Конституционный суд запретил требовать долги бессрочно

14.03.2016
 6670

Конституционный суд запретил требовать долги бессрочно

Конституционный суд признал неконституционными ряд норм закона об исполнительном производстве[1], которые позволяют взыскателю неограниченное число раз предъявлять и отзывать исполнительный лист, продлевая на неопределенное время срок давности.

Постановление вынесено по заявлению бизнесмена Михаила Ростовцева, который столкнулся с подобной проблемой во взаимоотношениях со Сбербанком. В период с 2010-го по 2014-й год «Сбер» несколько раз предъявлял, а затем отзывал свои требования.

Но когда Ростовцев в декабре 2014 года счел, что трехлетний срок исковой давности пропущен, и пытался признать незаконным постановление судебного пристава-исполнителя о взыскании, суды ему отказали.

В своей жалобе, направленной в КС, Ростовцев доказывал, что оспариваемые им нормы допускают «бессрочное и ничем не ограниченное право» взыскателя предъявлять исполнительный лист. Его отзыв влечет окончание производства, и трехлетний срок давности в данном случае каждый раз начинает течь заново, указывал заявитель.

И КС с ним согласился, среди прочего указав и на экономический смысл отзыва и нового предъявления требований.

«При обращении взыскания на имущество взыскатели несут риски, связанные с изменением рыночной стоимости этого имущества и возможностью его реализации, что может побуждать их в надежде на улучшение ситуации на рынке к подаче, причем неоднократной, заявления о возвращении исполнительного документа», — говорится в постановлении.

С этим согласна Александра Герасимова, старший юрисконсульт «ФБК-право». По ее словам, мотивы действий взыскателей зачастую недобросовестны, они преследуют цель выиграть на изменении рыночных цен имущества должников или их финансового положения.

Законодателю придется исправить положение.

КС в своем постановлении напомнил, что при возникновении коллизий законных интересов должников и кредиторов необходимо предотвратить «предоставление защиты одним правам в нарушение других, равноценных по своему конституционному значению».

В случае с Ростовцевым этого не было. Подобные действия взыскателя, констатировал КС, могут привести к тому, что «должник должен бесконечно пребывать под угрозой исполнительных действий и мер принудительного исполнения».

Это также ведет к чрезмерно длительному пребыванию должника в состоянии «неопределенности его правового положения», заключили конституционные судьи. Этому должен быть противопоставлен принцип правовой справедливости, хотя при этом необходимо «соблюдать принцип преимущественной защиты интересов взыскателя».

Мнения экспертов разделились. Одни безоговорочно поддерживают позицию КС. «Должник может бесконечно долго пребывать под угрозой применения к нему мер принудительного исполнения, что, безусловно, приводит к нарушению его прав, в том числе права собственности и права на судебную защиту», — считает Анастасия Рагулина, замдиректора по научной работе юргруппы «Яковлев и партнеры».

Это нарушало стабильность делового оборота, добавляет Роман Дубянский, юрист BGP Litigation.
[tag:teaser:263]
«[Постановление КС] создает определенность для обеих сторон исполнительного производства.

Должник теперь застрахован от недобросовестных действий взыскателей, а [те] будут понимать, что продление [трехлетнего] срока возможно лишь по объективным причинам», — согласна Мария Ивойлова, адвокат юркомпании «Хренов и партнеры».

[tag:teaser:266]
Ольга Бенедская, старший юрист коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры», отмечает, что позиция КС особенно важна при покупке долей в бизнесе.
[tag:teaser:267]
Противоположного мнения придерживается Светлана Громадская, адвокат юридической группы «Яковлев и партнеры».

По ее мнению, правовая позиция КС фактически приведет к сокращению трехлетнего срока на принудительное исполнение судебных актов. «В условиях современных правовых реалий это неблагоприятно скажется как на правовом положении взыскателя, стороны, находящейся в заведомо невыгодных по сравнению с должником условиях, так и на стабильности гражданского оборота, — уверена она.

— Ограничение срока на принудительное исполнение судебного акта должно быть введено как исключительная мера, в зависимости от обстоятельств конкретного дела».
[tag:teaser:262]
Громадская особо указывает на неэффективность службы судебных приставов. В этом с ней согласен Александр Сотов, замдиректора департамента финансового консультирования «ФБК Grant Thornton».

По его мнению, постановление КС в целом соответствует духу законности и защиты прав, однако может создать существенные сложности с реализацией судебных решений из-за нехватки времени или компетентности у исполнителей. «У кредиторов [теперь] меньше надежды получить свое с несознательных должников, а у последних появляется четкий горизонт, в течение которого они должны скрываться, чтобы потом продолжать жить без оглядки на возможность взыскания», — отмечает Сотов.
[tag:teaser:264]

По мнению КС, отзыв исполнительного листа и новое его предъявление должны быть надлежащим образом мотивированы взыскателем. «Эта идея суда очень интересна. Но в случае ее законодательного закрепления могут начаться проблемы с частыми отказами приставов.

Здесь будет необходимо решить вопрос, кто должен оценивать эту мотивировку — суд или пристав», — считает Александра Герасимова, старший юрисконсульт «ФБК-право».

А до изменения текущего законодательного регулирования суд обязал ФССП и суды при разрешении вопроса о правомерности нового возбуждения исполнительного производства, если оно уже было прекращено по инициативе взыскателя, вычитать из общего трехлетнего срока давности те периоды, когда оно велось.

[1] ч.1 ст.21, ч.2 ст.22 и ч.4 ст.46 федерального закона «Об исполнительном производстве»
 

Конституционный суд запретил требовать долги бессрочно

должник

долг, должник, кредитор, исковая давность, исполнительное производство, пристав-исполнитель

Written by: Андрей Ларин

Восстановление нарушавшихся прав должников или поощрение их недобросовестного поведения

Конституционным судом был признан ряд норм федерального закона «Об исполнительном производстве» неконституционными. Таковыми признаны нормы, позволяющие взыскателю неограниченное количество раз предъявлять и отзывать исполнительный лист, продлевая срок давности.

Причиной для вынесения постановления послужило заявление гражданина Р., столкнувшегося с проблемой во взаимоотношениях со Сбербанком.

В период с 2010 по 2014 год указанный банк сначала неоднократно предъявлял, а несколько позже отзывал свои требования. В связи с этим, когда Р.

в декабре 2014 года посчитал, что срок исковой давности – 3 года пропущен и произвел попытку признать незаконным постановление судебного пристава-исполнителя о взыскании, суд отказал в удовлетворении его требований.

Гражданин направил жалобу в Конституционный суд со ссылкой на то, что оспариваемыми им нормами допускается «бессрочное и ничем не ограниченное право» взыскателя на предъявление исполнительного листа. Его отзыв влечет окончание производства и 3-летний срок давности при этом каждый раз течет вновь.

  • Судьи Конституционного суда согласились с ним. Помимо этого, отметив в постановлении экономический смысл отзыва и нового предъявления требований:
  • «При обращении взыскания на имущество, взыскатели несут риски, связанные с изменением рыночной стоимости этого имущества и возможностью его реализации, что может побуждать их в надежде на улучшение ситуации на рынке к подаче, причем неоднократной, заявления о возвращении исполнительного документа».
  • Юристы ЮБ «Аргументъ» согласны с этим, ведь мотивы действий взыскателей часто могут быть недобросовестными в желании выиграть на изменении рыночных цен имущества должников или их финансового положения.

Законодатель должен исправить ситуацию

В постановлении закреплено, что при возникновении коллизий законных интересов должников и кредиторов необходимо предотвратить «предоставление защиты одним правам в нарушение других, равноценных по своему конституционному значению».

В приведённом примере с гражданином Р. этого не произошло. Такого рода действия взыскателя, по мнению суда, могут привести к постоянному пребыванию должника под угрозой исполнительных действий и мер принудительного исполнения.

Этому должен быть противопоставлен принцип правовой справедливости, однако необходимо соблюдение принципа преимущественной защиты интересов взыскателя.

Основные плюсы и минусы сложившейся ситуации

Так, с одной стороны, должник может достаточно длительное время находиться под угрозой применения к нему мер принудительного исполнения, что приводит к нарушению его прав, включая права собственности и права на судебную защиту.

Однако постановление вносит определенность для сторон исполнительного производства. Так, должник теперь застрахован от недобросовестных действий взыскателя, а взыскателю ясно, что продление срока предусматривается только объективными причинами.

  1. С другой стороны, правовая позиция суда на практике может привести к уменьшению трехлетнего срока на принудительного исполнение судебных актов, что может неблагоприятно сказаться на правовом положении взыскателя, а также на стабильности гражданского оборота.
  2. Юристы ЮБ «Аргументъ» высказывают свое мнение и отмечают, что постановление Конституционного суда в целом направлено на поддержание законности и защиту прав граждан, но на практике может образовать некоторые сложности с реализацией решений суда ввиду нехватки времени или компетентности у исполнителей.
  3. Таким образом, у кредиторов остается меньше шансов на получение своего с несознательных должников, а должники наоборот получают конкретное время, на протяжении которого могут продолжать жить без ожидания возможного взыскания.
  4. Конституционный суд отметил также, что отзыв исполнительного листа и его повторное предъявление должны быть в достаточной степени мотивированы взыскателем.
  5. Обратитесь за консультацией к опытным банкротным юристам юридического бюро «Аргументъ».
  6. Ссылки по теме:
Читайте также:  Претензии по выкупу мэрией школы у березовского могут быть законными

КС: бессрочное преследование должников запрещено | КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ ГОРОДА СИМФЕРОПОЛЬ

Конституционный суд РФ запретил бессрочное преследование должников, пишет «Российская газета».

Как следует из материалов дела, за разъяснениями обратился Михаил Ростовцев, собственность которого (находившаяся в залоге) неоднократно становилась объектом внимания судебных приставов.

Исполнительный лист на пять объектов недвижимости, принадлежавших Ростовцеву, сначала был выдан в 2010 году, однако затем Сбербанк его отозвал. История повторилась в феврале 2013 и декабре 2014 годов.

Полагая, что установленный законом трехлетний срок для предъявления исполнительного документа пропущен, Ростовцев попытался признать постановление пристава незаконным, однако местные суды с этим не согласились.

По мнению заявителя, положения Закона «Об исполнительном производстве» нарушают Конституцию, поскольку «в нарушение баланса интересов сторон в исполнительном производстве допускают бессрочное и ничем не ограниченное право взыскателя предъявлять исполнительный документ в службу судебных приставов для принудительного исполнения и по своему усмотрению отзывать его без исполнения, что влечет окончание исполнительного производства и позволяет взыскателю в будущем снова инициировать принудительное исполнение того же исполнительного документа».

Изучив обстоятельства данного дела, КС с такой позицией согласился.

  • Установленные федеральным законодателем сроки предъявления исполнительных документов к исполнению должны отвечать интересам защиты конституционных прав взыскателя. Но они не могут затрагивать основное содержание конституционных прав должника, существо которых ни при каких обстоятельствах не должно быть утрачено, — указал КС.

В то же время в законе говорится, что срок предъявления исполнительного документа к исполнению может прерываться и впоследствии возобновиться, причем время, истекшее до прерывания срока, в новый срок не засчитывается.

При этом закон не требует от взыскателя указания мотивов своего решения об отзыве и новом взыскании.

  • Поскольку в каждом случае предъявления исполнительного документа к исполнению после возвращения исполнительного документа взыскателю срок его предъявления к исполнению прерывается, должник — при наличии вынесенного в отношении него неисполненного судебного акта — должен бесконечно пребывать под угрозой применения к нему и принадлежащему ему имуществу исполнительных действий, — указал КС РФ.
  • Неоднократное использование им (взыскателем. — «РГ») права на подачу заявления о возвращении исполнительного документа может приводить к чрезмерно длительному с точки зрения конституционно-правовых предписаний пребыванию должника в состоянии неопределенности относительно своего правового положения.

При этом должник, который, возможно, и хотел бы погасить имеющиеся долги, не имеет права распоряжаться своим имуществом, поскольку его имущество находится в залоге.

По мнению судей КС РФ, в Законе «Об исполнительном производстве» имеется нарушение статей Конституции, поскольку он допускает всякий раз продлевать срок исполнительного производства на неопределенно длительное время.

Дело Ростовцева подлежит пересмотру. Отныне суды обязаны «вычитать из установленной законом общей продолжительности срока предъявления исполнительных документов к исполнению периоды, в течение которых исполнительное производство по данному исполнительному документу осуществлялось».

Российская газета — Столичный выпуск №6921 (53)

Практика бессрочного взыскания имущества с должников признана неконституционной

14 марта 2016, 12:36

Санкт-Петербург. 14 марта. ИНТЕРФАКС-НЕДВИЖИМОСТЬ — Конституционный суд (КС) РФ признал неконституционными положения закона, которые допускали бессрочное право взыскателей возбуждать исполнительные производства.

Постановление КС РФ опубликовано на сайте суда, оно было вынесено на основе предыдущих правовых позиций суда.

Дело по жалобе Михаила Ростовцева касалось проверки конституционности ряда положений закона «Об исполнительном производстве». В сентябре 2010 года по решению суда на пять объектов нежилой недвижимости, находящихся в собственности М.

Ростовцева, было обращено взыскание. Спустя четыре месяца взыскатель — Сбербанк — обратился к судебным приставам, но затем отозвал исполнительный лист.

Судебный пристав вынес постановление об окончании исполнительного производства и об отзыве арестованного имущества с реализации.

Тем не менее, в феврале 2013 года Сбербанк вновь обратился к приставам с заявлением о возбуждении исполнительного производства. В декабре 2014 по заявлению Сбербанка приставы вновь возбудили производство. М.Ростовцев обратился в суды, полагая, что заявителями был пропущен трехлетний срок предъявления исполнительного документа. Суды различных инстанций ему отказали.

КС РФ в своем решении отметил, что по закону возбужденное производство может быть окончено приставом в связи с исполнением требований и при возвращении взыскателю исполнительного документа.

В обоих случаях судебный пристав-исполнитель обязан окончить производство и вернуть взыскателю исполнительный документ, что не является препятствием для повторного обращения взыскателя в пределах установленного законом трехлетнего срока.

Между тем, в действующем законе говорится, что срок предъявления исполнительного документа может прерываться и впоследствии возобновиться, причем время, истекшее до прерывания срока, в новый срок не засчитывается. При этом закон не требует от взыскателя указания мотивов своего решения об отзыве и новом взыскании.

Такое регулирование, постановил КС РФ, обещает должнику бесконечное пребывание под угрозой применения к нему мер принудительного исполнения. Это приводит к нарушению прав должника.

Таким образом, оспариваемые положения не соответствуют Конституции РФ, постановил суд. Законодателю надлежит внести изменения в действующее правовое регулирование.

До внесения изменений судебные приставы и суды при последующем обращении взыскателя (если предыдущее производство по исполнительному документу было окончено по заявлению взыскателя) обязаны, исчисляя срок производства, вычитать из его общей продолжительности те периоды, в течение которых производство по данному исполнительному документу уже осуществлялось.

Дело М.Ростовцева подлежит пересмотру.

Даже если нет ипотеки

Екатерина Мирошкина

экономист

Профиль автора

В 2021 году Конституционный суд совершил революцию в теме изъятия единственного жилья у должников. Теперь его все-таки можно забрать за долги, даже если это единственная квартира без ипотеки.

Пока это не изменения в законе, но суды уже начнут их использовать. Это значит, что за долги по расписке или перед банком можно остаться без единственного жилья. Это не значит, что жилье совсем заберут, а должник останется на улице, — но жилищные условия могут заметно ухудшиться. Исполнительский иммунитет, который еще месяц назад защищал дома и даже офисы, может больше не сработать.

Вот что сказал об этом Конституционный суд и кто рискует переехать против своей воли.

Курс для тех, кто много работает и устает. Цена открыта — назначаете ее сами Начать учиться

Банкротство — это процедура, которая позволяет списать долги. При условии, что управляющий нашел и изъял все имущество, которое подходит для взыскания. То есть что можно — забирают для расчета с кредиторами. А безнадежные долги списывают — с негативными последствиями для банкрота.

Если у вас или знакомых такая ситуация, теперь есть риски, что исполнительский иммунитет не спасет.

Все это указано в законе. Он действует и для банкротов — при долге по потребительскому кредиту или по расписке в размере 2 млн рублей можно жить в квартире за ту же сумму, но не отдавать ее.

Некоторые должники злоупотребляли такой защитой — иногда покупали на заемные деньги жилье, не возвращали долг и становились банкротами.

Даже если все понимали, что разумно было бы переехать в квартиру поменьше или в менее престижном районе, а разницу в стоимости отдать кредитору, исполнительский иммунитет позволял не делать этого.

Должник оставался при жилье, кредитор — без денег, а суды и приставы разводили руками: такой закон. Если жилье единственное, то будь оно сколько угодно большим и роскошным, изымать нельзя.

В законе не изменилось ничего. Законопроект, который широко обсуждался в 2017 году, так и остался в подвешенном состоянии — поговорили и отложили. Поправок по поводу замены роскошного единственного жилья на скромное в гражданском процессуальном кодексе все еще нет, а иммунитет формально работает.

Правами толковать закон в России наделен Конституционный суд. Он может находить нормы, которые нарушают чьи-то права или не соответствуют другим законам. И на основании этого дает разъяснения — дело пересмотрите, закон измените.

Законодатели могут довольно быстро отреагировать и уточнить нормы, а могут годами игнорировать эти указания. Так и случилось с изъятием единственного жилья — этот вопрос КС разбирал еще 2012 году.

И тогда же указал, что исполнительский иммунитет — это правильно. Но владеть домом площадью 320 квадратных метров и не отдавать долг в размере 3 млн рублей — не совсем честно.

Так что нужно защитить не только должников и их семьи, но и кредиторов, а статью 446 ГПК РФ — уточнить из-за имеющихся дефектов.

Вот только ничего с тех пор в законе не изменилось. Но тот же Конституционный суд рассмотрел очередное дело. Мужчина в 1999 году одолжил женщине 772 тысячи рублей, а должница годами не отдавала деньги.

Зато купила квартиру площадью 110 квадратных метров — причем уже после того, как было возбуждено исполнительное производство. С 1999 года долг ее вырос до 4,5 млн рублей, а должница стала банкротом.

Кредитор дошел до Конституционного суда. Потому что это как вообще — мне должны 4,5 млн рублей, при таком долге покупается квартира, но раз она единственная — я не могу получить свои деньги.

Читайте также:  Долги по кредитам будут взыскивать без суда и следствия

Почему бы должнице не сменить жилье на менее роскошное, а мне отдать разницу в счет долга. Если она сама не хочет — пусть ее обяжет суд. Но суды во всех инстанциях мужчине отказали — исполнительский иммунитет, извините.

Стоимость жилья не имеет значения: единственное — значит, защищено от взыскания.

У Конституционного суда, видимо, на этот раз терпение лопнуло. Он напомнил и про свои разъяснения 2012 года, когда постановил изменить закон для баланса интересов должников и кредиторов.

Но почти за 9 лет — заметили главные судьи страны — работы не продвинулись.

Это прямо так и назвали — «недопустимым законодательным бездействием», которое стало поводом для новой проверки конституционности статьи 446 ГПК.

Раз закон вы менять не хотите, будем уточнять нормы своими методами — говорят судьи в новом постановлении. И установили критерии, когда исполнительский иммунитет можно снять даже без изменений в ГПК РФ.

Конкретных норм, как в законопроекте, до сих пор нет. То есть нельзя сказать, что вот эта квартира в два раза больше нормы — поэтому на нее можно наложить взыскание, а вот на эту — нельзя, потому что это двушка для семьи из двух человек.

Очевидно, что работать эти разъяснения теперь точно будут. Не для всех должников и не в каждом деле, но теперь суды уже не смогут отфутболить кредиторов со ссылкой на безусловный иммунитет. Придется разбираться в каждой истории с наличием жилья и долга.

В первую очередь переехать в менее комфортное и более дешевое жилье рискуют должники-банкроты при злоупотреблениях. Но поменять единственный дом площадью 300 квадратных метров на двухкомнатную квартиру могут и без банкротства и злоупотреблений. Тут все на усмотрение конкретного суда с учетом условий, описанных в постановлении КС.

Например, должник забыл погасить 500 тысяч рублей долга. Но уже после просрочки купил квартиру за 4 млн рублей. И теперь живет там вместе с женой и ребенком. Площадь единственного жилья — 90 квадратных метров.

Норма предоставления в регионе — 18 квадратных метров на человека, то есть семье хватит 54 квадратных метров. Даже если поменять их жилье на квартиру площадью 75 квадратных метров, разницы хватит на полное погашение долга.

Суд может отдать трешку в центре кредитору при условии, что тот предоставит должнику трешку в другом районе того же города.

Но если у такого же должника квартира площадью 60 квадратных метров, то хоть это и больше нормы, все равно забрать ее из-за долга будет проблематично — слишком маленькая разница между рыночной ценой и суммой задолженности.

Скорее всего, взыскание будут обращать все-таки не на квартиры, а на роскошную недвижимость — вроде загородных домов с участками или квартир в элитных комплексах, где налицо злоупотребление правами должника. Потому что Конституционный суд хоть и одобрил снятие иммунитета, но сделал акцент на разумности таких мер. Все-таки это должна быть не мера устрашения, а обоснованный способ погасить долг.

Кс решит, соответствует ли конституции порядок истребования имущества от добросовестного приобретателя

22 июня Конституционный Суд РФ рассмотрел дело о проверке конституционности п. 1 ст. 302 Гражданского кодекса, регулирующего порядок истребования имущества от добросовестного приобретателя.

В августе 2015 г. гражданин Г. продал гражданину М. без согласования с бывшей супругой находившуюся в их совместной собственности квартиру в Ангарске. Спустя год эта квартира была приобретена по договору купли-продажи Евгением Мокеевым. Однако гражданка Г.

добилась в суде раздела совместно нажитого в период брака имущества и признания недействительной сделки по продаже квартиры ее бывшим мужем. Суд общей юрисдикции истребовал от нового собственника квартиры ½ долю в праве собственности на жилое помещение.

Доводы заявителя о том, что он является добросовестным приобретателем, а срок исковой давности истек, были отклонены судом.

В своей жалобе в Конституционный Суд Евгений Мокеев отметил, что применение судами общей юрисдикции п. 1 ст. 302 ГК РФ в гражданском деле лишило его ½ доли единственного жилья. При этом сделка купли-продажи между ним и гражданином М. не была признана недействительной.

По мнению заявителя, такое правовое регулирование не гарантирует защиту прав собственности тем, кто действовал осмотрительно и разумно при заключении договора купли-продажи и не мог знать об отсутствии полномочия на распоряжение жилым помещением, поскольку это будет установлено на основании судебного решения значительно позднее и, кроме того, лишает его даже компенсации. Гражданин добавил, что оспариваемая норма на практике становится основанием для истребования от законного титульного владельца (добросовестного приобретателя) доли жилого помещения, находящегося у него на праве собственности, и потому противоречит ряду положений российской Конституции.

В своем выступлении полномочный представитель Госдумы Мария Беспалова напомнила про общий принцип о том, что никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. При этом лицо, чья собственность выбыла помимо его воли, может требовать его возврата при условии сохранности имущества. Спикер добавила, что п. 1 ст.

302 ГК РФ неоднократно был предметом рассмотрения Конституционным Судом. По ее словам, действующее законодательство исходит из защиты собственников имущества, позволяет им истребовать его из владения добросовестного приобретателя спустя значительное время.

Таким образом, отметила Мария Беспалова, оспариваемая заявителем норма не противоречит положениям Конституции.

Первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Ирина Рукавишникова сочла, что в рассматриваемом случае право собственности на спорное жилье не перешло ни к М., ни к Евгению Мокееву.

Со ссылкой на ряд разъяснений высших судебных инстанций она упомянула возможность истребования имущества его первоначальным собственником путем подачи соответствующего виндикационного иска. Спикер добавила, что заявитель мог обратиться в суд с требованием к продавцу о возмещении убытков в связи с изъятием квартиры.

По ее мнению, п. 1 ст. 302 ГК соответствует положениям российской Конституции.

Как пояснил полномочный представитель Президента РФ в Конституционном Суде Александр Коновалов, права на недвижимое имущество продолжают принадлежать его первоначальному собственнику, который вправе истребовать его из владения добросовестного приобретателя, даже если право собственности на такой объект зарегистрировано за последним в ЕГРН.

При этом у приобретателя недвижимости сохраняется право предъявить требование о возмещении убытков за продажу вещи, обремененной правами третьего лица. Такая конструкция создает достаточно разумную и эффективную защиту имущественных прав и обеспечивает баланс прав собственника имущества и его добросовестного приобретателя.

По словам спикера, эта схема известна еще с римского права и зарекомендовала себя на протяжении длительного времени.

Тем не менее, заметил Александр Коновалов, на практике существует риск различных злоупотреблений правами участников сделок по отчуждению имущества, о чем свидетельствует и рассматриваемый случай. По его словам, отсутствие обязательного нотариального удостоверения сделок с недвижимостью снижает защиту участников сделок по ее приобретению.

Этому способствует, добавил спикер, и отсутствие в ЕГРН сведений о брачном имуществе. По его словам, есть и проблема реализации общей совместной собственности супругов при взыскании долгов с одного из них, особенно в банкротных отношениях.

Вместе с тем оспариваемая норма, по мнению полномочного представителя Президента РФ, не противоречит Конституции.

По мнению полномочного представителя Правительства РФ Михаила Барщевского, риски покупки жилья на вторичном рынке крайне высоки. Он отметил, что в рассматриваемой ситуации виноваты гражданин Г. и регистратор сделки, который должен был отвечать за проверку законности сделки, а заявитель не виноват в сложившейся ситуации.

Полпред Генпрокуратуры Вячеслав Росинский также высказался за конституционность оспариваемой нормы.

По его мнению, судебные решения по гражданскому делу заявителя полностью мотивированы и не противоречат сложившейся правоприменительной практике.

«Остается вопрос о справедливости последствий для имущественного положения Мокееева, в данном случае – при добросовестности его участия в гражданском обороте», – подчеркнул он.

По словам спикера, заявитель лишен права на всю спорную квартиру, включая и бывшую долю Г., а для восстановления своего права он должен избрать способы защиты, требующие серьезной юридической подготовки.

Следовательно, заметил Вячеслав Росинский, в правоприменительной практике все же существует проблема баланса прав собственников и добросовестных приобретателей, поэтому для ее решения необходимо привлекать всех участников цепочки сделки по отчуждению имущества при реализации последнего.

Полномочный представитель министра юстиции РФ Денис Новак также счел, что спорная норма соответствует Конституции, но перечислил ряд проблем в правоприменительной практике по обороту недвижимости. Среди последних, в частности, отмечено отсутствие в публичном доступе сведений о совместной собственности супругов.

В комментарии «АГ» представитель Евгения Мокеева в Конституционном Суде Сергей Матвиенко отметил, что суды общей юрисдикции неверно применили в деле его доверителя п. 1 ст. 302 ГК РФ, который должен был защитить его права, а не наоборот – лишать его права на жилье.

«Сначала гражданка Г. хотела взыскать неосновательное обогащение с М., но суд отказал ей в этом. Затем она безуспешно попыталась расторгнуть договор между М. и Мокеевым. Следует также учесть: на момент продажи Г.

Читайте также:  Судебные приказы будут выдавать ас

спорной квартиры он уже год был в разводе по решению мирового судьи. Мужчина не выплачивал кредит, а его бывшая супруга была поручителем, поэтому они не смогли договориться об урегулировании взаимных денежных претензий.

Надеемся, что КС РФ услышит нашу правовую позицию и примет решение в нашу пользу», – сообщил адвокат.

Конституционный суд запретил разведённым супругам отбирать квартиры у добросовестных покупателей

Покупая квартиру на вторичном рынке, мы не заглядываем глубоко в её историю и тем более не интересуемся личной жизнью его владельцев. Часто это бывает ошибкой.

Бывший супруг одного из предыдущих владельцев квартиры может оспорить сделку и потребовать долю в недвижимости, которая уже стала вашей.

Рассматривая подобное дело, Конституционный суд вступился за гражданина, у которого пытались отобрать половину квартиры из-за того, что бывшие супруги не смогли между собой договориться.

Конституционный суд встал на защиту владельца. 9111.ru

Действующие лица:

  1. Муж
  2. Жена
  3. Покупатель 1
  4. Покупатель 2

После развода Жена ушла от Мужа, оставив ему квартиру. Официального раздела имущества не было. Спустя время Муж продал квартиру Покупателю 1, а тот — перепродал её Покупателю 2.

Подумав, Жена решила, что её права нарушены, ведь квартира находится в совместно нажитом имуществе, раздела не было, согласие на сделку она не давала. Женщина пошла в суд, чтобы признать сделку недействительной и получить причитающуюся ей половину.

По решению суда Покупатель 2 должен был выделить женщине ½ квартиры. Доводы о том, что покупатель является добровольным приобретателем, а срок давности истёк были отклонены.

Однако новый собственник не согласился с подобным раскладом и дошёл до Конституционного суда, где смог оспорить п. 1 ст.

 302 ГК РФ, в котором говорится, что истребовать имущество у добровольного приобретателя можно, если оно выбыло из собственности бывшего владельца незаконно.

Конституционный суд отметил, что совместно нажитым имуществом признаётся недвижимость, купленная в браке, вне зависимости от того, на чьё имя она зарегистрирована.

Получается, что в ЕГРН может не быть данных о жёнах предыдущих владельцев.

Чтобы обезопаситься от описанных проблем, надо найти каждого собственника, поинтересоваться его семейным положением на момент продажи квартиры и выяснить, давала ли бывшая супруга согласие.

Напоминает расследование. Вероятно, что бывший владелец не найдётся или найдётся, но откажется отвечать на вопросы. А если владельцев было много?

КС уточняет, что «разумное и добросовестное» поведение покупателя не предполагает выяснения всей судьбы имущества. Опираться можно только на сведения из ЕГРН.

В сообщении КС говорится:

Бывший супруг, сведений о котором не имеется в реестре, должен сам контролировать сохранение за собой права на имущество и позаботиться о его своевременном разделе или хотя бы о внесении указания о себе как о сособственнике в запись о регистрации права

Если продавец квартиры не позаботился об этом заранее, то вся ответственность лежит на нём. Жена может направить иск Мужу, чтобы тот ей возмещал убытки.

Правда и мифы о деньгах в OK

Верховный суд признал недопустимой внесудебную блокировку личных счетов

Налоговики не вправе блокировать личные счета граждан во внесудебном порядке, такое прецедентное решение вынес Верховный суд.

Он счел, что при наличии долгов по налогам у индивидуального предпринимателя (ИП) фискальная служба не может в бесспорном порядке взыскать деньги с его счета, открытого в качестве физического лица, пишет «Коммерсантъ» со ссылкой на решения по двум спорам банка ВТБ с налоговиками.

Собеседник, близкий к ФНС, отметил, что в большинстве случае налоговики обращаются к приставам за взысканием средств с личных счетов, когда на расчетных счетах ИП нет средств, а внесудебные требования возникают тогда, когда они видят, что доходы уходят на счет физлица, а не ИП.

ВТБ отказывался блокировать личные счета ИП из-за налоговых долгов, возникших в связи с предпринимательской деятельностью. Инспекции направили в банк решения о приостановке операций по счетам двух россиян-предпринимателей: из-за неуплаченных 65 300 рублей страховых взносов и 2,1 млн рублей налоговой недоимки.

ВТБ заблокировал только счета, которые были открыты для ведения предпринимательской деятельности, не трогая счета, заведенные ими как физлицами.  Часть денег с личных счетов их держатели потратили, а ФНС оштрафовала ВТБ на 166 000 рублей за неисполнение требования службы.

Банк оспорил штрафы, суды трех инстанций поддержали доводы налоговых инспекций, а Верховный суд передал жалобы ВТБ в свою экономическую коллегию. Коллегия и вынесла решения в защиту физических лиц.

СМИ узнали о планах ФНС разработать новый налоговый режим для малого бизнеса

В своем решении Верховный суд отметил, что полномочия налоговиков в отношении ИП и физлиц имеют «принципиальные различия».  Инструкция Центробанка также устанавливает разные типы банковских счетов для ИП (расчетный) и физлиц (текущий).

  В бесспорном внесудебном порядке, разъяснил Верховный суд, инспекция может взыскать только налоги, которые возникли в связи с ведением бизнеса, и только с открытых для этого счетов. Для физлиц закреплен исключительно судебный порядок взыскания.

Даже отсутствие достаточных средств на предпринимательском счете не является основанием для обращения взыскания на личные счета, отметила коллегия Верховного суда.

Она сослалась на позицию Конституционного суда о том, что действия налоговиков по принудительному взысканию правомерны, если «не приобретают характер санкций», а также «не отменяют и не умаляют права и свободы человека и гражданина».

Закон ограничивает взыскание с граждан, обязывая оставить им и их иждивенцам средства не меньше прожиточного минимума, а также сохранить ряд пособий.

Но это невозможно при административной блокировке счета, поскольку банки не способны сами выяснить, какие суммы имеют исполнительский иммунитет и на что именно граждане тратят деньги, резюмировала коллегия.

«Я не очень удобный человек»: Анастасия Татулова о сложном положении бизнеса, работе омбудсменом и помощи государства

«Отрадно видеть позицию ВС «с человеческим лицом». Нечасто в нашем правовом пространстве высшие судебные инстанции в споре государства и гражданина поддерживают последнего», — сказала партнер КА «Юков и партнеры» Светлана Тарнопольская.

Заведующий бюро адвокатов «Де-юре» Никита Филиппов назвал подход Верховного суда «крайне важным для практики».  Он добавил, что подобные споры периодически возникают, но мало кто из банков доходит до высших судебных инстанций.

Защита граждан от внесудебного взыскания крайне важна, отметил Филиппов: суд может учесть многие нюансы, например, алименты и расходы на детей.

«ВС напомнил нижестоящим судам о необходимости соблюдения конституционных принципов законности и защиты прав личности, которые не могут игнорироваться по соображениям фискального интереса», — оценила решение партнер КПМГ в России и СНГ Галина Акчурина.

Нельзя ради взыскания налогов лишить человека средств к существованию «еще и во внесудебном порядке, просто по решению чиновника», отметила эксперт, тем более что фискальный интерес «все больше фокусируется на гражданах и их доходах».

«Это решение повышает доверие граждан к банкам и хранению денег в безналичной форме, напоминая об обязательном судебном контроле за взысканием собственности самой незащищенной части общества», — считает Акчурина.

Фискальные границы: почему введение цифрового налога неизбежно

По словам Тарнопольской, позиция Верховного суда сформулирована настолько четко и однозначно, что у налоговых органов не будет шанса ее проигнорировать в будущем. Она, отметила юрист, станет «мандатом для банков на защиту счетов клиентов».

Риски возможных злоупотреблений со стороны граждан, по мнению Филиппова, незначительны, так как у налоговиков остается возможность в судебном порядке обратить взыскание на имущество, использовать меры обеспечения и механизмы исполнительного производства.

По словам источника, близкого к ФНС, решение не носит прецедентного характера. Спор индивидуальный, и таких дел за три последних года по всей стране было всего 17. Их так мало, поскольку налоговики обращали взыскание на счета, открытые не для ведения предпринимательской деятельности, только если явно видели, что туда поступает коммерческий доход.

В обоих рассмотренных делах как раз были такие случаи. В одном предприниматель перевел на текущие счета деньги с расчетного счета до выставления решения о взыскании налоговиками, а в другом все поступления от третьих лиц сразу шли на карт-счет. На расчетном счете при этом ничего не оставлялось.

Почти 100% ситуаций, когда нет денег на счетах ИП, отправляются инспекциями на взыскание приставам, отметил собеседник газеты.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *