«русагро» и «солнечные продукты» спели дуэтом: суд посчитал банкротство активов агрохолдинга договоренностью собственников

«Русагро» и «Солнечные продукты» спели дуэтом: суд посчитал банкротство активов агрохолдинга договоренностью собственников

  • АО «Холдинг «Солнечные продукты» вслед за входящими в него предприятиями намерено подать иск о банкротстве в рамках сделки с «Русагро».
  • Уведомление размещено на сайте Единого федерального реестра юридически значимых сведений о фактах деятельности юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и иных субъектов экономической деятельности.
  • Об этом же сообщается и в уведомлении АО «Солнечные продукты — масло».
  • Причина в обоих случаях — невозможность исполнения денежных обязательств перед Россельхозбанком и «Русагро».
  • Ранее аналогичные заявления сделали входящие в холдинг торговый дом «Солнечные продукты», Аткарский маслоэкстракционный завод, «Элеваторхолдинг», «Волжский терминал» (включает МЭЗ, речной отгрузочный терминал и элеватор) и агропредприятие «Новопокровское» (Саратовская область).

В конце ноября 2018 года ГК «Русагро» сообщила, что выкупила долг «Солнечных продуктов» перед Россельхозбанком на 34,7 млрд рублей. Оплата приобретенных прав будет осуществлена в рассрочку. Приобретенный долг составляет более 80% от общей внешней долговой нагрузки группы «Солнечные продукты». Долг обеспечен залогом всех основных активов компании.

«Русагро» планирует реализовать приобретенные права требования и приобрести часть активов группы «Солнечные продукты» для создания крупнейшей масложировой компании в России», уточнялось в сообщении.

Между тем, часть активов холдинга группа намерена продать.

Как сообщается в материалах ФАС, в антимонопольное ведомство поступило ходатайство от ООО «ОтрадаАгро» (структура «Русагро») о согласии на получение в собственность основных производственных средств АО «Масложиркомбинат «Армавирский» (входит в холдинг «Солнечные продукты»).

Одновременно ООО «Невинномысский маслоэкстракционный завод» направило в ФАС ходатайство о согласии на получение в собственность основных производственных средств ООО «ОтрадаАгро».

«Невинномысский маслоэкстракционный завод» принадлежит группе «Ресурс», которая является одним из ведущих производителей мяса птицы в РФ.

В начале октября прошлого года «Русагро» сообщила, что приобрела право на покупку контрольного пакета акций компании Quartlink Holding Limited, владеющей холдингом «Солнечные продукты», который, по данным его сайта, является вторым игроком в России по объему производства сырого подсолнечного масла, занимает третье место на рынке фасованного маргарина и четвертое — на рынке майонеза. Кроме того, компания является лидером в производстве хозяйственного мыла.

Глава «Русагро» Максим Басов сообщал, что долг «Солнечных продуктов» составляет 40 млрд рублей. «Стратегия «Русагро» — реструктурировать долг, активы, затем купить эти активы один за другим, как мы сделали это в случае с «Разгуляем». Большинство активов «Солпро» привлекательны, очень высокого качества, но некоторые — нет. Это будет долгий процесс», — сообщал он.

В 2018 году выручка масложирового бизнеса «Русагро» выросла на 35%, до 26,2 млрд рублей. Продажи майонеза и маргарина сократились на 18%, до 48 тыс. тонн и 29 тыс. тонн соответственно. Продажи бутилированного масла увеличились почти в 5 раз, до 97 тыс. тонн, масла наливом — на 12%, до 168 тыс. тонн.

«Русагро» также является вторым по величине производителем сахара в России, четвертым — свинины (по данным Национального союза свиноводов). Группа объединяет более 35 сельхозпредприятий, 9 сахарных заводов, маслоэкстракционный завод и жировой комбинат, контролирует 686 тыс. га земли.

Основным владельцем холдинга является семья его основателя — Вадима Мошковича, которой принадлежит 71,9%. Генеральный директор «Русагро» М.Басов владеет 7,3%. Free float составляет 20,8%.

«РУСАГРО» И «СОЛНЕЧНЫЕ ПРОДУКТЫ» СПЕЛИ ДУЭТОМ: СУД ПОСЧИТАЛ БАНКРОТСТВО АКТИВОВ АГРОХОЛДИНГА ДОГОВОРЕННОСТЬЮ СОБСТВЕННИКОВ

На прошлой неделе cуд частично отменил решение первой инстанции, признавшей «Волжский терминал» банкротом по упрощенной процедуре с введением конкурсного производства и включением в число требований кредиторов претензий на 608 млн рублей от ГК «Русагро». При этом были сделаны выводы, что Вадим Мошкович и владелец «Солнечных продуктов» Владислав Буров изначально действовали сообща, а само банкротство было контролируемым.

Об этом сообщает Руспрес

Мотивировочная часть постановления апелляционного суда, напоминающая по объёму романы Толстого, а по напряженности — триллер, была обнародована 21 января. Судебный акт от 29 июля 2019 года оспаривался кредиторами «Волжского терминала» из числа агрохозяйств, включая крупную фирму ООО «Синко Трейд» (аграрный актив самарской группы «Синко»).

Откуда уши растут

В мотивировочной части судебного документа подробно вскрыта схема, по которой Вадим Мошкович собирался разобраться со всем холдингом «Солнечные продукты».

Претензия на 608 млн рублей (а с неё начинались все банкротства активов агрохолдинга) выросла из договора об открытии кредитной линии, который подписали 10 августа 2017 года «Россельхозбанк» и ООО «Торговый дом «Солнечные продукты». «Волжский терминал» выступал поручителем по кредиту.

31 октября уже 2018 года «Россельхозбанк» и ТД «Солнечные продукты» подписывают дополнительное соглашение, по которому проценты по кредиту, 4 млн рублей, уплачиваются не позднее 30 ноября. Но за день до этой даты «Россельхозбанк» продает право требования долга у «Солнечных продуктов» группе «Русагро». И тут начинается странное.

Как следует из документов суда, с 30 ноября входящие в состав «Солнечных продуктов» компании перечислили в пользу компаний «Русагро» 3,2 млрд рублей в счёт долгов по кредитам. В том числе 518,4 млн рублей поступило от «Волжского терминала».

И единственным кредитным договором, по которому он не заплатил ни копейки, был тот самый, от 10 августа, по 600-миллионной кредитной линии.

Это и дало повод для подачи банкротного иска, сумма его в 608 млн рублей — это долг плюс проценты, набежавшие с октября по ноябрь.

Подавшие апелляцию кредиторы строили свою позицию на том, что холдинг «Солнечные продукты», куда входит «Волжский терминал» и группа «Русагро» являются аффилированными лицами, так обстоят дела с октября 2018 года (когда группа скупила у холдинга не только долги, но и акции контролирующей его кипрской компании). Кроме того, финансирование покупки прав требования шло фактически за счёт дохода «Русагро» от пользования имуществом «Солнечных продуктов», в том числе и «Волжского терминала».

И наконец главное — банкротство всех активов агрохолдинга кредиторы посчитали очевидно контролируемым и осуществляемым в интересах «Русгаро», которая хотела использовать имущество холдинга в своих производственных процессах ещё до завершения процедуры и изменить структуру расходов предприятий, исходя из собственных бизнес-процессов.

12 ААС с доводами апеллянтов согласился, указав также на правоприменительную практику ВС РФ, определяющую ориентиры для исследования вопросов аффилированности участников хозяйственного оборота. На основе определения Верховного суда от 15 июня 2016 года, апелляционная инстанция приходит к выводу, что у «Русагро» и «Волжского терминала» на лицо и юридическая, и фактическая аффилированность.

Офшор, ещё офшор

Особого внимания заслуживают фигурирующие в деле кипрские офшоры, связанные с активами «Солнечных продуктов» и «Русагро». На момент покупки права требования долга «Волжский терминал» принадлежал ООО Э.Х. До марта 2019 года данная компания принадлежала кипрской фирме Quartlink Holding Limited.

А в октябре 2018 года «Русагро» сообщила о том, что её компания RosAgro PLCприобрела право на покупку контрольного пакета акций Quartlink Holding Limited, владеющей холдингом «Солнечные продукты» в составе трёх масложировых комбинатов — в Москве, Саратове и Новосибирске и трёх маслоэкстрационных заводов — в Аткарске, Армавире и Балакове.

Правда, представители «Русагро» в суде утверждали, что опциональное соглашение на покупку 85% акций было заключено, но сами акции не приобретались. Но кредиторы Волжского терминала напомнили, что «Русагро» приобрела корпоративный контроль над другим офшором, Worthwell Limited, который как раз владел акциями Quartlink Holding Limited.

Единственный участник второго офшора — трастовая компания Fiduciana Nominees, оказывающая бухгалтерские услуги.

По мнению заявителей, она оказывает «Русагро» услуги по номинальному владению акциями всех офшоров — Worthwell Limited, Quartlink Holding Limited и RusAgro PLC.

Тем более, что директор фирмы Fiduciana Nominees Анна Хоменко, руководит и фирмой RusAgro PLC, а значит — подчинена её акционерам.

«Проанализировав позицию апеллянтов и возражения ООО «ГК «Русагро», суд апелляционной инстанции соглашается с доводами о наличии обстоятельств, очевидно подтверждающих фактическую аффилированность Должника, как участника ГК «Солнечные продукты», и ООО «ГК «Русагро», как участника ГК «РУСАГРО», а также направленность их действий на осуществление контролируемого банкротства в интересах ООО «ГК «Русагро» и в ущерб иным независимым кредиторам», — делает заключение апелляционная инстанция.

Съесть с майонезом

На конференции ANALIST DAYS в ноябре 2018 года RusAgro PLC открыто заявила в своей презентации, что в 2019-2021 года компании холдинга «Солнечные продукты» будут обанкрочены, их активы приобретут входящие в «Русагро» компании, а предыдущий владелец Владислав Буров получит миноритарный пакет акций.

В суде всплыли и ещё более интересные подробности в виде расшифровки конференц-звонков о финансовом состоянии «Русаго».

В них гендиректор группы Максим Басов сообщал следующее: сделка по акциям «Солнечных продуктов» не завершена, потому что стоимость актива неясна и не является положительной.

У «Солнечных продуктов» покупатели нашли 40 млрд рублей обязательств и готовились работать с кредиторами над реструктуризацией долга. Эти долги как раз и были кредитами «Россельхозбанка», но не просроченными, холдинг их платил.

В марте 2019 года в корпоративных звонках всплывает и более интересная информация.

Как дословно заявляет Максим Басов: «На данный момент мы нацеливаемся на объединенные предприятия «Солнечных продуктов» и «Русагро», что означает объединенный масложировой бизнес, и мы рассчитываем на 5-6 млрд рублей EBITDA.

Мы увидим эти цифры только начиная с 2020 года, потому что в этом году только часть этой EBITDA войдет в нашу отчетность, потому что вся борьба «Солнечных продуктов» пройдёт через банкротство».

Из отчета «Русагро» за 2018 год видно, что рекордный доход в масложировом секторе группа получила за счёт применения схемы толлинга на активах холдинга «Солнечные продукты».

Кредитор заключал с должником договоры на переработку сырья и договоры аренды имущества, а его работников переводил на свои предприятия.

«Русагро» получила от агрохолдинга все, что хотела, даже право использовать его торговые марки майонезов и жиров.

Перевод долга «Солнечных продуктов» из «Россельхозбанка» в «Русагро», заключает суд, представляют собой его реструктуризацию — рассрочка на 20 лет с уменьшением ставки с 9% до 5% годовых.

Действие кредитора таким образом инстанция считает направленными на формирование внутригрупповой задолженности в размере, заведомо превышающим совокупные обязательства «Солнечных продуктов» перед иными независимыми кредиторами, что даёт «Русагро» полный контроль над банкротством.

Кроме того, вместе с долгом «Русагро» приобрела и права по сделкам агрохолдинга, в результате чего получила контроль над процедурой использования всего имущества «Солнечных продуктов» ещё до его реализации в рамках банкротства, с учетом приоритета залогового кредитора.

По сути «Русагро» мощности «Солнечных продуктов» достались в аренду и активно использовались для своих нужд. Также группе Мошковича доставался контроль над всей предстоящей процедурой продажи имущества должника и поступление от 80 до 95% выручки от продажи предмета залога.

Здесь снова всплывают корпоративные переговоры Максима Басова, из которых следует, что «Русагро» собиралась в дальнейшем по ходу банкротства скупить активы «Солнечных продуктов» с торгов за 5-20% от их рыночной стоимости.

Доход от использования имущества «Солнечных продуктов» до продажи мог бы использоваться на исполнение обязательства «Русагро» перед «Россельхозбанком» по оплате меновой стоимости по договору уступки прав требования долга. Производственные активы «Солнечных продуктов» легально уплыли бы в собственность «Русагро».

Примечателен ещё и такой факт: после того как «Волжский терминал» заявил о добровольной ликвидации и получил банкротный иск, 24 мая 2019 года он перечислил «Русагро» 20,5 млн рублей.

Но не в счёт погашения долга, а по договору займа. Компания, якобы не способная погасить 8 млн рублей процентов «Россельхозбанку», спокойно дала взаймы 20 миллионов.

Читайте также:  Ответственность за правонарушения в сфере налогообложения оплаты обязательных платежей. исключение вины за правонарушение.

Это, по мнению судебной коллегии, ясно говорит о согласованных действиях кредитора и должника.

На ту же мельницу лил воду и первый конкурсный управляющий, который 12 августа, несмотря на наличие ещё не рассмотренных судов заявлений других кредиторов, объявил о проведении собрания по требованию «Русагро», а группа на тот момент была единственным кредитором.

Как пояснил «БВ» глава юридического бюро «АргументЪ» Андрей Ларин, контролируемое банкротство, в отличие от преднамеренного, подразумевает наличие у кредитора или группы кредиторов намерений получить себе больше выгод, оставив других участников процесса в стороне. В то время как преднамеренное банкротство сознательно ведёт компанию к полному разорению.

Но организация контролируемого банкротного процесса означает, что кредитор злоупотребил своим правом. Потому суд может отстранить его от участия в деле, признав требования неправомерными.

Характер банкротства «Волжского терминала» будет выяснять уже следующий конкурсный управляющий, пояснил эксперт. Но банкротство уже не остановится, так как кроме «Русагро» у предприятия появились и другие кредиторы. Теперь «Волжский терминал» ждёт новый судебный акт и новый комитет кредиторов. Но не сразу.

— Так сложилась правоприменительная практика, что решающее слово будет за Казанью, за окружным арбитражным судом. Пока он не вынесет своё решение, никто из участников процесса не будет делать резких движений. Если конечно на это их не толкнут обстоятельства, о которых мы не знаем, — заключил Андрей Ларин.

Банкротство как средство от конкурентов: «Солнечные продукты» дошли до ВС

Кредиторы масложирового холдинга «Солнечные продукты» обжаловали в Верховном суде определения кассации, позволившие войти в реестр крупнейшему агрохолдингу «Русагро», прямому конкуренту обанкротившейся компании.

Эксперты юридической отрасли видят в банкротстве «Солнечных продуктов» шаг к монополизации рынка и указывают на злоупотребления «Русагро».

Они отмечают, что решение в пользу сохранения высокой очередности требований компании может негативно сказаться на практике банкротств через легализацию требований аффилированных кредиторов.

Кредиторы масложирового холдинга «Солнечные продукты» — Балтинвестбанк, дочерняя компания Абсолютбанка, «ВТБ факторинг» (часть группы ВТБ), «Капитал Факторинг», «Сингента» и «СПХ Ракита» — оспаривают в Верховном суде решения первой кассации, допустившей вхождение в реестр кредиторов агрохолдинга «Русагро».

По мнению Балтинвестбанка, «Русагро» приобрел права требования к холдингу, чтобы инициировать его контролируемое банкротство и оставить других кредиторов без выплат. Такую позицию заявитель и изложил в кассационной жалобе, поданной компанией АО «Аткарский МЭЗ», одним из банкротящихся предприятий холдинга «Солнечные продукты» (жалоба есть в распоряжении «Право.ru»).

  • октябрь 2018 г. — «Русагро» через оффшорные компании покупает контрольный пакет «Солнечных продуктов»
  • ноябрь 2018 г.  — «Русагро» покупает права требования по кредиту Россельхозбанка «Солнечным продуктам» на 34,7 млрд руб. Другие кредиторы -Абсолют-банк (2,8 млрд руб.), «ВТБ Факторинг» (900 млн руб.) и ряд других компаний
  • декабрь 2019 г. — «Русагро» инициировало банкротство компаний холдинга «Солнечные продукты» из-за просрочки по кредитным процентам на 8 млн руб.
  • 1-я инстанция — компании «Солнечных продуктов» признаны банкротами, многомиллиарндная задолженность перед «Русагро» включена в третью очередь реестра
  • Апелляция — банкротство подтверждено, требования «Русагро» исключены из-за аффилированности
  • 1-я кассация- согласилась, что «Русагро» — КДЛ, но не исключила требования из реестра.
  • август 2020 г. — подача кассационных жалоб в ВС

Поглощение через банкротство

Если посмотреть на вопрос с точки зрения конкурентной среды и существования рынка масложировой продукции, то вся история с банкротством «Солнечных Продуктов» является поглощением «Русагро» одного из своих прямых и крупнейших конкурентов, уверен Кирилл Дозмаров, партнёр Kulik & Partners. Он указывает, что такой манёвр бесспорно скажется на индексе рыночной концентрации HHI.

Получая наиболее ликвидные активы «Солнечных Продуктов», «Русагро» значительно увеличивает свое присутствие на рынке и рыночную власть над потребителями. Загвоздка в том, что каждый полученный «Русагро» актив ведет к постепенной монополизации рынка, а это почти всегда приводит к стагнации отрасли.»

Кирилл Дозмаров, партнёр Kulik & Partners

При этом ФАС никак не высказалось по делу, обратил внимание юрист.

Акцент на добросовестность

В целом, в практике выкупа основной задолженности аффилированным кредитором нет ничего необычного — выкуп задолженности у РСХБ является правомерным и не говорит себе о злоупотреблении правом и недобросовестности в поведении «Русагро».

Но нужно рассматривать не вопрос аффилированности основного кредитора как таковой — Верховный суд неоднократно указывал, что аффилированность может быть установлена исходя из поведения хозяйствующих субъектов.

Речь о вопросе добросовестности его поведения как до, так и во время процедуры банкротства, отмечает Ирина Шоч, председатель Коллегии адвокатов «Джи Ар Лигал», а поведение же компаний в этот период свидетельствует о наличии корпоративного контроля со стороны «Русагро» и использовании его, чтобы довести группу «Солнечные продукты» до банкротства.

Судя по материалам дела, с момента вхождения в состав участников «Солнечных продуктов», «Русагро» начал выводить из группы деньги, чем создавал искусственный дефолт для права досрочного требования по кредиту со стороны РСХБ, что и позволило в дальнейшем выйти в банкротство и выкупить основную задолженность, описывает Шоч алгоритм действий «Русагро». Таким образом, Русагро стал основным кредитором, включенным в РТК по требованиям обеспеченным залогом, т.е. наиболее ликвидными активами должника. 

«Это позволяет в дальнейшем выкупить с торгов все активы по стоимости значительно ниже рыночной на аффилированные юрлица «Русагро», вернув активы группе, но уже свободными от долгов и обременений.»

Механизмом защиты для остальных кредиторов в данном случае должно послужить понижение очередности удовлетворения требований «Русагро» в реестре требований кредиторов как кредитора, злоупотребившего своими правами, уверена Шоч.

Алексей Басов, адвокат, руководитель проектов Железников и партнёры , полагает, что ВС либо согласится с апелляцией, что позволит сохранить важную преюдицию для дальнейших наступательных действий независимых кредиторов, либо субординирует требования. «Сделает он это самостоятельно или направит дело на новый круг – зависит от достаточности установленных обстоятельств», — говорит Басов.

Сергей Савельев, партнер Saveliev, Batanov & Partners , полагает, что доказать, что «Русагро» имело цель нарушить права других кредиторов будет крайне сложно, поскольку сама задолженность, исходя из судебных актов, не является фиктивной. 

Приобретение реальной задолженности лицом, пусть и аффилированным с должником, не свидетельствует, что у такого аффилированного лица имеется цель контролировать процедуру банкротства. Так что в данных делах речь идет скорее не об отказе во включении требований «Русагро» в реестр, а о субординации требований «Русагро», то есть о понижении очередности удовлетворения таких требований.

Сергей Савельев, партнер Saveliev, Batanov & Partners

Юристы допускают и возможность привлечения «Русагро» к субсидиарной ответственности. Пока говорить об этом рано, отмечает Савельев — одного только статуса КДЛ недостаточно для привлечения к субсидиарной ответственности, необходимо понимать, какие конкретно действия «Русагро» привели к банкротству должника.

К исходу в виде субсидиарки могут привести вывод денежных средств из «Солнечных продуктов», в том числе с целью оплаты цессии с РСХБ, заключение договоров толлинга с предприятиями банкрота, если они были убыточны для должника, и другие действия существенно ухудшившие финансовое положение должника, говорит Максим Стрижак, управляющий партнер юридической фирмы Стрижак и партнеры . Кроме того, частичная оплата долгов, приобретенных «Русагро» по цессии с РСХБ,  и иные сделки направленные на преимущественное удовлетворение требований отдельных кредиторов или причиняющие ущерб должнику, можно оспорить в процедуре банкротства по ст. 61.3, 61.2 ФЗ, говорит Стрижак. 

Для защиты своих прав кредиторам не обязательно доказывать доведение до банкротства должника, тем более он вероятно уже мог отвечать признакам неплатежеспособности на момент его приобретения. Достаточно доказать совершение сделок и действий ухудшающих финансовое положение последнего и нанесение ущерба независимым кредиторам. 

Максим Стрижак, управляющий партнер «Стрижак и партнеры»

Несмотря на то, что кредиторская задолженность «Солнечных продуктов» сложилась до приобретения их группой «Русагро», ответственность за ее погашение перешла к новому владельцу компании в момент установления фактического контроля над должником, а действия по проведению «контролируемого банкротства» с целью списания долгов являются недопустимыми, подчеркивает упрпартнер «Стрижак и партнеры».

Проблема требует решения

Всеволод Васильев, старший юрист юрфирмы «ЮСТ Исаков, Афанасьев, Иванов», отмечает существующие разноплановые тенденций в судебной практике по делам, подобным спору «Солнечных продуктов». «Все искусственные требования аффилированного лица не включаются в реестр.

Реальные же долги, возникшие перед банкротством должника, представляют собой по сути инвестиции, которые удовлетворяются в последнюю очередь после кредиторов», — разъясняет Васильев.

При этом ВС высказывался и о том, что реальные долги должны быть включены в реестр, если аффилированное лицо не знало на момент возникновения долга о предстоящем банкротстве.

Проблема для юристов и судей банальна — нет четкого регулирования статуса «дружественных» кредиторов в деле о банкротстве, говорит Васильев, и обосновать применимость правовой позиции ВС в своем деле судье не всегда просто.

Решить вопрос может внесение положений о таких кредиторах в закон, считает юрист. «Выходом из ситуации могло бы быть лишение права голоса на собрании любого аффилированного кредитора.

Обоснованность своего мнения они могли бы доказывать не собранию, а суду в порядке разрешения разногласий», — предлагает он возможный вариант действий.

Как возник спор: хроника событий

В октябре 2018 года материнская структура «Русагро», кипрская Ros Agro, сообщила о приобретении контрольного пакета акций другой зарубежной фирмы, компании Quartlink Holding Limited.

Она, в свою очередь, контролировала «Солнечные продукты». Через месяц «Русагро» сообщила, что покупает права требования по кредитам, которые выдал «Солнечным продуктам» Россельхозбанк. Сумма кредитов составляла 34,7 млрд руб.

– на тот момент 80% внешней долговой нагрузки холдинга.

ЦИФРА

34,7 млрд руб. сумма требований по кредиту «Солнечных продуктов», выкупленная «Русагро»

Тогда в пресс-службе «Русагро» заявили об амбициозных планах — реализовать приобретенные права требования и выкупить часть активов группы «Солнечные продукты», чтобы создать крупнейшую масложировую компанию в России. Но уже в 2019 году «Русагро» начало банкротить входящие в гурппу компании, которые были поручителями по кредиту Россельхозбанка – холдинг сослался на просрочку по оплате процентов на сумму 8 млн руб.

СПРАВКА

«Русагро» – один из крупнейших российских агрохолдингов.

  • Лидер на рынке маргарина, 3-е место по производству сахара, 4-е — по производству свинины.
  • Контролирующий акционер – экс-сенатор Вадим Мошкович (70,7% на май 2018 года),  № 57 в рейтинге самых богатых российских бизнесменов по версии Forbes ($1,7 млрд).
  • Бренды: Сахар «Чайкофский» и «Русский сахар», майонез «Мечта хозяйки».

 «Солнечные продукты» – агропромышленный холдинг в тройке лидеров масложирового рынка.

  • 2-е место в России по производству сырого подсолнечного масла, жиров и маргаринов для промышленности, 3-е — по фасованным маргаринам, 4-е на рынке майонезов.
  • Входит в Toп-25 крупнейших владельцев сельскохозяйственной земли в России.
  • Ключевой актив ГК «Букет» (проекты в аграрном секторе, пищевой промышленности, машиностроении, банковском и девелоперском бизнесе в РФ и за рубежом).
  • Выручка в 2017 году — 42,3 млрд руб. На 2017 год полностью принадлежал президенту ГК «Букет» Владиславу Бурову (одним из создателей холдинга в 90-е был Вячеслав Володин, который в 2007 году продал свою долю).
  • Бренды: «Россиянка», майонез «Московский провансаль» и «Оливьез».
Читайте также:  Три проблемы «вирусного» кризиса: как коронавирус повлиял на бизнес

В первой инстанции компании агрохолдинга (АО «Элеваторхолдинг», АО «Аткарский маслоэкстракционный завод», «Волжский терминал», ООО «Солнечные продукты», ООО «ТД «Солнечные продукты», АО «МЖК Армавирский») признали банкротами. Суд включил задолженность перед «Русагро»  на 608 млн руб. в третью очередь реестра кредиторов. В реестр «Элеваторхолдинга» также вошли требования «Русагро» на 32,8 млрд руб. 

Но далее в деле появились два судебных акта с диаметрально противоположными выводами о поведении ГК «Русагро». 

В апелляции, 12-м ААС, подтвердили банкротство, но не согласились, что требования «Русагро» надо включать в реестры. Суд признал, что холдинг – аффилированный кредитор, и «Русагро» контролировало «Солнечные продукты» и приобрело права требования по кредиту, чтобы начать контролируемое банкротство и купить актив по заниженной цене.

Что еще отметил 12-й ААС:

— к моменту обращения с заявлением  о банкротстве все лица, входящие  в группу компаний «Солнечные  продукты», включая ООО «Солнечные  продукты», инициировали процедуру  добровольной ликвидации;

— в других процедурах банкротства  юридических лиц ГК «Солнечные  продукты» конкурсным управляющим  утверждена Галкина Е.Б.;

— алгоритм поведения и реализации своих прав кредитора у «Русагро» идентичен во всех процедурах банкротства юридических лиц ГК «Солнечные продукты», цель сводится с получению контроля в процедуре банкротства и скорейшей реализации имущества должника, до включения в реестр требований кредиторов других независимых кредиторов.

При этом апелляционный суд установил, что сразу после приобретения «Русагро» прав требования к «Солнечным продуктам» у «РСХБ» и до апреля 2019 года из ГК «Солнечные продукты» в ГК «Русагро» было перечислено 3 288 677 676,98 руб. в счет погашения задолженности по кредитным договорам. 

Единственным договором, по которому перечисления не производились, являлся кредитный договор, на неисполнении обязательств по которому основано заявление «Русагро» о банкротстве «Солнечных продуктов». 

Просрочка исполнения на сумму 8 млн. руб. позволила «Русагро» предъявить требование о досрочном возврате кредита и впоследствии обратиться с заявлением о банкротстве без предварительного просуживания долга, как правопреемнику кредитной организации. Апелляция усомнилась, что у должника не нашлось 8 млн. руб. для платежа. 

Суд сделал вывод, что «Русагро» злоупотребило своими правами, трансформировав внешнюю кредиторскую задолженность перед мажоритарным кредитором во внутригрупповую. Это в итоге позволило холдингу получить абсолютный контроль над процедурой банкротства должника.

Апелляция сослалась на практику ВС, направленную на противодействие контролируемым банкротствам, и отменила решение АС Саратовской области в части включения в реестр требований кредиторов требований «Русагро».

Это было сделано еще до выхода Обзора ВС, в котором ВС подтвердил правильность такого подхода.

  • Из Обзора ВС об аффилированных кредиторах и КДЛ (от 29 января 2020 года):
  • К условиям, при которых понижается очередность удовлетворения требований аффилированных должнику лиц, в том числе относятся:
  • — права требования, приобретенные  контролирующим должника лицом  у независимого кредитора, в ситуации  имущественного кризиса должника (п. 6 Обзора);

— лицо, привлечено к субсидиарной  ответственности за невозможность  полного погашения требований  кредиторов (п. 8 Обзора).

«Русагро» попытался оспорить этот вывод. Агрохолдинг настаивал, что доводы о контролируемом банкротстве основаны на предположениях, а аффилированность компаний не доказана. В первой кассации, АС Поволжского округа, аффилированность всё же сочли доказанной.

Фактически суды установили, что «Русагро» – контролирующее лицо должника, и выкупило по цессии права требования у Россельхозбанка, когда группа переживала имущественный кризис.

Тем не менее, суд  указал, что факта вывода активов в деле не установлено, а действий, направленных на причинение ущерба кредиторам должника, не было.

Кассация указала, что требование «Русагро» основано на реальных кредитных обязательствах должника, возникших до приобретения контроля ГК «Русагро» над группой. Суд счел, что из-за этого для отказа во включении в реестр или понижении очередности требований нет оснований. Указанное в Обзоре ВС о КДЛ в судебном акте не упомянуто.

Кредиторы обжаловали в ВС решения первой кассации по делам «Элеваторхолдинга», «Аткарского МЭЗ» и «Волжского терминала».

Так, Балтинвестбанк в жалобе делает акцент на том, что просрочка, на которую ссылались при банкротстве, была создана искусственно и появилась уже после того, как «Русагро» выкупил долг.

И хотя просрочка составила только 8 млн, которые бизнес якобы не мог погасить, агрохолдинг в это же время получал займы от «Солнечных продуктов» на общую сумму 500 млн руб., а также перечислил почти 3,3 млн руб.по кредитам в пользу «Русагро».

Другим аргументом Балтинвестбанка стало то, что позиция первой кассации противоречит практике ВС о включении в реестр аффилированных кредиторов, которые стремятся контролировать банкротство. Банк в жалобе обращает внимание на недобросовестность «русагро» и то, что решение в пользу не позволит независимым кредиторам погасить их требования.

 Новости по теме:Обнищавший воронежский маслозавод может обесцениться на торгах в 2,5 разаПод контролем «Благо» воронежский маслозавод подешевел до 2 млрд рублей«Дебиторку» маслозавода «Кубанский элеватор» продают за 1,2 млрд рублейПрава требования к должникам Глубокинского МПЗ продадут за 824 млнТорги по продаже имущества ООО «Фирма “Лига”» признаны несостоявшимися

https://www.zol.ru/n/31CE6

«Русагро» купила не то, что можно :: Бизнес :: РБК

Какой санкционный риск мог обнаружиться в сделке

Официально «Русагро» и «Солнечные продукты» в ноябре прошлого года объясняли формат сделки так: компания Вадима Мошковича (его семье принадлежит 71,9% группы) приобрела у Россельхозбанка права требования к группе «Солнечные продукты» на 34,7 млрд руб. Приобретенный долг обеспечен залогом всех основных активов компании и составлял более 80% от общей внешней долговой нагрузки группы. Оплата прав была предусмотрена в рассрочку.

Но согласно аудированной отчетности кипрской Ros Agro PLC, в 2018 году «Русагро» приобрела облигации самого Россельхозбанка на сумму 19,9 млрд руб. с погашением в ноябре 2038 года, а также вексель на сумму 100 млн руб.

Эти бумаги, включая начисленные проценты по ним, не могут быть аннулированы раньше срока, поскольку приобретались в рамках покупки долгов «Солнечных продуктов» в обмен на 20-летнюю отсрочку по платежу в адрес Россельхозбанка, указано в документе.

Сделка «Русагро» с Россельхозбанком отличается «общей сложностью, а также значительным масштабом вовлеченных финансовых инструментов», отмечала компания в отчете.

Согласно регламенту Совета ЕС от 8 сентября 2014 года, европейским компаниям и гражданам запрещено покупать ценные бумаги подсанкционных банков, если они выпущены после 12 сентября 2014 года и имеют срок обращения более 30 дней. Облигации Россельхозбанка были выпущены в ноябре 2018 года и имеют срок погашения 20 лет.

Однако в соответствующем нормативно-правовом акте ЕС речь идет не о любых ценных бумагах — запрещается покупка «допускающих передачу ценных бумаг» (transferable securities).

Евросоюз приводит следующее их определение: это «классы бумаг, которые могут быть предметом торга на рынке капитала», например акции компаний, облигации или «иные формы секьюритизированного долга».

Из отчета «Русагро» следует, что купленные компанией бонды Россельхозбанка не подлежат передаче: эти бумаги «ограничены в Россельхозбанке и не могут быть аннулированы до ноября 2038 года». Соответственно, бумаги не могут быть выведены на рынок.

Кроме того, российским госбанкам, попавшим под санкции, запрещено привлекать в ЕС «новые займы или кредиты» (new loans, credit). Слово «кредит» не определено в санкционных документах, поэтому должно пониматься широко, покрывая любые формы кредитования, отмечала британская Ассоциация долгового рынка (LMA) в октябре 2014 года.

В Россельхозбанке на момент публикации не ответили на запрос РБК.

​Какими могут быть последствия для «Русагро»

Согласно санкционному регулированию ЕС, за исполнение и соблюдение санкционной политики отвечают национальные власти стран — членов Евросоюза. В данном случае это Кипр.

Кипрское законодательство предусматривает штраф в размере до €300 тыс. для юридических лиц, нарушивших санкционный режим ЕС. Однако в нормативно-правовых документах Евросоюза, определяющих санкции против России, указано, что юрлица, которые «не знали и не имели разумной причины подозревать, что их действия приведут к нарушению санкций», освобождаются от ответственности.

В кипрском праве еще не было случаев, когда компания наказывалась за нарушение санкционного режима ЕС, отмечала Фидуциарная ассоциация Кипра (CFA) в мае 2017 года, с тех пор о таких случаях также не сообщалось. Таким образом, в случае признания действий Ros Agro нарушением санкционного режима это может стать прецедентом.

​Прецедентом является то, что в нарушении европейских санкций подозревается фактически российская компания (хотя и с головной структурой в стране ЕС) и речь идет о секторальных финансовых санкциях.

Ранее уже были случаи предполагаемого нарушения санкций ЕС европейскими компаниями: например, немецкая прокуратура ведет расследование, касающееся компании Siemens, на предмет нарушения крымского эмбарго, а прокуратура Нидерландов в прошлом году завела дело на семь голландских компаний по поводу поставок товаров для строительства Крымского моста.

Возможные последствия для «Русагро» и ее сделки с «Солнечными продуктами» в случае признания компании нарушителем санкций опрошенные РБК эксперты оценить затруднились.

Аналитик компании «Открытие Брокер» Тимур Нигматуллин сомневается, что компания могла допустить такую грубую ошибку в юридическом оформлении бондов, — по его мнению, основной риск представляет собой вексель. В то же время смягчающим фактором может стать то, что вексель — небольшая доля сделки.

За нарушение санкций компании может грозить штраф, а для того, чтобы оценить другие риски, пока недостаточно информации, сказал он.

Сделка по приобретению Ros Agro бумаг Россельхозбанка санкциями запрещена, считает партнер Herbert Smith Freehills Алексей Панич, поскольку формально это кредитование банка, находящегося под секторальными санкциями.

Однако не исключено, что кипрская головная структура не знала в полной мере об этой сделке и не участвовала в ней (если сделку заключало российское юрлицо), — в таком случае кипрская компания может избежать ответственности, предположил он. Если же кипрская Ros Agro одобряла транзакцию с Россельхозбанком, то она, возможно, будет оштрафована регуляторами Кипра.

Кроме того, сделкой могут заинтересоваться британские регуляторы, поскольку акции Ros Agro торгуются на Лондонской фондовой бирже, отметил Панич.

На вопрос, если «Русагро» признают нарушившей санкционный режим, потребуется ли менять конфигурацию сделки с банком, например менять бумаги Россельхозбанка на соответствующий законам финансовый инструмент, ни один опрошенный РБК аналитик точного ответа не дал.

Не содержится никаких рекомендаций по этому поводу и в регламентах ЕС. Поскольку покупка бондов у Россельхозбанка не была сама по себе целью этой комплексной сделки, вряд ли Ros Agro понадобится ее разворачивать и что-то делать с облигациями банка, предположил Алексей Панич.

Сделка с «Солнечными продуктами» в том числе обошлась «Русагро» увеличением долговой нагрузки более чем в восемь раз за прошлый год: на конец 2018-го чистый долг компании составлял 54,3 млрд руб. против 6,6 млрд руб. на конец 2017-го.

Читайте также:  Выбор юридической фирмы

Компания намеревалась привлечь дополнительное финансирование и провести SPO в 2019–2020 годах, говорил ее гендиректор Максим Басов. В марте акционеры «Русагро» одобрили размещение до 6,5 млн акций в форме GDR.

«Национализация» и «деофшоризация» элиты: агрохолдинг «Русагро» оказался в «контрах» с курсом президента РФ

Заявленная высшим руководством России национализация элит и деофшоризация бизнеса сталкивается с явным саботажем и противодействием, что наглядно подтверждается в случае с одним из крупнейших в стране агрохолдингов «Русагро» и его владельцем Вадимом Мошковичем. Об этом пишет в своем материале портал «Правда.ру».

Недавно Вадим Мошкович, владелец одного из крупнейших в стране агрохолдингов «Русагро», фактически пожаловался главе государства на правительство, которое хочет ввести плавающие экспортные пошлины на подсолнечное масло.

Мол, «это может обернуться для нас большими убытками, нарушением экспортных поставок». Президент РФ Владимир Путин ответил достаточно жестко – на бизнес никто давить не собирается, важно, чтобы «развитие шло на пользу, прежде всего, гражданам РФ и не в ущерб нашим людям».

По сути, глава государства напомнил бизнесмену, как в том числе деятельность его холдинга привела к резкому росту цен на продукты первой необходимости в конце прошлого года. Тогда «Русагро» завысило оптовые цены на сахар на 78%.

Теперь же Мошкович возмущается, что государство мешает ему получать сверхприбыли еще и от экспортных операций, которые ежегодно десятками миллиардов рублей оседают в его кипрском офшоре.

Деофшоризация не сработала?

В настоящее время группа Вадима Мошковича насчитывает несколько десятков компаний, занимающихся производством сахара, пищевых промышленных жиров и майонеза, растениеводством и свиноводством.

Холдинг является вторым ведущим производителем свекловичного сахара в стране, третьим – свинины и держит один из самых крупных земельных банков объемом свыше 670 тыс. га и стоимостью более 50 млрд рублей.

Также в портфеле бизнесмена ряд девелоперских активов, крупнейшие из которых ООО «Левел Групп» и АО «Мосстроймеханизация №4», осуществляющие строительство нескольких жилых комплексов в Москве.

Неудивительно, что совет директоров «Русагро» рекомендовал акционерам утвердить дивиденды по итогам 2020 года в размере $139,9 млн, что составляет больше половины от чистой прибыли.

Не стоит сомневаться, что это решение будет принято единогласно, поскольку главным собственником головной структуры холдинга – кипрского офшора Ros AGRO PLC – является сам Вадим Мошкович.

Ему принадлежит 71% компании, 7,5% владеет бессменный гендиректор российских структур «Русагро» Максим Басов, остальными – институциональные инвесторы из стран, которые нельзя назвать дружественными России, в том числе американскому JPMorgan Chase и европейским финансовым корпорациям Liontrust Asset Management plc и BNP Paribas.

Примечательно, что в пандемию дотации от государства получала российская структура Мошковича – зарегистрированное в Тамбовской области АО «Группа «Русагро», которая за десять лет своего существования приносила прибыль только в 2014 и 2019 годах и имеет в штате всего одного сотрудника.

Тем не менее, в прошлом году бизнесмен пролоббировал включение компании в перечень системообразующих предприятий.

Другая его структура – ООО «Группа компаний Русагро» – в 2011-2016 годах показывала нулевую выручку, притом что ее стоимость ежегодно растет: в 2013 году составляла 15 млрд рублей, а в 2019-м – уже 53 млрд рублей.

Личный доход Мошковича в 2018 году составил 16,4 млрд рублей, а в 2020-м, коронакризисном, рекордные 29,7 млрд рублей, большая часть из которых была получена от инвесткомпании «Локо-Инвест».

В марте 2021 года ЦБ лишил эту компанию брокерской лицензии, что свидетельствует об излишней увлеченности ее акционеров рисковыми операциями.

Учитывая непрозрачную деятельность принадлежащих Мошковичу структур, свидетельствующую о возможном сокрытии прибыли, а также сотрудничество с компаниями с сомнительной репутацией, реальные размеры доходов владельцев «Русагро» даже трудно представить.

Игры с прибылью

«Он игрок, ему все равно во что играть», – охарактеризовал Вадима Мошковича один из хорошо знакомых с ним предпринимателей. Все его структуры с азартом занимаются оптимизацией доходов по различным схемам – речь может идти о манипуляциях, начиная от выплат серых зарплат в конвертах и заканчивая трансфертным ценообразованием.

Так, среднемесячная зарплата сотрудников ООО «Регионстрой» в Приморском крае в 2019 году составила 23 тыс. рублей в сравнении с 42 тыс. рублей в среднем в строительной отрасли в регионе. А возводящее «ЖК LevelАмурская» в Москве АО «Мосстроймеханизация №4» в 2020 году получило по договорам участия в долевом строительстве 6,6 млрд рублей, отразив, по сведениям «Правды.

ру», в книгах продаж сумму, подлежащую налогообложению НДС, в размере всего 606,7 млн рублей.

Как считает издание, схемы, конечной целью которых явно могут являться вывод средств и уменьшение налогооблагаемой базы, широко применяются и в аграрном бизнесе Мошковича. Для этого в реализационную цепочку добавляют так называемые технические звенья.

Например, одна из компаний группы ООО «Русагро Сахар» регулярно заявляет вычеты по НДС по контрагенту ООО «Русимпо», которых за 2018-2020 годы накопилось на общую сумму 45,7 млн рублей. Через фирму-прокладку также выводятся средства под видом оплаты транспортных услуг, притом что в собственности ООО «Русимпо» транспорта нет вообще.

Далее следует цепочка индивидуальных предпринимателей, с помощью которой в прошлом году, к примеру, «растворились» в неизвестности 78,4 млн рублей, годом ранее – 104,9 млн.

В 2019 году руководство находящегося в Курской области «Кшенского сахарного комбината» «забыло» отчитаться о доходе в 1,1 млрд рублей от реализации ценных бумаг и переуступки прав требований. ООО «Русагро-Приморье» в том же году не отразило в книге продаж НДС почти на 400 млн рублей.

В целом, в 2019 году выручка сахарных заводов «Русагро» снизилась на 28%, что наблюдатели посчитали аномальным, поскольку аналогичный показатель всех российских производителей сахара в тот период упал всего на 3%.

В настоящий момент компетентные органы проводят проверку деятельности агрохолдинга, в ходе которой уже выяснилось, что конечным бенефициаром средств, полученных от мошенничества с прибылью, является кипрская Ros AGRO PLC.

Именно из этих денег выплачиваются многомиллиардные дивиденды непосредственно Мошковичу и американским и европейским собственникам.

«Правда.ру» обращает внимание, что сомнительные операции с помощью аффилированных структур холдинг может прокручивать и во внешнеторговой деятельности. В 2019 году он представил сразу восемь паспортов сделок на кредитные договоры с компаниями на Кипре и в Гонконге.

Причем сумма списаний по этим договорам почти на 7 млрд рублей превышала сумму зачислений. В 2019-2020 годах на счета кипрского «Парагон Констракшн Лимитед» поступили 105,9 млн рублей за услуги по управлению имущественным комплексом подмосковной школы «Летово». Офшор входит в канадскую группу «Sawatzky Propert Menegment».

Мошкович позиционирует образовательное учреждение для талантливых российских детей как основной имиджевый благотворительный проект. Но с привлечением зарубежного партнера к управлению школа превратилась в идеологически прозападный актив бизнесмена.

К слову, он заказывал для «Летово» исследование самых эффективных школьных моделей в компании McKinsey, а целью проекта заявлена подготовка выпускников к поступлению, прежде всего, в ведущие зарубежные вузы.

«Национализация» элиты

Для лоббирования бизнеса владелец «Русагро» публично подчеркивает свою преданность России. На самом деле очень похоже, что устремлен Вадим Мошкович исключительно на Запад, с которым, судя по всему, связывает будущее свое и своих детей. Его старшие отпрыски окончили Стэнфордский университет и вряд ли планируют всерьез обосноваться на родине.

Да и в экономической деятельности бизнесмена превалирует отнюдь не забота о соотечественниках. Так, масштабный свиноводческий проект в Приморском крае, который Мошкович планирует завершить в 2021 году, практически полностью будет ориентирован на экспорт в азиатские страны.

Притом что отечественные производители в настоящее время все еще не покрывают внутренний спрос на качественную свинину. Владелец «Русагро», как видно, на экспорт направляет только лучшую продукцию, тогда как потребителей внутри страны травит дешевым пальмовым маслом.

Входящий в его холдинг ОАО «Жировой комбинат» является основным импортером из Индонезии и Турции и в прошлом году ввез в Россию пальмовое масло на 17 млрд рублей.

Собственно и свой первоначальный капитал Вадим Мошкович сколотил на импорте дешевой американской водки, которая продавалась в России под маркой «Белый орел». Причем для своего товара ему похоже удалось пролоббировать отмену таможенных пошлин, акцизов и НДС.

Сахарный производственный бизнес предпринимателя формировался в условиях лихих 90-х методами, которые могут под определение рейдерства. Тогда он заполучил под контроль «Русский сахар» и добился банкротства компании «Разгуляй». Точно также Мошкович действовал и с активами масложировых предприятий.

В 2005 году против бизнесмена было заведено уголовное дело по статье «Мошенничество в особо крупном размере» за захват «Маслоэкстрационнного завода «Кропоткинский». В 2014 году он стал фигурантом еще одного уголовного дела – за незаконную эксплуатацию активов компании «Маслопродукт». Теми же методами, судя по всему, бизнесмен может действовать и сегодня.

Так, в 2018 году он начал процедуру банкротства подконтрольной «Русагро» компании «Солнечные продукты», а также без согласия миноритариев выставил на торги компанию «Приморская соя», что эксперты оценили как попытку давления на бизнес.

Очевидно, реализовывать такие явно сомнительные схемы без привлечения крепкого админресурса было бы невозможно.

Наблюдатели, отмечая, что бизнесмену столько лет сходят с рук даже очень серьезные действия и он продолжает получать поддержку от государства, не раз упоминали неких покровителей Мошковича, в том числе из числа высокопоставленных чиновников, которые обеспечивают ему надежную «крышу», потому что сами финансово заинтересованы в деятельности агрохолдинга. Среди интересантов, к примеру, называлась супруга бывшего вице-губернатора Тамбовской области Сергея Иванова, обвиняемого в данный момент в покушении на особо крупное мошенничество. Она была фиктивно трудоустроена в одну из компаний холдинга Мошковича «Тамбовский бекон» и за время «работы» возместила НДС на сумму 4,2 млрд рублей, при этом уплатив в бюджет почти в три раза меньше налогов. Мошкович в 2011-2015 годы, на которые пришлось становление его аграрной империи, и сам был сенатором от Белгородской области.

Как считает «Правда.ру», вся деятельность Мошковича демонстрирует его потребительское отношение к России и ее ресурсам, что только подтверждается наличием у него и членов его семьи так называемых «золотых паспортов» Республики Кипр, о чем хорошо известно на Западе.

Однако данный факт бизнесмен почему-то скрыл от официальных органов в России.

Не исключено, что если бы до президента страны дошла информация о том, что владелец одного из ведущих и крупнейших аграрных холдингов имеет двойное гражданство, а его компания может быть замешана в махинациях с прибылью и уходе от налогов, ответ Мошковичу мог бы быть короче и конкретней.

Впрочем, для привлечения бизнесмена к ответственности хватило бы и одного нарушения деофшорного законодательства, не говоря уже о злостном неисполнении налогового. Можно только позавидовать смелости главы «Русагро», который при таком бэкграунде просит для себя все новых и новых преференций от государства.

Москва, Екатерина Попова

Москва. Другие новости 02.04.21

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *