубка проводов внесли чекисты. УФСБ по Саратовской области выяснило, что в распоряжение ЗАО через фальсификацию документов и введение в заблуждение неизвестных чиновников ушло более 2 тысяч км. метров муниципальной собственности, и завело уголовное дело о крупном мошенничестве — по части 3 статьи 159 УК РФ.

Напомним, что 2016 году компанией была сделана попытка несанкционированной приватизации городских электросетевых объектов. СПГЭС решило, что арендовать подстанции предприятию мало, а нужно еще и получить под ними землю в свое распоряжение.

От признания прав на землю до получения в собственность расположенных на ней объектов — один шаг. Такой поворот дел очень не понравился прокуратуре, которая пресекла муниципальному имуществу путь в частные руки.

Однако о ходе расследования уголовного дела с прошлой осени ничего не слышно.

Полностью материал читайте на сайте портала «Бизнес-Вектор» Источник фото: «Бизнес-Вектор»

Приватизация СПГЭС

Дело экс-председателя городского комитета по имуществу Дмитрия Кузьмина отправлено в суд.

Ему вменяется незаконная передача в собственность ЗАО «СПГЭС» трансформаторных подстанций и распределительных пунктов. Компания уже фигурирует не в одном уголовном деле, ею интересуется и генпрокуратура РФ. А гордеп Олег Комаров напоминает про инвентаризацию арендуемого ей муниципального имущества.

Как сообщает СУ СКР по Саратовской области, предварительное следствие в отношении Дмитрия Кузьмина завершено. Он обвиняется в превышении должностных полномочий. По версии правоохранителей, в 2011 году он подписал распоряжение, которым из муниципальной собственности Саратова был исключен целый ряд подстанций и распределительных пунктов, которые затем перешли в частную собственность.

Прокуратуре нужно взяться за бенефициаров ЗАО СПГЭС

Кузьмин родился в 1980 году, окончил СГАП по специальности «юрист», долгое время проработал в городском комитете по имуществу, в территориальном управлении Росимущества.

Затем вновь вернулся в КУИ, сначала зампредом, а в октябре 2009 году сити-менеджер Вячеслав Сомов назначил его и.о. председателя.

Занимавший это кресло Александр Афонин за день до этого был задержан по подозрению в получении взятки в 130 тысяч рублей.

Когда именно в отношении Кузьмина было возбуждено уголовное дело, неизвестно, но тогда его действия квалифицировались как превышение полномочий с существенным ущербом, что грозило максимум четырьмя годами тюрьмы. Однако, чиновнику и этого, видимо, показалось достаточным, потому что он скрылся из города.

И только в 2015 его вместе с экс-сити-менеджером Александром Прокопенко объявили в международный розыск. Как тогда отметил зампрокурора Саратовской области Вячеслав Симшин, говоря о Кузьмине, «там какие-то поддельные печати». Производство по делу было приостановлено.

Прокуратуре нужно взяться за бенефициаров ЗАО СПГЭС

Однако в конце января 2020 года Дмитрий Кузьмин явился-таки к следователю и был сразу же помещен под арест в СИЗО. Теперь к его статье добавился подпункт, а деяние повлекло уже тяжкие последствия.

И экс-чиновнику грозит от 3 до 10 лет тюрьмы. Срок давности по делу Кузьмина составляет 10 лет, однако так как обвиняемый бегал от следствия, срок давности считается с момента задержания или его явки.

Где все это время скрывался Кузьмин, почему спустя 5 лет решил явиться к следствию и на что рассчитывает сейчас — остается загадкой.

Впрочем, его бывший коллега Александр Прокопенко действовал по такой же схеме и сейчас находится под домашним арестом.

Не исключено, что к этому Кузьмина подтолкнула смерть экс-мэра Саратова Олега Грищенко, чью семью называли номинальным владельцем ЗАО «СПГЭС», а также начатая в регионе деприватизация.

Любопытно, что ущерб, причиненный бюджету, — 35,6 млн рублей — оказался погашен. Кем и когда, следствие не раскрывает, однако невольно возникает вопрос, откуда у беглого чиновника такие деньги. Тем более, что вины своей Дмитрий Кузьмин до сих пор не признал. 

Напомним, что в прошлом году прокуратура и ФСБ заподозрили ЗАО «СПГЭС» в мошенничестве.

Летом областная прокуратура заподозрила электросетевую компанию в выводе средств потребителей через виргинский офшор. Тем самым, по версии следствия, понесла 150-миллионный ущерб компания, продающая электричество СПГЭС — ПАО «МРСК Волги».

В октябре дело о мошенничестве возбудило УФСБ. Чекисты установили, что в распоряжение ЗАО утекло более 2 тысяч кв.метров муниципальных объектов. Провернуло это ЗАО путем фальсификации документов и введением в заблуждение сотрудников мэрии.

Идет ли в данном случае речь как раз о Дмитрии Кузьмине и «поддельных печатях» — неизвестно. Хотя сдавшийся в январе 2020 года экс-чиновник вполне мог рассказать следователям что-то, ставшее основанием для возбуждения уголовного дела и в отношении СПГЭС.

Напомним, СПГЭС занимается обслуживанием городских трансформаторных подстанций и электролиний, которые арендует, поставкой электричества потребителям, а также техническим присоединением абонентов. Компанию принято было считать активом экс-главы Саратова Олега Грищенко, перешедшим после его смерти к близкому окружению градоначальника.

По факту открытого владения и праву приобретательной давности компания пыталась отсудить у мэрии электросетевые активы и землю под подстанциями.

С 2016 года такие иски шли в арбитраж уже валом, параллельно областная прокуратура засыпала исками СПГЭС и мэрию, не отдавая муниципальное имущество в частные руки.

Похоже, именно эти обстоятельства и легли в основу возбужденного ФСБ уголовного дела.

Имущество ЗАО и вообще, отношения данной компании с городской мэрией давно вызывают массу вопросов. Муниципальные сети и подстанции арендуются по демпинговым ценам. В 2005 году плату для ЗАО снизили со 103 млн до 24 млн рублей в год и с тех пор больше не повышали.

В прошлом году после бурных дебатов, инициированных в том числе депутатом гордумы Саратова Олегом Комаровым, вопрос о методе расчета арендной ставки рассмотрели на Думе, в результате чего аренда муниципального имущества могла обойтись СПГЭС в 48 млн рублей. Хотя Комаров посчитал, что она должна составлять минимум 117 млн рублей. А коммунист Дмитрий Сорокин заявлял, что есть желающие платить за аренду и 360 млн рублей. 

И до сих пор открытым остается вопрос о проведении инвентаризации сданного в аренду ЗАО имущества. По оценке чиновников, на это потребуется порядка 30 млн рублей и они до сих пор не найдены в бюджете. Хотя, считает Олег Комаров, инвентаризация может принести гораздо больше. 

— Если инвентаризации нет, как же могли определить методику расчета арендной платы? — недоумевает депутат. — Почему это не проверяет ни прокурор города, ни прокурор области? 

По мнению Олега Комарова, прокуратура города Саратова по поводу законности установления для компании арендной платы за городское электрохозяйство дала неоднозначный ответ. Депутат направил обращение уже в прокуратуру Саратовской области.

Но если и подчиненные Сергея Филипенко не отреагируют на ситуацию с арендатором, который много лет на самых льготных условиях распоряжается не прошедшим инвентаризацию имуществом, но исправно выставляет горожанам тарифы, все письма пойдут уже в Генпрокуратуру РФ.

Что касается Дмитрия Кузьмина, то сохранять оптимизм в сложившейся ситуации ему поможет история его последовательницы, также экс-главы КУИ Елены Салеевой. Проходящая по делу о превышении полномочий и получении взятки чиновница в апреле этого года была полностью оправдана. 

Справка «БВ»: ЗАО «СПГЭС» зарегистрировано в 1993 году, основной вид деятельности — передача электроэнергии и техприсоединение к распределительным электросетям. Сергей Козин является гендиректором предприятия с 2010 года. По данным сервиса www.list.

Читайте также:  Проблемы правоприменения: зачет после уступки требования

org за 2013 год у ЗАО, уставной капитал которого составляет 9,1 млн рублей, 28 учредителей, среди которых 5 юрлиц (62%), 22 гражданина (23%) и один номинальный владелец (видимо, упомянутый офшор, 14,3%).  Выручка компании за 2019 год составила 3,5 млрд рублей, что ниже предыдущего года, когда компания заработала 3,7 млрд рублей.

Чистая прибыль упала с 51,7 млн рублей до 14,3 млн рублей. В 2020 году компания выручила и того меньше — 3,4 млрд рублей, чистая прибыль — 14 млн рублей. 

Саратовской компании указали на офшор: юрист рассказал, почему прокуратуре нужно взяться за бенефициаров ЗАО СПГЭС

Прокуратуре нужно взяться за бенефициаров ЗАО СПГЭСВ отношении саратовской электросетевой компании ЗАО «СПГЭС» (Саратовское предприятие городских электрических сетей) возбуждено уголовное дело. Областная прокуратура подозревает ее в выводе средств, полученных от потребителей, через виргинский оффшор.

Тем самым, считают в прокуратуре, был нанесен имущественный вред другой электросетевой компании, продающей электроэнергию СПГЭС — ПАО «МРСК Волги» (входит в ПАО «Россети»), на сумму 150 млн рублей.

Директор ЗАО Сергей Козин в комментарии «Ъ» назвал это «полным бредом». Саратовский же юрист Андрей Ларин, считает правильной позицию прокуратуры и предлагает ей с пристрастием допросить не только генерального директора, но и всех учредителей.

Источник «Коммерсанта» в ПАО «Россети» утверждает, что отношения с СПГЭС у МРСК всегда складывались непросто: саратовская компания оплачивала договоры поставки электроэнергии исключительно по итогам арбитражных судов. И, например, только в этом году МРСК направило в суд пять исков на общую сумму 185,3 млн рублей, а в прошлом году выиграло 13 дел на сумму 58,7 млн рублей.

Областная прокуратура, проведя проверку в рамках работы по декриминализации, считает, что невыплаченные МРСК средства – 150 млн рублей – у СПГЭС имеются. И даже больше: анализ финотчетности компании показал, что только в этом году ЗАО заработало более 1,5 млрд рублей.

Версия о выводе средств в оффшор, видимо, связана с одним из акционеров и бенефициаров ЗАО —  холдингом Drenfield Holding LTD, зарегистрированным на Британских Виргинских островах. По мнению прокуратуры, это «может свидетельствовать, в том числе, о незаконном выводе денежных средств за пределы РФ».

По итогам проверки в ГУ МВД Саратовской области возбуждено уголовное дело по факту «причинения имущественного ущерба собственнику путем обмана, при отсутствии признаков хищения, причинившее особо крупный ущерб».

Сергей Козин, в свою очередь, отмечает, что за 15 лет его работы «ни разу ни копейки никуда не выводилось». Об уголовном деле он узнал из СМИ, хотя вчера следователи уже произвели выемку документов на предприятии. 

— Не вижу оснований для возбуждения уголовного дела. Это текущие долги, обычные хозяйственные отношения двух субъектов,- прокомментировал он ситуацию на страницах издания.

В Саратове ЗАО СПГЭС традиционно считается активом бывшего главы города Олега Грищенко. Компания арендует муниципальные сети и подстанции по демпинговым ценам: с 2005 году арендная платы для ЗАО была снижена с 103 млн до 24 млн рублей в год и до сих пор остается на этом уровне. 

Более того — по факту открытого владения и праву приобретательной давности ЗАО начало высуживать у мэрии электросетевые активы, землю под подстанциями и т.п. Избежать этого удалось только благодаря вмешательству областной прокуратуры и ТУ Росимущества. Хотя страсти вокруг имущества все не утихают.  

Глава юридической фирмы «АргументЪ» Андрей Ларин считает, что возбуждение уголовного дела – абсолютно логичный и целесообразный шаг и удивлен, что Росмониторинг, контролируя все платежи свыше 600 тыс. рублей, раньше не отреагировал на вывод денег.  Тем более компанией, которая владеет стратегическими для Саратова объектами ЖКХ.

– Очень странно, что у СПГЭС есть иностранный собственник, — отметил он, подчеркнув, что компании с такими бенефициарами заслуживают пристального внимания.

— Офшорные юрисдикты существуют не только потому, что это низконалоговые зоны, а еще и потому, что невозможно вычислить, кому принадлежит реальный счет.

Это может быть кто угодно – чиновник, близкий к СПГЭС, кто-то из его руководства, — рассказал юрист.

По его мнению, необходимо тщательно проверить, по каким основаниям, сделкам выводятся деньги.

—  Если это дивиденды – их распределяют на собрании учредителей с учетом финансового состояния компании. И если это была общая воля учредителей, то нужно смотреть, на каком основании они принимали такое решение в ущерб плану развития компании. В поле зрения правоохранителей должен попасть не только руководитель СПГЭС, но и все учредители, — считает руководитель юридического бюро.

Отвечая на вопрос о том, можно ли рассматривать уголовное дело как инструмент давления на ЗАО в контексте долгов МРСК, Андрей Ларин ответил, что «можно строить различные гипотезы, в том числе и эту, но формально между МРСК и прокуратурой никакой связи нет». Скорее это уголовное дело – следствие общегосударственного тренда на деофшоризацию российской экономики.

Глава консалтинговой компании «Бриикс» Юрий Пужалин отмечает, что раньше наличие иностранного учредителя «было фактически законно», но сейчас это все стало гораздо строже.

— Нашей экономике оффшоры совершенно невыгодно. Да, иногда оттуда деньги возвращаются в виде инвестиций в какие-то предприятия, но все страны борются с оттоком денежных средств. Тем более, что здесь играет свою роль и политика – все оффшоры принадлежат англосаксам, что позволяет ряду стран оказывать давление на крупный бизнес, — отметил Пужалин.

Он привел в пример своих клиентов, которым после отправки денег на Кипр запретили доступ в это государство и они не смогли воспользоваться своими финансами.

При этом, считает глава «Бриикс», регулируя эту сферу государство должно придерживаться политики кнута и пряника, не только ужесточая офшорное законодательство, но и гарантируя инвестиционную привлекательность и юридическую целостность вложений в России.

Справка «БВ»: ЗАО «СПГЭС» зарегистрировано в 1993 году, основной вид деятельности — передача электроэнергии и техприсоединение к распределительным электросетям. Сергей Козин является гендиректором предприятия с 2010 года. По данным сервиса www.list.

org за 2013 год у ЗАО, уставной капитал которого составляет 9,1 млн рублей, 28 учредителей, среди которых 5 юрлиц (62%), 22 гражданина (23%) и один номинальный владелец (видимо, упомянутый офшор, 14,3%).  Выручка компании за 2019 год составила 3,5 млрд рублей, что ниже предыдущего года, когда компания заработала 3,7 млрд рублей.

Чистая прибыль упала с 51,7 млн рублей до 14,3 млн рублей.

Миллионы запутались в электросетях

В Саратовской области следственное управление СКР возбудило уголовное дело по факту причинения имущественного вреда ПАО «МРСК Волги» (входит в ПАО «Россети»). Следствие считает, что ЗАО СПГЭС не оплатило сетевой компании более 150 млн руб., хотя имело для этого достаточно средств.

В прокуратуре Саратовской области полагают, что ЗАО могло выводить полученные от потребителей средства через офшор на Виргинских островах.

Гендиректор ЗАО СПГЭС Сергей Козин говорит, что не видит причин для возбуждения уголовного дела, а долги перед сетевой компанией называет «обычными хозяйственными отношениями».

Прокуратура Саратовской области выявила факты причинения крупного финансового ущерба ПАО «МРСК Волги» «Саратовским предприятием городских электрических сетей» (ЗАО СПГЭС).

В ходе проверки, проведенной по поручению прокурора Саратовской области Сергея Филипенко в рамках работы по декриминализации сферы ТЭК, надзорный орган установил, что ЗАО СПГЭС не исполнило свои обязательства по оплате услуги по передаче электроэнергии на сумму более 150 млн руб.

При этом, как отмечают в областной прокуратуре, анализ расходов ЗАО СПГЭС «свидетельствует об их достаточности для перечисления межрегиональной электросетевой компании». По данным областной прокуратуры, только в этом году ЗАО получило доход, превышающий 1,5 млрд руб., часть из которых направлена на увеличение активов предприятия и капитализацию.

В областной прокуратуре также отметили, что одним из акционеров и бенефициаров ЗАО СПГЭС является холдинг Drenfield Holding LTD, зарегистрированный на Британских Виргинских островах, что «может свидетельствовать, в том числе, о незаконном выводе денежных средств за пределы РФ».

«Незаконные действия предприятия Саратова влекут за собой невозможность надлежащего исполнения обязательств перед другими территориальными сетевыми организациями региона, поддержания стабильного финансового состояния поставщика, покрытия им расходов по содержанию и эксплуатационному обслуживанию электросетевого хозяйства»,— отмечают в ­прокуратуре.

Материалы проверки были направлены в следственные органы. По результатам их рассмотрения следователями ГУ МВД по Саратовской области возбуждено уголовное дело по п. «б» ч. 2 ст. 165 УК РФ («причинение имущественного ущерба собственнику путем обмана, при отсутствии признаков хищения, причинившее особо крупный ущерб»).

За какой срок накопился долг СПГЭС перед сетевой компанией, следствие не уточняет. В ПАО «МРСК Волги» вчера не смогли ответить на запрос „Ъ“.

Читайте также:  Прожиточный минимум увеличится до 6643 руб в целом по россии

Источник „Ъ“ в ПАО «Россети» сообщил, что ЗАО СПГЭС — одна из организаций, оплачивающих договоры о поставке электроэнергии исключительно на основании судебных решений.

Только в этом году «МРСК Волги» направило в Арбитражный суд Саратовской области пять исков о взыскании средств за услуги по передаче электроэнергии на 185,3 млн руб.: 123,9 млн руб.— за март этого года, 57,4 млн руб.— февраль, 1,5 млн руб.— конец февраля — начало марта, 2,5 млн руб.

— конец января — начало февраля этого года. В прошлом году «МРСК Волги» выиграло у СПГЭС 13 дел на 58,7 млн руб.

По данным kartoteka.ru, выручка ЗАО СПГЭС за 2018 год составила 3,72 млрд руб., чистая прибыль — 66 млн руб. Кредиторская задолженность ЗАО на конец 2018 года составила 544 млн руб. (дебиторская — 541,2 млн руб.). Данных за 2019 год пока нет.

Гендиректор ЗАО СПГЭС Сергей Козин сказал „Ъ“, что не видит оснований для возбуждения уголовного дела. «Это текущие долги, обычные хозяйственные отношения двух субъектов»,— отметил он.

Об уголовном деле, по словам господина Козина, он узнал из СМИ, вчера на предприятие пришли следователи, которые произвели выемку документов. Подозрения прокуратуры о выводе средств ЗАО в офшор Сергей Козин назвал «полным бредом».

«Я руковожу предприятием 15 лет, ни разу ни копейки никуда не выводилось»,— заявил он „Ъ“.

Сергей Петунин

За бенефициаров ответят. Что нужно знать о новых правилах раскрытия владельцев

31 июля правительство России выпустило постановление, которым утвердило правила представления юридическими лицами информации о своих бенефициарных владельцах и принятых мерах по установлению в отношении своих бенефициарных владельцев сведений (далее — «правила раскрытия»), предусмотренных федеральным законом «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», по запросам уполномоченных органов государственной власти.

Согласно правилам раскрытия, запросить информацию о бенефициарном владельце у юридического лица смогут только ФНС России и Росфинмониторинг как в электронной форме — по телекоммуникационным каналам связи через операторов электронного документооборота, так и на бумажном носителе. При этом в случае электронной коммуникации Росфинмониторинг для этого будет использовать информационно-технологическую и коммуникационную инфраструктуру ФНС России.

«При получении запроса юридическое лицо представляет сведения о бенефициарных владельцах в течение 5 рабочих дней со дня получения запроса. Сведения о бенефициарных владельцах представляются по состоянию на дату, указанную в запросе».

Интересно, что правила составлены таким образом, чтобы юридическим лицам стало более интересным направлять ответ именно по телекоммуникационным каналам связи через оператора, а не на оптическом или цифровом носителе информации с приложением сопроводительного письма на бумажном носителе.

Так, например, ответ юридического лица на запрос может быть не принят, если на сопроводительном письме отсутствует подпись лица, уполномоченного подписывать ответ на запрос, или если повреждение или дефект оптического или цифрового носителя информации не позволяет прочесть содержимое электронного сообщения.

В случае обнаружения юридическим лицом неполноты, неточностей или ошибок в ранее представленных сведениях о бенефициарных владельцах правила разрешают юридическому лицу не позднее 3 рабочих дней со дня их обнаружения повторно направить откорректированные сведения. Что, вероятно, должно исключать применение административной ответственности.

Важно напомнить, что обязанность у юридических лиц по раскрытию информации о своих бенефициарных владельцев появилась уже с 21 декабря 2016 года.

Понятие «бенефициарный владелец» появилось в законе в целях выполнения рекомендаций группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денежных средств и финансированием терроризма (ФАТФ).

Закон для целей исполнения обязанности по раскрытию под бенефициарным владельцем понимает «физическое лицо, которое в конечном счете прямо или косвенно (через третьих лиц) владеет (имеет преобладающее участие более 25% в капитале) юридическим лицом либо имеет возможность контролировать его действия».

Интересно, что закон не определяет, что понимается под возможностью контролировать действия юридического лица.

В этом помочь ему может Налоговый кодекс, согласно которому осуществлением контроля над организацией признается оказание или возможность оказывать определяющее влияние на решения, принимаемые этой организацией в отношении распределения полученной организацией прибыли (дохода) после налогообложения в силу прямого или косвенного участия в такой организации, участия в договоре (соглашении), предметом которого является управление этой организацией, или иных особенностей отношений между лицом и этой организацией и (или) иными лицами.

  • С 21 декабря 2016 года юридическое лицо обязано:
  • 1) регулярно, но не реже одного раза в год обновлять информацию о своих бенефициарных владельцах и документально фиксировать полученную информацию;
  • 2) хранить информацию о своих бенефициарных владельцах и о принятых мерах по установлению в отношении своих бенефициарных владельцев сведений.

Для этих целей юридическое лицо вправе запрашивать у физических и юридических лиц, являющихся учредителями или участниками данного юридического лица или иным образом контролирующих его, информацию, необходимую для установления своих бенефициарных владельцев.

А физические и юридические лица, являющиеся учредителями или участниками юридического лица или иным образом контролирующие его, в свою очередь, обязаны представлять данному юридическому лицу имеющуюся у них информацию, необходимую для установления его бенефициарных владельцев.

При этом, согласно закону передача такой информации не является нарушением российского законодательства о персональных данных.

В отношении физических лиц следует предоставить фамилию, имя, а также отчество (если иное не вытекает из закона или национального обычая), гражданство, дату рождения, реквизиты документа, удостоверяющего личность, данные миграционной карты, документа, подтверждающего право иностранного гражданина или лица без гражданства на пребывание (проживание) в Российской Федерации, адрес места жительства (регистрации) или места пребывания, идентификационный номер налогоплательщика (при его наличии).

Если же в результате принятия предусмотренных законом мер по идентификации бенефициарных владельцев бенефициарный владелец не выявлен, бенефициарным владельцем может быть признан единоличный исполнительный орган клиента.

В случае, если юридическое лицо не может установить своего бенефициарного владельца и приняло все доступные меры для того, чтобы установить соответствующие сведения относительно него, то такое юридическое лицо, в случае получения запроса уполномоченных органов государственной власти, должно представить информацию о принятых мерах по установлению сведений о своих бенефициарных владельцах. Так, согласно официальному информационному сообщению Росфинмониторинга «документами, подтверждающими принятие мер, могут являться вышеуказанные запросы учредителям (иным контролирующим лицам) и ответы на них».

  1. Стоит заметить, что обязанность по раскрытию информации о своих бенефициарных владельцев не распространяется на следующих лиц:
  2. 1) органы государственной власти, иные государственные органы, органы местного самоуправления, учреждения, находящиеся в их ведении, государственные внебюджетные фонды, государственные корпорации или организации, в которых Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, либо муниципальные образования имеют более 50 процентов акций (долей) в капитале;
  3. 2) международные организации, иностранные государства или административно-территориальные единицы иностранных государств, обладающие самостоятельной правоспособностью;
  4. 3) эмитентов ценных бумаг, допущенных к организованным торгам, которые раскрывают информацию в соответствии с законодательством о ценных бумагах;
  5. 4) иностранные организации, ценные бумаги которых прошли процедуру листинга на иностранной бирже, входящей в перечень, утвержденный Банком России;
  6. 5) иностранные структуры без образования юридического лица, организационная форма которых не предусматривает наличия бенефициарного владельца, а также единоличного исполнительного органа.
  7. При этом закон аналогично Налоговому кодексу в 2015 году ввел понятие «иностранная структура без образования юридического лица», под которой понимается «организационная форма, созданная в соответствии с законодательством иностранного государства (территории) без образования юридического лица (в частности, фонд, партнерство, товарищество, траст, иная форма осуществления коллективных инвестиций и (или) доверительного управления), которая в соответствии со своим личным законом вправе осуществлять деятельность, направленную на извлечение дохода (прибыли) в интересах своих участников (пайщиков, доверителей или иных лиц) либо иных выгодоприобретателей».
  8. Таким образом, иностранный траст с бенефициарными владельцами также включен в число лиц обязанных раскрывать своих бенефициарных владельцев по запросу российских юридических лиц.

В постановлении правительство поручило ФНС России и Росфинмониторингу разработать и утвердить ведомственные правовые акты необходимые для применения правил раскрытия до 27 января 2018 года.

Таким образом, до утверждения уполномоченными российскими органами конкретного порядка и форматов запросов и их ответов российским юридическим лицам следует обеспечить исполнение своих обязанностей по закону в части принятия исчерпывающих мер по установлению сведений о своих бенефициарных владельцах.

За неисполнение юридическим лицом обязанностей по установлению, обновлению, хранению и представлению информации о своих бенефициарных владельцах предусмотрена административная ответственность в виде штрафа для должностных лиц до 40 000 рублей, а для юридических лиц — до 500 000 рублей.

Заинтересованным лицам также следует принять во внимание, что Верховный суд в определении от 17 июля 2017 года № 302-КГ17-8315 разрешил налоговым инспекторам осматривать рабочие компьютеры сотрудников проверяемых налогоплательщиков в ходе выездных налоговых проверок.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *