Как регулирует нарушение обязательств Гражданский кодекс РФ?

В случаях нарушения взятых на себя обязательств Гражданский кодекс РФ предусматривает меры ответственности, носящие материальный характер. Речь о возмещении убытков, выплате неустойки, а также о таких новеллах как гражданская ответственность за недобросовестное ведение переговоров и возмещении потерь.

Как регулирует нарушение обязательств Гражданский кодекс РФ? Субъектом ответственности считается должник (нарушитель обязательств), хотя непосредственным причинителем вреда иногда может оказаться другое лицо. Должник отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства третьими лицами, на которых было возложено исполнение, если законом не установлено, что ответственность несет являющееся непосредственным исполнителем третье лицо. Гражданско-правовая ответственность — вид санкции, характеризующейся неблагоприятными последствиями имущественного и иногда неимущественного характера на стороне правонарушителя (должника), обеспеченными государственным принуждением. Ответственность — особый институт гражданского права.

Его нормы расположены в гл. 25 ГК («Ответственность за нарушение обязательств»), статьях Гражданского кодекса: ст. ст. 15, 16 (возмещение убытков), ст. 56 (ответственность юридических лиц), ст. ст. 126, 127 (ответственность по обязательствам государственных и муниципальных образований), ст. ст.

151, 152 (возмещение морального вреда), ст. ст. 330 — 333 (неустойка), cтатья 395 (ответственность за неисполнение денежного обязательства), статьи 178, 179 (заблуждение, обман и т.д.), ст. 306 (прекращение права собственности), ст. 1105 (неосновательное обогащение), ст.

1175 (ответственность наследников по долгам наследодателя) и др. Специальные нормы о гражданской ответственности, касающиеся отдельных институтов, закреплены в Гражданском кодексе и отдельных законах. Например, в гл.

30 ГК, рассматривающей различные виды договора купли-продажи, содержатся нормы об ответственности продавца в случае изъятия товара у покупателя (ст. 461), исчислении убытков при расторжении договора поставки (ст.

524), возмещении убытков, причиненных в связи с выполнением или расторжением государственного контракта (ст. 533), ответственности производителя сельскохозяйственной продукции (ст. 538) и др.

Возмещение убытков как гражданская ответственность

Если иное не предусмотрено законом или договором, убытки подлежат возмещению в полном размере: в результате их возмещения потерпевшая сторона должна быть поставлена в положение, в котором она находилась бы, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом (статья 15, пункт 2 статьи 393 ГК РФ). Если должник несет ответственность за нарушение обязательства или за причинение вреда независимо от вины, то на него возлагается бремя доказывания обстоятельств, являющихся основанием для освобождения от такой ответственности, например, обстоятельств непреодолимой силы (пункт 3 статьи 401 ГК РФ). Подробнее читать о возмещении убытков

Ст. 406.1 Гражданского кодекса дала возможность предусмотреть в качестве ответственности возмещение потерь, которые не связаны с как таковым нарушением обязательств.

Возмещение потерь — добровольно взятая на себя обязанность возместить имущественные потери другой стороны, возникшие в случае наступления определенных в соглашении обстоятельств.

В силу пунктов 1 и 5 статьи 406.

1 ГК РФ соглашением сторон может быть прямо установлена обязанность одной из них возместить имущественные потери другой стороны, возникшие в случае наступления определенных обстоятельств, каким-либо образом связанных с исполнением, изменением или прекращением обязательства либо его предметом, и не являющихся нарушением обязательства.

В отличие от возмещения убытков по правилам статей 15 и 393 ГК РФ возмещение потерь по правилам статьи 406.

1 ГК РФ осуществляется вне зависимости от наличия нарушения (неисполнения или ненадлежащего исполнения) обязательства соответствующей стороной и независимо от причинной связи между поведением этой стороны и подлежащими возмещению потерями, вызванными наступлением определенных сторонами обстоятельств. По смыслу статьи 406.1 ГК РФ, возмещение потерь допускается, если будет доказано, что они уже понесены или с неизбежностью будут понесены в будущем. При этом сторона, требующая выплаты соответствующего возмещения, должна доказать наличие причинной связи между наступлением соответствующего обстоятельства и ее потерями.

Стороны вправе установить, в частности, такой порядок определения размера потерь, по которому одна из сторон возмещает другой все возникшие у нее потери, вызванные соответствующими обстоятельствами, или их часть.

Если сторона, в пользу которой должно быть осуществлено возмещение потерь, недобросовестно содействовала наступлению обстоятельства, на случай которого установлено это возмещение, для целей применения статьи 4061 ГК РФ такое обстоятельство считается ненаступившим (пункт 4 статьи 1, пункт 2 статьи 10 ГК РФ).

Применяя положения статьи 406.1 ГК РФ, следует учитывать, что соглашение о возмещении потерь должно быть явным и недвусмысленным. По смыслу статьи 431 ГК РФ, в случае неясности того, что устанавливает соглашение сторон — возмещение потерь или условия ответственности за неисполнение обязательства, положения ст. 4061 ГК РФ не подлежат применению.

Если подлежащие возмещению потери возникли в связи с неправомерными действиями третьего лица, к стороне, возместившей такие потери, переходит от другой стороны требование к этому третьему лицу о возмещении убытков в части, не превышающей размер осуществленного возмещения (пункт 4 ст. 406.1 ГК РФ).

Соглашение о возмещении потерь, заключенное в соответствии со статьей 406.

1 ГК РФ, не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон, а потому, если размер осуществленного возмещения потерь превышает размер убытков, которые подлежат возмещению третьим лицом по правилам статьи 15 ГК РФ, статей 393 или 1064 ГК РФ, соответствующая разница не подлежит взысканию с такого третьего лица (пункт 3 ст. 308 ГК РФ)

Ответственность за недобросовестное ведение переговоров (статья 434.1 ГК РФ)

К отношениям, связанным с причинением вреда недобросовестным поведением при проведении переговоров, применяются нормы главы 59 ГК РФ с исключениями, установленными статьей 434.1 ГК РФ. Например, юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный недобросовестным поведением его работника при проведении переговоров (ст. 1068 ГК РФ).

В случае, когда вред при проведении переговоров причинен несколькими контрагентами совместно, они отвечают перед потерпевшим солидарно (статья 1080 ГК РФ). Предполагается, что каждая из сторон переговоров действует добросовестно и само по себе прекращение переговоров без указания мотивов отказа не свидетельствует о недобросовестности соответствующей стороны.

На истце лежит бремя доказывания того, что, вступая в переговоры, ответчик действовал недобросовестно с целью причинения вреда истцу, например, пытался получить коммерческую информацию у истца либо воспрепятствовать заключению договора между истцом и третьим лицом (пункт 5 статьи 10, пункт 1 статьи 421 и пункт 1 статьи 434.1 ГК РФ).

При этом правило пункта 2 статьи 1064 ГК РФ не применяется.

Вместе с тем недобросовестность действий ответчика предполагается, если имеются обстоятельства, предусмотренные подпунктами 1 и 2 пункта 2 статьи 434.1 ГК РФ. В этих случаях ответчик должен доказать добросовестность своих действий.

Сторона, которая ведет или прерывает переговоры о заключении договора недобросовестно, обязана возместить другой стороне причиненные этим убытки.

В результате возмещения убытков, причиненных недобросовестным поведением при проведении переговоров, потерпевший должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы не вступал в переговоры с недобросовестным контрагентом.

Например, ему могут быть возмещены расходы, понесенные в связи с ведением переговоров, расходы по приготовлению к заключению договора, а также убытки, понесенные в связи с утратой возможности заключить договор с третьим лицом (статья 15, пункт 2 статьи 393, пункт 3 статьи 434.

1, абзац первый пункта 1 статьи 1064 ГК РФ).

Если стороне переговоров ее контрагентом представлена неполная или недостоверная информация либо контрагент умолчал об обстоятельствах, которые в силу характера договора должны были быть доведены до ее сведения, и сторонами был заключен договор, эта сторона вправе потребовать признания сделки недействительной и возмещения вызванных такой недействительностью убытков (статьи 178 или 179 ГК РФ) либо использовать способы защиты, специально предусмотренные для случаев нарушения отдельных видов обязательств, например, статьями 495, 732, 804, 944 ГК РФ.

Если указанные действия контрагента по предоставлению неполной или недостоверной информации послужили основанием для отказа стороны от заключения договора, последняя вправе требовать возмещения убытков в соответствии с пунктом 3 статьи 434.1 ГК РФ.

Ответственность за неисполнение обязательства в натуре

Согласно пункту 1 статьи 308, статье 396 ГК РФ в случае неисполнения должником обязательства кредитор вправе требовать по суду исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено ГК РФ, иными законами или договором либо не вытекает из существа обязательства. При этом следует учитывать, что в соответствии со статьями 309 и 310 ГК РФ должник не вправе произвольно отказаться от надлежащего исполнения обязательства.

При предъявлении кредитором иска об исполнении должником обязательства в натуре суд, исходя из конкретных обстоятельств дела, определяет, является ли такое исполнение объективно возможным и законным.

Кредитор не вправе также требовать по суду исполнения в натуре обязательства, исполнение которого настолько связано с личностью должника, что его принудительное исполнение будет нарушать принцип уважения чести и достоинства гражданина.

Например, не подлежат удовлетворению требования о понуждении физического лица к исполнению в натуре обязательства по исполнению музыкального произведения на концерте.

В тех случаях, когда кредитор не может требовать по суду исполнения обязательства в натуре, должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением обязательства, если отсутствуют основания для прекращения обязательства, например, предусмотренные пунктом 1 статьи 416 и пунктом 1 статьи 417 ГК РФ (статья 15, пункт 2 статьи 396 ГК РФ).

Факт неисполнения судебного акта об исполнении в натуре подтверждает только судебный пристав. Заявить о взыскании неустойки можно как в основном судебном процессе, так и позднее, в исполнительном производстве. Размер такой неустойки определяет суд на основе принципов справедливости и соразмерности, главное – чтобы неисполнение судебного акта не оказалось выгоднее исполнения.

Размер судебной неустойки определяется судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения должником выгоды из незаконного или недобросовестного поведения (пункт 4 статьи 1 ГК РФ). В результате присуждения судебной неустойки исполнение судебного акта должно оказаться для ответчика явно более выгодным, чем его неисполнение.

Ответственность за неисполнение денежного обязательства (статья 395 ГК РФ)

Проценты, предусмотренные пунктом 1 статьи 395 ГК РФ, подлежат уплате независимо от основания возникновения обязательства (договора, других сделок, причинения вреда, неосновательного обогащения или иных оснований, указанных в ГК РФ).

Поскольку статья 395 ГК РФ предусматривает последствия неисполнения или просрочки исполнения именно денежного обязательства, положения указанной нормы не применяются к отношениям сторон, не связанным с использованием денег в качестве средства платежа (средства погашения денежного долга). Например, не относятся к денежным обязанности по сдаче наличных денег в банк по договору на кассовое обслуживание, по перевозке денежных знаков и т.д.

Указанные в статье 395 ГК РФ проценты не начисляются на суммы экономических (финансовых) санкций, необосновано взысканные с юридических и физических лиц налоговыми, таможенными органами, органами ценообразования и другими государственными органами, и подлежащие возврату из соответствующего бюджета. В этих случаях гражданами и юридическими лицами на основании статей 15, 16 и 1069 ГК РФ могут быть предъявлены требования о возмещении убытков, вызванных в том числе необоснованным взиманием сумм экономических (финансовых) санкций, если законом не предусмотрено иное.

Чем новые законные проценты по ст. 317.1 ГК отличаются от предусмотренных статьей 395 ГК?

В отличие от процентов, предусмотренных пунктом 1 статьи 395 ГК РФ, проценты, установленные статьей 317.1 ГК РФ, не являются мерой ответственности, а представляют собой плату за пользование денежными средствами.

Читайте также:  Обжалование действий, бездействий должностных лиц службы судебных приставов - исполнительное производство

В связи с этим при разрешении споров о взыскании процентов суду необходимо установить, является требование истца об уплате процентов требованием платы за пользование денежными средствами (статья 317.

1 ГК РФ) либо требование заявлено о применении ответственности за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства (статья 395 ГК РФ). Начисление с начала просрочки процентов по статье 395 ГК РФ не влияет на начисление процентов по статье 317.1 ГК РФ.

Неустойка — ответственность за неисполнение обязательства

На случай неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности при просрочке исполнения, законом или договором может быть предусмотрена обязанность должника уплатить кредитору определенную денежную сумму (неустойку), размер которой может быть установлен в твердой сумме — штраф или в виде периодически начисляемого платежа — пени (пункт 1 статьи 330 ГК РФ).

Согласно пункту 1 статьи 394 ГК РФ, если за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства установлена неустойка, то убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой (зачетная неустойка).

Законом или договором могут быть предусмотрены случаи, когда допускается взыскание только неустойки, но не убытков (исключительная неустойка), или когда убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх неустойки (штрафная неустойка), или когда по выбору кредитора могут быть взысканы либо неустойка, либо убытки (альтернативная неустойка). Если в качестве неустойки в соглашении сторон названо иное имущество, определяемое родовыми признаками, то, учитывая, что в силу положений статьи 329 ГК РФ перечень способов обеспечения исполнения обязательств не является исчерпывающим, к подобному способу обеспечения обязательств применяются правила статей 329 — 333 ГК РФ (пункт 1 статьи 6 ГК РФ).

Если размер неустойки установлен законом, то в силу пункта 2 статьи 332 ГК РФ он не может быть по заранее заключенному соглашению сторон уменьшен, но может быть увеличен, если такое увеличение законом не запрещено. Например, не допускается увеличение размера неустоек, установленных частью 14 статьи 155 Жилищного кодекса Российской Федерации за несвоевременное и/или неполное внесение лицами платы за жилое помещение и коммунальные услуги. В случае нарушения основного обязательства обязательство по уплате законной неустойки может быть прекращено предоставлением отступного (статья 409 ГК РФ), новацией (статья 414 ГК РФ) или прощением долга (статья 415 ГК РФ), содержащихся в том числе в мировом соглашении.

Соглашение о неустойке должно быть заключено в письменной форме по правилам, установленным пунктами 2, 3 статьи 434 ГК РФ, независимо от формы основного обязательства (статья 331 ГК РФ).

По смыслу статьи 330 ГК РФ, истец вправе требовать присуждения неустойки по день фактического исполнения обязательства (в частности, фактической уплаты кредитору денежных средств, передачи товара, завершения работ).

Законом или договором может быть установлен более короткий срок для начисления неустойки, либо ее сумма может быть ограниченна (например, пункт 6 статьи 161 Федерального закона от 25 апреля 2002 года № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

Присуждая неустойку, суд по требованию истца в резолютивной части решения указывает сумму неустойки, исчисленную на дату вынесения решения и подлежащую взысканию, а также то, что такое взыскание производится до момента фактического исполнения обязательства.

Расчет суммы неустойки, начисляемой после вынесения решения, осуществляется в процессе исполнения судебного акта судебным приставом- исполнителем, а в случаях, установленных законом, — иными органами, организациями, в том числе органами казначейства, банками и иными кредитными организациями, должностными лицами и гражданами (часть 1 статьи 7, статья 8, пункт 16 части 1 статьи 64 и часть 2 статьи 70 Закона об исполнительном производстве). В случае неясности судебный пристав- исполнитель, иные лица, исполняющие судебный акт, вправе обратиться в суд за разъяснением его исполнения, в том числе по вопросу о том, какая именно сумма подлежит взысканию с должника (статья 202 ГПК РФ, статья 179 АПК РФ). При этом день фактического исполнения нарушенного обязательства, в частности, день уплаты задолженности кредитору, включается в период расчета неустойки

читать далее о взыскании неустойки

Как регулирует нарушение обязательств Гражданский кодекс РФ?

нарушение обязательств

договор, ГК РФ, нарушение обязательств, сделка, неустойка, убытки

Written by: Андрей Ларин

Положения ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств

ВС РФ были опубликованы некоторые важные правовые позиции по вопросам применения Гражданского кодекса РФ в сфере ответственности за нарушение обязательств.

Большая часть из них – относительно внесенных в гражданское законодательство изменений, вступивших в силу с 1 июня 2015 года.

ВС РФ изложил свою правовую позицию о нюансах возмещения убытков при прекращении договора.

Речь идет о ситуациях, когда неисполнение или ненадлежащее исполнение должником договора повлекло его досрочное прекращение, а кредитор вынужден был заключить взамен его подобный договор.

В таком случае кредитор имеет право требовать от должника возместить убытки в виде разницы между ценой прекращенного и нового договоров.

ВС РФ уточнил, что кредитор может заключить и несколько сделок, которые заменяют расторгнутый договор. При этом добросовестность кредитора и целесообразность его действий при заключении замещающей сделки предполагаются – но должник вправе их оспорить, представив доказательства.

Кроме того, с 1 июня 2015 года законодательно закреплена возможность оговорить в договоре тот факт, что при наступлении определенных обстоятельств, которые не будут связаны с нарушениями обязательств какой-либо из сторон, один контрагент обязан возместить другому все понесенные потери.

Юристы ЮБ «Аргументъ» отмечают, что возмещение убытков допускается, если доказывается, что потери уже понесены или неизбежно будут понесены в будущем. А сторона, которая требует выплату данного возмещения, обязана доказать наличие существующей причинной связи между наступлением такого обстоятельства и ее потерями.

Но важно знать, что сторона не сможет возместить свои потери, если она недобросовестным образом содействовала наступлению тех обстоятельств, на случай которых и предусмотрено такое возмещение.

Разъяснения ВС РФ о фактах недобросовестности при осуществлении переговоров

В соответствии с действующим в России законодательством, сторона, которая проводит или прерывает переговоры о заключении сделки недобросовестно, обязана возместить другой стороне причиненные этим обстоятельством убытки. Такого рода убытки включают в себя все затраты на организацию переговоров, а также расходы, которые понесла сторона в связи с утратой возможности заключения договора с третьим лицом.

ВС РФ сделал акцент на том, что само прекращение переговоров без указания причин отказа не свидетельствует о недобросовестных действиях противоположной стороны. В этой ситуации на истца возлагается обязательство доказывания, что, вступив в переговоры, ответчик действовал недобросовестно и намеренно желал нанести истцу вред.

Однако недобросовестность действий ответчика четко предполагается, если он в ходе переговоров представлял недостоверные сведения или прекращал ведение переговоров внезапно и при таких обстоятельствах, при которых противоположная сторона переговоров не могла разумно этого ожидать. В такой ситуации ответчик обязан доказывать добросовестность своих намерений.

Также ВС РФ разъяснил отдельные вопросы ответственности за неисполнение обязательства в натуре, ответственности за неисполнение денежного обязательства по ст. 395 Гражданского кодекса РФ, уменьшения неустойки судом и так далее.

Юристы ЮБ «Аргументъ» всегда готовы пояснить Вам неясные нормы законодательства и провести исчерпывающую юридическую консультацию.

Ссылки по теме:

  • Юридическая консультация
  • Корпоративные споры
  • Обжалование судебных актов

Верховный Суд разъяснил некоторые вопросы применения положений ГК РФ о прекращении обязательств

24 Июня 2020

     Пленум Верховного Суда РФ принял постановление от 11.06.2020 N 6, в котором разъяснил некоторые вопросы применения судами положений гражданского законодательства о прекращении обязательств.
     

     1. Обязательство прекращается полностью или частично по основаниям, предусмотренным ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами или договором.

Перечень оснований прекращения обязательств не является закрытым, поэтому стороны могут в своем соглашении предусмотреть не упомянутое в законе или ином правовом акте основание прекращения обязательства и прекратить как договорное, так и внедоговорное обязательство, а также определить последствия его прекращения, если иное не установлено законом или не вытекает из существа обязательства.
     

     Основания прекращения обязательства могут как являться односторонней сделкой (например, заявление о зачете) или соглашением (например, предоставление и принятие отступного), так и не зависеть от воли сторон (в частности, прекращение обязательства на основании акта органа государственной власти или органа местного самоуправления).
     

     Судам следует учитывать, что прекращение договорного обязательства по ряду оснований может быть выражено в форме соглашения сторон и представлять собой частный случай расторжения или изменения договора.
               

     2. По соглашению сторон обязательство может быть прекращено предоставлением отступного — уплатой денежных средств или передачей иного имущества.

При этом правила об отступном не исключают, что в качестве отступного будут выполнены работы, оказаны услуги или осуществлено иное предоставление.

Стороны вправе согласовать условие о предоставлении отступного на любой стадии существования обязательства, в том числе до просрочки его исполнения.
          

     Если предложенное отступное не соответствует соглашению сторон, а при отсутствии специальных указаний в соглашении — обычно предъявляемым требованиям, кредитор вправе отказаться от приемки ненадлежащего отступного, предложенного должником, и воспользоваться средствами защиты, установленными законом или договором на случай нарушения первоначального обязательства.
          

     По смыслу статьи 409 ГК РФ, если взамен обязательства по уплате денег в качестве отступного предоставляется имущество, в отношении которого действует преимущественное право покупки, лицо, обладающее этим правом, может воспользоваться средствами защиты, предусмотренными на случай нарушения такого преимущественного права.
     

     Истечение срока исковой давности по первоначальному обязательству не препятствует заключению соглашения об отступном. Соглашение об отступном, заключенное в письменной форме после истечения срока исковой давности, в зависимости от его содержания может быть квалифицировано в качестве признания долга.
           

     3. Согласно статье 410 ГК РФ для прекращения обязательств зачетом, по общему правилу, необходимо, чтобы требования сторон были встречными, их предметы были однородными и по требованию лица, которое осуществляет зачет своим односторонним волеизъявлением, наступил срок исполнения.

Указанные условия зачета должны существовать на момент совершения стороной заявления о зачете.

Читайте также:  Коллекторские агентства – оставить или упразднить?

Например, встречные требования сторон могут в момент своего возникновения быть неоднородными (требование о передаче вещи и требование о возврате суммы займа), но к моменту заявления о зачете встречные требования сторон уже будут однородны (требование о возмещении убытков за нарушение обязанности по передаче вещи и требование о возврате суммы займа).
                  

     Обязательства считаются прекращенными зачетом в размере наименьшего из них не с момента получения заявления о зачете соответствующей стороной, а с момента, в который обязательства стали способными к зачету.

Например, если срок исполнения активного и пассивного требований наступил до заявления о зачете, то обязательства считаются прекращенными зачетом с момента наступления срока исполнения обязательства (или возможности досрочного исполнения пассивного обязательства), который наступил позднее, независимо от дня получения заявления о зачете.
     

     Если лицо находилось в просрочке исполнения зачитываемого обязательства, срок исполнения по которому наступил ранее, то проценты за пользование чужими денежными средствами и (или) неустойка начисляются до момента прекращения обязательств зачетом. Если проценты за пользование чужими денежными средствами и (или) неустойка были уплачены за период с момента, когда зачет считается состоявшимся, до момента волеизъявления о зачете, они подлежат возврату.
     

     Если требования стали встречными лишь в результате перемены лица в обязательстве, то момент их прекращения не может быть ранее даты такой перемены.
     

     4. Обязательство прекращается новацией, если воля сторон определенно направлена на замену существовавшего между ними первоначального обязательства другим обязательством.

Новация имеет место, если стороны согласовали новый предмет и (или) основание обязательства.

Соглашение о замене первоначального обязательства другим может быть сформулировано, в частности, путем указания на обязанность должника предоставить только новое исполнение и (или) право кредитора потребовать только такое исполнение.
     

  •      Соглашение сторон, уточняющее или определяющее размер долга и (или) срок исполнения обязательства без изменения предмета и основания возникновения обязательства, само по себе новацией не является.
         
  •      При наличии сомнений, была воля сторон направлена на заключение соглашения о новации или об отступном, соглашение сторон толкуется в пользу применения правил об отступном.
         
  •      Предметом новации могут выступать сразу несколько обязательств, в том числе возникших из разных оснований.
         

     Обязательство может быть прекращено соглашением о новации, если иное не установлено законом или не вытекает из существа отношений. Например, новацией может быть прекращено обязательство, возникшее вследствие причинения вреда имуществу.
              

     Истечение срока исковой давности по первоначальному обязательству не препятствует заключению соглашения о новации. Срок исковой давности по обязательству, возникшему в результате новации, начинает течь заново с момента, определяемого на основании правил об исковой давности.
             

     5. Обязательство может быть прекращено прощением долга — освобождением кредитором должника от лежащих на нем имущественных обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора. Для прощения долга не имеют значения наступление срока или условия для исполнения обязательства.
     

     Прощение долга не свидетельствует о заключении договора дарения, если совершается кредитором в отсутствие намерения одарить должника.

Об отсутствии такого намерения могут свидетельствовать, в частности, взаимосвязь между прощением долга и получением кредитором имущественной выгоды по какому-либо обязательству (например, признанием долга, отсрочкой платежа по другому обязательству, досудебным погашением спорного долга в непрощенной части и т.п.), достижение кредитором иного экономического интереса, прямо не связанного с прощением долга, и т.п.
     

     Отношения кредитора и должника по прощению долга квалифицируются судом как дарение только в том случае, если будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара (пункт 3 статьи 423 ГК РФ). В таком случае прощение долга должно подчиняться запретам, установленным статьей 575 ГК РФ, пунктом 4 которой, в частности, не допускается дарение в отношениях между коммерческими организациями.
     

     Уменьшение на будущее процентной ставки на сумму займа само по себе прощением долга не является.
               

     Отказ от иска или части исковых требований по спору об исполнении обязательства сам по себе не означает прощение долга и не влечет прекращения обязательства.
              

     6. В соответствии с пунктом 1 статьи 416 ГК РФ обязанность стороны прекращается в силу объективной невозможности исполнения, наступившей после возникновения обязательства и имеющей неустранимый (постоянный) характер, если эта сторона не несет риск наступления таких обстоятельств.
          

     Наступление обстоятельств непреодолимой силы само по себе не прекращает обязательство должника, если исполнение остается возможным после того, как они отпали. Сторона освобождается от возмещения убытков или уплаты другой стороне неустойки и иных санкций, вызванных просрочкой исполнения обязательства ввиду непреодолимой силы.
     

     Договор может предусматривать специальные правила о прекращении обязательств на случай возникновения обстоятельств непреодолимой силы, например об автоматическом прекращении договорных отношений при наличии указанных обстоятельств либо о прекращении договорных отношений по истечении определенного срока с момента возникновения указанных обстоятельств.
         

     7.

Признавая ликвидацию юридического лица основанием прекращения обязательств, в которых оно участвует в качестве кредитора или должника, статья 419 ГК РФ допускает существование предусмотренных законом или иными правовыми актами изъятий из указанного правила. В частности, такие изъятия предусмотрены пунктом 2 статьи 700 и пунктом 2 статьи 1093 ГК РФ. В этих случаях указанное законом лицо является правопреемником ликвидированного юридического лица по соответствующим обязательствам.
     

     В случае исключения юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц как недействующего к обязательственным отношениям, в которых оно участвовало, подлежит применению статья 419 ГК РФ, если специальные последствия не установлены законом.
     

     Участники ликвидированного юридического лица, равно как и его кредиторы, не вправе самостоятельно обращаться с обязательственными требованиями юридического лица к его должникам, в частности с требованием вернуть переданное в аренду имущество, оплатить стоимость переданных товаров и т.п. В этом случае следует руководствоваться положениями пункта 5_2 статьи 64 ГК РФ, устанавливающего процедуру распределения обнаруженного обязательственного требования.
     

Статья 401 ГК РФ. Основания ответственности за нарушение обязательства

Позиции высших судов по ст. 401 ГК РФ >>>

1. Лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности.

Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

2. Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство.3. Если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств.4. Заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства ничтожно.

Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая (Гришаев С.П., Богачева Т.В., Свит Ю.П.) (Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2019)

Сделки, представительство, исковая давность: Постатейный комментарий к статьям 153 — 208 Гражданского кодекса Российской Федерации (отв. ред. А.Г. Карапетов) («М-Логос», 2018)

Общие положения об обязательствах: Учебное пособие (Хохлов В.А.) («Статут», 2015)

Гражданский кодекс Российской Федерации. Постатейный комментарий к разделу III «Общая часть обязательного права (под ред. Л.В. Санниковой) («Статут», 2016)

Путеводитель. Что нужно знать об обязательствах (КонсультантПлюс, 2020)

Путеводитель. Договоры и сделки (КонсультантПлюс, 2020)

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»

Если исходить из сложившейся судебной практики и буквального толкования законодательства, то тяжелое материальное положение и трудности в предпринимательской деятельности нельзя рассматривать как форс-мажор.

Когда обстоятельства, при которых заключался договор, существенно изменяются, это служит основанием для его расторжения (ст 451 ГК).

Существенность изменения подразумевает под собой понимание того, что, зная об этих обстоятельствах заранее, стороны вовсе не заключили бы подобный договор.
Стороны могут:

  • достигнуть соглашения и привести договор в соответствие с изменившимися обстоятельствами;
  • расторгнуть его;
  • обратиться в суд с требованием об изменении его условий.

Условия гражданско-правового договора изменяются судом только в исключительных случаях: когда его расторжение противоречит интересам общества либо влечет слишком большой ущерб для сторон, так, что изменить его выгоднее, чем расторгнуть.
Согласно п 3 ст 401 ГК РФ, лицо ненадлежащим образом исполнившее своё обязательство при предпринимательской деятельности несет ответственность, если не докажет, что его действия или бездействие были вызваны форс-мажорными обстоятельствами.
Форс-мажором в ГК РФ признается ситуация, ставшая следствием непреодолимой силы, непредвиденных, чрезвычайных и непредотвратимых обстоятельств.
Предпринимательская деятельность осуществляется на свой страх и риск. Она самостоятельна и направлена на систематическое получение прибыли путем выполнения определенных действий (торговли, оказания услуг и т.д.).
Предприниматели, начиная заниматься определенной деятельностью, осознают риск столкновения с финансовыми затруднениями. Материальные трудности нельзя назвать обстоятельствами, вызванными непреодолимой силой. А следовательно, на основании тяжелого материального положения предпринимателя нельзя изменить условия гражданско-правового договора.

Можно ли признать изменения курса валюты форс-мажором и основанием для освобождения от обязательств по договору поставки?

В российском законодательстве практически не используется термин “форс-мажор”, его заменяет словосочетание “непреодолимая сила”.
Во многих случаях форс-мажорные обстоятельства, или обстоятельства, ставшие следствием непреодолимой силы, могут освободить лицо от исполнения какого-либо обязательства.

На события, которые определяются как чрезвычайные или форс-мажорные, невозможно никак повлиять и предугадать их заранее.
Согласно п 3 ст 401 ГК РФ, можно доказать, что неисполнение или плохое исполнение обязательства было вызвано влиянием чрезвычайных обстоятельств, и тем самым снять с себя за это ответственность.

П 3 ст 401 ГК РФ также оговаривает, что нарушение обязанностей контрагентами, отсутствие денег у должника или нужных товаров на рынке к таким обстоятельствам не относится.
Курс иностранной валюты мог возрасти в связи с экономической обстановкой в стране.

Однако отсутствие у должника нужных денежных средств, чтобы рассчитаться с поставщиком по возросшему курсу, не является обстоятельством непреодолимой силы. Если договором установлена иностранная валюта, как способ расчета, то стороны сознательно взяли на себя такой риск.

Невозможно освободиться от обязательств по договору на основании роста курса валюты. Однако в договоре можно заранее предусмотреть такой риск, установив, например, что расчеты производятся по курсу на конкретную дату.

Читайте также:  Законопроект: статус «национальная компания» ао, одо и ооо

ВС: Исключение любой ответственности заказчика за просрочку исполнения обязательства недопустимо

Верховный Суд опубликовал Определение № 306-ЭС20-2351 от 7 июля по делу о взыскании исполнителем подрядных работ с их заказчика процентов за пользование чужими денежными средствами из-за несвоевременной оплаты таких работ.

В феврале 2018 г.

ООО «Жилбытсервис» (исполнитель) и ПАО «Нижнекамскнефтехим» (заказчик) заключили подрядный договор на выполнение технического обслуживания систем, установок и средств пожарной автоматики на объектах заказчика. Предельная стоимость договорных работ составила 90 млн руб., но впоследствии стороны увеличили сумму договора на 845 тыс. руб. путем заключения дополнительного соглашения.

В дальнейшем исполнитель обратился в суд с иском о взыскании с заказчика задолженности по договору в размере 812 тыс. руб. В обоснование своих требований истец ссылался на подписанные сторонами акты приемки выполненных работ, которые не были оплачены заказчиком. Кроме того, общество потребовало уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме 11 тыс. руб.

Ответчик подал встречный иск о взыскании 299 тыс. руб. в виде неосновательного обогащения и 58 тыс. руб. в качестве процентов за пользование чужими денежными средствами, мотивируя это тем, что исполнитель пользовался имуществом – нежилым помещением заказчика – без правовых оснований и оплаты.

Три судебные инстанции удовлетворили требования «Жилбытсервис» частично, взыскав в его пользу с ответчика 812 тыс. руб. задолженности. В удовлетворении остальной части первоначального иска и встречных требований было отказано.

В судебных актах по делу отмечалось, что исполнитель доказал факт выполнения работ на спорную сумму, а заказчик признал иск в соответствующей части, но при этом не погасил свой долг в добровольном порядке.

Требования о взыскании с ответчика процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных на сумму задолженности, были оставлены без удовлетворения под предлогом отсутствия оснований для привлечения заказчика к указанному виду ответственности.

При этом суды сочли, что при рассмотрении спора необходимо принимать во внимание буквальное значение условий договора, согласно п. 4.8 которого в случае несвоевременной оплаты выполненных работ исполнитель не вправе предъявлять заказчику штрафные санкции.

Таким образом, три судебные инстанции отметили, что стороны в силу п. 1 ст. 421 ГК РФ свободны в заключении договора, поэтому они не согласовали условия об ответственности заказчика в случае несвоевременной оплаты выполненных исполнителем работ.

Встречный иск был оставлен ими без удовлетворения ввиду недоказанности ответчиком факта пользования истцом спорным имуществом.

В своей жалобе в Верховный Суд общество «Жилбытсервис» просило об удовлетворении его требования о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами.

После изучения материалов дела № А65-11516/2019 высшая судебная инстанция отметила, что юридическое равенство сторон в договоре предполагает, что подобная свобода договора не является абсолютной и имеет свои пределы, которые обусловлены в том числе недопущением грубого нарушения баланса интересов участников правоотношений. Соответственно, при оценке и толковании условий договора необходимо определить пределы диспозитивности, в рамках которых в договоре может быть установлено условие об освобождении заказчика от предъявления к нему исполнителем штрафных санкций в случае несвоевременной оплаты оказанных услуг.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС отметила безосновательность того, что заказчик обладает безграничной свободой усмотрения при формулировании им в договоре условия о собственной ответственности.

«В частности, в договоре подряда не может быть условия о полном освобождении заказчика от ответственности за нарушение им собственных обязательств (в том числе за просрочку оплаты) по его же умышленной вине.

Данный вывод основан прежде всего на категоричном запрете на заключение предварительного соглашения об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства, установленном в п. 4 ст. 401 ГК РФ», – отмечено в определении.

Как пояснил Суд, исключение ответственности должника за неисполнение денежного обязательства, предусмотренной п. 1 ст.

395 ГК РФ, в случае умышленного нарушения не может быть обосновано принципом свободы договора, поскольку наличие такого преимущества у одной из сторон договора грубо нарушает баланс интересов сторон.

Дело в том, что в таком случае исполнитель не получает своевременного вознаграждения за оказанные услуги, а заказчик не несет никакой имущественной ответственности за время просрочки.

Внесены изменения в два постановления Пленума ВС РФ, посвященные применению норм исковой давности и ответственности за нарушение обязательств

Со ссылкой на п. 7 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7 Суд отметил, что отсутствие умысла доказывается лицом, нарушившим обязательство (п. 1 и 2 ст. 401 ГК РФ).

«Например, в обоснование отсутствия умысла должником, ответственность которого устранена или ограничена соглашением сторон, могут быть представлены доказательства того, что им проявлена хотя бы минимальная степень заботливости и осмотрительности при исполнении обязательства.

Таким образом, условие об исключении ответственности заказчика за просрочку оплаты оказанных ему услуг должно признаваться ничтожным (в случае, если заказчик полностью освобождается от какой-либо ответственности) либо толковаться ограничительно в системной взаимосвязи с положениями п.

4 ст. 401 ГК РФ как не подлежащее применению к случаям умышленного нарушения заказчиком своих обязательств», – отметил ВС.

В рассматриваемом деле, подчеркнул Суд, п. 4.8 спорного договора не подлежал толкованию как освобождающий заказчика от ответственности в виде взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами, предусмотренных п. 1 ст. 395 ГК, за нарушение сроков оплаты оказанных услуг.

Кроме того, нижестоящие суды не оценили доказательства надлежащей степени заботливости и осмотрительности заказчика при исполнении обязательств по оплате.

При таких обстоятельствах у них не имелось оснований для вывода о неприменении к заказчику мер гражданско-правовой ответственности в виде взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами.

Таким образом, ВС РФ отменил судебные акты нижестоящих судов в части отказа в удовлетворении требований истца о взыскании с ответчика процентов за пользование чужими денежными средствами, направив в отмененной части дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко отметил, что вся суть спора состоит в разрешении вопроса о том, как правильно толковать п. 4.

8 заключенного между сторонами договора, который не позволяет исполнителю взыскивать санкции с заказчика в случае несвоевременной оплаты работ: «С одной стороны, в силу принципа свободы договора (ст. 421 ГК РФ) стороны по взаимному согласию могут ограничивать ответственность друг перед другом.

С другой стороны, в ч. 4 ст. 401 ГК РФ установлен императивный запрет заранее заключенных соглашений об ограничении или устранении ответственности за умышленное нарушение».

Эксперт полагает, что Верховный Суд очень тонко и верно преодолел это противоречие, разграничив две ситуации: это условие ничтожно, если заказчик полностью освобождается от какой-либо ответственности либо это условие должно толковаться ограничительно как не подлежащее применению к случаям умышленного нарушения заказчиком своих обязательств. «Стоит отметить, что за месяц до комментируемого определения был опубликован полный текст другого Определения ВС РФ от 4 июня 2020 г. № 305-ЭС19-25839 (дело № А40-231971/2018), в котором обсуждался вопрос о недопустимости исключения в договоре ответственности за умышленное нарушение условий банковской гарантии, но там Суд аргументировал свою позицию более подробно и глубоко, аппелируя и к политике права, и к международно-правовым актам, содержащим рекомендательные нормы гражданского права», – отметил Сергей Радченко.

Управляющий партнер АБ «Бартолиус» Юлий Тай назвал верным вывод Верховного Суда в той части, в которой он ушел от оценки положения соглашения сторон об исключении применения штрафных санкций за просрочку исполнения денежного обязательства с точки зрения отказа от осуществления права и вовсе не упомянул в тексте п. 2 ст. 9 ГК РФ, на который ссылался заявитель кассационной жалобы. «Это имеет важное значение для судебной практики, которая медленно, но верно идет к тому, чтобы не рассматривать негативные обязательства в качестве отказа от осуществления права. Но, с другой стороны, несколько удручает патернализм ВС РФ, который применил ст. 401 ГК РФ, хотя заявитель ссылался в жалобе на ст. 9 ГК РФ, то есть при реальном равноправии и состязательности сторон заявитель жалобы должен был проиграть», – полагает он.

По его мнению, Верховный Суд последовательно проводит позицию, высказанную за месяц до этого в определении № 305-ЭС19-25839, основанную на п. 4 ст.

401 ГК РФ о том, что обязанная сторона не обладает безграничной свободой усмотрения при формулировании условия о собственной ответственности: «Условие об исключении ответственности за просрочку выплаты должно признаваться ничтожным (если оно изложено буквально) либо толковаться ограничительно в системной взаимосвязи с положениями п. 4 ст. 401 ГК РФ и не подлежит применению к случаям умышленного нарушения обязательств».

Старший юрист АБ «Бартолиус» Александра Овсянникова добавила, что в данном споре и деле № А40-231971/2018 на первом круге разбирательства не рассматривался вопрос о наличии или отсутствии умысла, в связи с чем такие дела были направлены на новое рассмотрение.

«При этом ВС указал, что “в обоснование отсутствия умысла должником, ответственность которого устранена или ограничена соглашением сторон, могут быть представлены доказательства того, что им проявлена хотя бы минимальная степень заботливости и осмотрительности при исполнении обязательства”.

Такой подход ВС РФ со ссылкой на п. 4 ст.

401 ГК РФ в целом представляется верным, однако для случаев с денежными обязательствами это заведомо означает, что для предпринимателей принцип свободы договора в части ограничения ответственности за неисполнение денежного обязательства лишь случаями умышленной вины фактически не работает», – убеждена она.

По словам эксперта, во-первых, вина должника в нарушении обязательства предполагается, пока не доказано обратное (п. 5 Постановления Пленума ВС № 7), а во-вторых, в соответствии с п. 3 ст.

401 ГК РФ отсутствие у должника-предпринимателя необходимых денежных средств не является обстоятельством, освобождающим от ответственности.

«Трудно представить, какое именно поведение должника в случае с невозможностью исполнения денежного обязательства будет свидетельствовать о той заботливости и осмотрительности, которая необходима для освобождения его от ответственности», – подчеркнула Александра Овсянникова.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *